2001 год 13-15 февраля

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

13 февраля Шри Прахлад, Рукмини Прия и я прибыли из Москвы в Нью-Дели. Я проведу в Индии 10 дней, чтобы отдохнуть и восстановиться после нашего путешествия по России перед проповедническим туром по Африке. Проведя бесценный день во Вриндаване, я поехал на юг, в Удайпур, чтобы встретиться со своим сыном, Гаура Шакти дасом, и двумя его партнерами по бизнесу, Микки и Шерри Голдманами, приехавшими в Раджастан с деловыми и туристическими целями. Я немного опасался предстоящих пяти дней, которые мы должны были провести вместе, так как наши первые разговоры не заходили дальше обмена новостями и замечаний о погоде. Мики и Шерри старше меня; они родом из консервативных еврейских семей, и я чувствовал, что им немного не по себе рядом с кришнаитом в шафрановых одеждах. Но выяснилось, что у Кришны были на них планы, которые раскрылись в течение последующих дней.

Микки и Шерри спросили об интересных местах Удайпура и немного удивились моему подробному ответу. Я интересуюсь Раджастаном с давних пор, потому что его история в основном связана с вриндаванскими Божествами, большинство из которых были перемещены в Джайпур и Натхдвар в XVIII столетии из-за вторжения мусульман. Джаяпур был построен Махараджей Джая Сингхом II для защиты Божеств Шрилы Рупы Госвами, Шри Шри Радха-Говинды. По той же причине в Натхадваре возле Удайпура уже несколько столетий живет Божество Мадхавендры Пури, Шри Гопала (Шри Натхаджи).

В начале XIX века в своем дневнике «Хроника и древности Раджастана» британский полковник Джэймс Тодд описывает Удайпур как «самое романтическое и поражающее своим многообразием место на Индийском континенте». Даже сегодня Удайпур с его огромными дворцами, крепостями на холмах и прекрасными храмами выглядит так, будто он сошел со страниц книги сказок. Когда я предложил Микки и Шерри начать с Удайпурского дворца, они пригласили меня пойти с ними. Хотя этот дворец не представляет духовного интереса, я согласился, надеясь установить с ними более глубокие отношения и вдохновить их в сознании Кришны.

Мы осматривали внутренние покои дворца. Микки спросил, почему коридоры такие узкие и дверные проемы такие низкие; я объяснил, что они были сделаны так из стратегических соображений, чтобы можно было противостоять вражеским воинам, напавшим на дворец. Атакующие солдаты могли перемещаться по коридорам только по одному, и когда они нагибались, чтобы войти в комнату, это давало возможность дворцовой охране обезглавить их.

Когда мы ходили по знаменитой Комнате Зеркал, ко мне подошел молодой американец, обративший внимание на мою шафрановую одежду, и спросил, можно ли поговорить со мною. Он сложил ладони и произнес: «Хари Ом», а затем спросил, читал ли я «Бхагавад-Гиту». Я ответил, что читал; завязался оживленный разговор, во время которого мы спорили о том, является ли Бог личностью или же энергией. Микки и Шерри внимательно слушали мои доказательства в пользу существования Бога-Личности. Я воспользовался этой ситуацией и проповедовал скорее им, а не моему собеседнику-имперсоналисту. Хотя молодой человек не согласился со мною, мои аргументы произвели впечатление на Мики и Шерри, которые к концу дня начали задавать вопросы о духовной практике.Bечером за ужином мы обсудили несколько духовных тем, и благодаря этой беседе они смогли расслабиться в моем присутствии. В конце ужина Микки выразил сожаление о том, что в Америке к сознанию Кришны иногда относятся как к культу, хотя на самом деле это древняя религия. Возвращаясь домой, я подумал, что хотя сегодня я не прочел лекции перед сотнями преданных, как несколько дней назад в России, по крайней мере мне удалось убедить одного человека в подлинности сознания Кришны. Чанакья Пандит говорит, что благоприятны даже небольшие дозы духовного знания: «Пусть ни один день не проходит без изучения стиха: всего, половины или четверти, или хотя бы одной его буквы, а также без раздачи милостыни, без учебы или иного благочестивого поступка». («Нити-шастра». Глава 2 Стих 13).

Довольные вчерашней поездкой в Удайпурский дворец, Микки и Шерри спросили, куда можно было бы пойти сегодня. Я собирался посетить храм Шри Натхаджи в Натхадваре, около 50 километров к югу от Удайпура, и предложил им поехать со мной. Они с восторгом отнеслись к этой идее, потому что это место не входит в обычный туристский маршрут; однако вскоре я задумался о том, правильно ли поступил, пригласив их с собою. Как они, последователи иудаизма, отнесутся к поклонению Божествам?

