2001 год 20-23 февраля

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

«Пусть мои глаза наполнятся блаженством при виде красоты Вриндавана. Пусть мой разум утонет в нектарном океане Вриндавана. Пусть мое тело придет в беспокойство от стремительных потоков экстатичного блаженства, пусть оно начнет кататься по земле Вриндавана. Я хочу упасть, подобно трости, и приносить свои почтительные поклоны всем жителям Вриндавана». («Вриндавана-махимамрита». Введение. Текст 14).

***

Наша небольшая группа паломников прибыла во Вриндаван рано утром 20 февраля. После всего, что я рассказал им об этой святой дхаме, Микки и Шерри широко открытыми глазами смотрели на представшее перед нами уникальное зрелище. По узким улочкам, уставленным рядами глиняных горшков, грудами овощей, заваленным сеном и коровьими лепешками, медленно тянулись