Я решил объяснить им принципы поклонения Божествам перед отъездом. Когда мы ожидали автомобиля, который должен был отвести нас в Натхадвар, я спросил, считается ли в иудаизме материальный объект духовным, если он связан с Господом? Я привел пример со святым крестом в христианской вере, а также с вином и святой водой. Они, без сомнения, материальны по природе, но качественно считаются духовными, потому что их используют в служении Богу. Но Микки и Шерри не смогли вспомнить ничего похожего в их вере, пока я не предложил пример с Торой, священной книгой иудаизма. Я сказал, что это всего лишь бумага, но верующие почитают ее и из-за ее духовного содержания в своих домах и синагогах отводят ей в особое место. Они согласились со мною, и я объяснил, что в ведической традиции Божества вырезают из камня, мрамора или дерева, а после того, как их установят по предписанному священными писаниями обряду, они считаются неотличными от Бога.

Пытаясь разобраться с этой новой идеей, они сперва озадачились. Микки сказал: «Нас учили думать, что поклонение таким статуям - это идолопоклонство». Тут, к моему удивлению, заговорила Шерри: поскольку Бог есть везде, то почему бы Ему не находиться и в Божестве, и в то же самое время не быть ограниченным одной этой формой? Микки согласно кивнул головой. С уверенностью в том, что мои новые друзья совершили некоторый прогресс в сознании Кришны, я открыл дверь подъехавшего такси и вскоре мы ехали в Натхадвар.

Мики и Шерри очень понравилась экзотичная атмосфера Натхадвара, его цветные флаги, ленты и певцы шани, приветствующие тысячи паломников. Но я обратил внимание на то, что паломников было гораздо меньше, чем во время моего предыдущего визита в этот город три года назад. Очевидно, на количество паломников повлияло недавнее землетрясение в Гуджарате. Шри Натхаджи - это главное Божество для жителей Гуджарата, но после того, как, по официальным сведениям, из-за землетрясения погибли 30 000 человек (говорят, что их 100 000) и множество людей потеряли кров, из-за восстановительных работ, затрудняющих передвижение, большинство жителей Гуджарата сейчас не едут в паломничество в Натхадвар.

Когда мы подъехали к храму, произошло одно примечательное происшествие. Я остановился около одного магазина, чтобы купить небольшой серебряный сосуд для своих Божеств, и тут ко мне подошел бедный садху и протянул руку за пожертвованием. Обычно в подобных ситуациях я не даю пожертвований, но тут я смягчился и решил дать нищему 10 рупий. У меня не было мелких денег, и я попросил продавца разменять крупную купюру. К моему удивлению, он дал эту бумажку нищенке, которая в этот момент тоже подошла за подаянием. Без единого слова она засунула руку под свою старую одежду, достала стопку купюр и большой мешок с монетами и прямо на улице разменяла деньги!

Это напомнило мне наставление Шрилы Прабхупады по поводу обращения с индийскими нищими. Когда его ученики приехали в Индию в первый раз, они не знали, как реагировать на постоянные просьбы о деньгах от нищих и садху на улицах. Шрила Прабхупада сказал, что деньги можно давать только садху, и именно тем садху, которые молча сидят на земле, как это принято, и ждут милости от других.

Приблизившись к храму Шри Натхаджи, мы увидели множество паломников, ожидавших, когда откроются двери. Мужчины стояли на стороне одной половинки двери, женщины — на стороне другой. В этом храме принято, чтобы после открытия дверей паломники бежали вперед, старясь выбрать лучшее место. Женщины стоят впереди, мужчины - за ними.

Я сказал Микки и Шерри, что, когда двери откроются, каждый будет заботиться о себе сам и что им нужно приложить все усилия, чтобы попасть в храм и увидеть Божество. Встретимся снаружи после того, как закончится 30-минутный даршан. Я не мог предложить им ничего другого. По опыту я знал, что даршан Шри Натхаджи подобен трансцендентному футбольному матчу, когда в небольшом помещении тысячи паломников протискиваются вперед, толкая друг друга, чтобы увидеть Божество.

Как только протрубила раковина и открылись двери, тысячи женщин и мужчин ринулись вперед, чтобы получить даршан Шри Натхаджи. Шерри изумленно расширила глаза, когда толпа женщин неожиданно подхватила ее и понесла в храм. Когда в зал устремились на даршан мужчины, я схватил Микки за руку. Нас бросало и разворачивало то вперед, то назад - так все стремились к Кришне.

Зная, что у меня будет лишь несколько драгоценных мгновений, чтобы увидеть Шри Натхаджи, Божество Мадхавендры Пури, я выучил его молитву, обращенную к Господу, из «Чайтанья-чаритамриты». Это очень глубокая молитва, недоступная пониманию такого преданного-новичка, как я, но Шрила Рупа Госвами сказал, что если у нас нет стремления к чистому преданному служению, мы должны по меньшей мере желать, чтобы оно у нас появилось. Я решил, что в те несколько мгновений, когда я буду созерцать это удивительное Божество, я могу помолиться Ему в настроении Его самого возлюбленного слуги, учившего нас обращаться к Кришне без материальных мотивов. Когда я наконец увидел Шри Гопала, мне удалось недолго постоять на месте со сложенными руками и прочесть перед Ним молитву:

айи дина даярдра натха хе

матхура натха кадавалокьясе

хридаям твад алока катарам

дайита бхрамьяти ким карому ахам

«О мой Господь! О самый милостивый учитель! О правитель Матхуры! Когда я снова увижу Тебя? Из-за невозможности видеть Тебя мое измученное сердце отчаянно бьется. О возлюбленный Господь, что же мне теперь делать?» («Чайтанья-чаритамрита», Мадхья-лила. 4.197)

В этой молитве Мадхавендра Пури молится в настроении разлуки, самой возвышенной любви к Господу. Немногие способны на такую любовь, но, без сомнения, она может прийти, если строго следовать указаниям Шрилы Прабхупады. Однажды я задал ему вопрос о чувстве разлуки. В 1974 году Прабхупада приехал во Францию, в Новый Майяпур, и дал нам даршан на лужайке около веранды. Он говорил о том, что благодаря глубокой любви к Господу чистый преданный видит Кришну везде. Закончив лекцию, он приготовился отвечать на вопросы. Я поднял руку и спросил: «Шрила Прабхупада, если чистый преданный видит Господа везде, то почему Господь Чайтанья, в Его настроении преданного, говорит в молитве «Шикшакштака», что страдает от разлуки с Кришной?» Шрила Прабхупада очень долго, целую вечность смотрел на меня, а потом сказал: «Это трудно объяснить, но когда-нибудь ты поймешь».

Шрила Прабхупада, мне всё еще далеко до этого понимания, но я верю, что, если я буду служить твоим лотосным стопам, всё это в должное время откроется передо мной.

Моя короткая медитация на Шри Гопала прервалась, когда сотни преданных неожиданно вынесли меня и Микки обратно на каменные ступеньки у входа в храм. Приводя себя в порядок, я с беспокойством поглядывал на Микки, пытаясь понять, как далеко в духовном отношении он продвинулся после первого даршана Господа. Одергивая майку, приводя в порядок помятую одежду, он посмотрел на меня и с удивленным выражением лица сказал: «Я выбрался!» Это была не совсем та реакция, на которую я надеялся.

Через несколько минут из храма с довольным выражением лица вышла Шерри. Широко улыбаясь, она сказала: «Махараджа, мне досталось немного святой воды, и еще я съела эти маленькие зеленые листики, которые дал мне священник!» По дороге к машине она с восторгом рассказывала, как оказалась «прямо перед Божеством», и начала подробно описывать, каким Он был красивым. Когда она описала Его огромные глаза, чарующую улыбку и необычную позу, «изогнутую в трех местах», я улыбнулся, вспомнив свои опасения о том, что она с мужем может не принять понятие о Божестве. Всего несколько дней назад они приехали в Индию как обычные туристы, но по милости Господа они уже начали понимать некоторые аспекты Его красоты.

смерамбханги трая паричитам шачи виштирна дриштим

вамши ньястадхара кишалаям уддвалам чандракена

говиндакхьям хари танум итах кеши тиртхапакантхе

ма прексисхас тава яди сакхе бандху санге сти рангах

«Мой дорогой друг, если ты действительно привязан к своим мирским друзьям, то не смотри на улыбающийся лик Господа Говинды, когда Он стоит на берегу Ямуны в Кеши-гхате. Посылая взгляды в разные стороны, Он подносит к Своим губам флейту, похожую на только что распустившуюся ветвь дерева. Его трансцендентное тело, изогнутое в трех местах, сияет в лунном свете». («Чайтанья-чаритамрита». Ади-лила. 5.224).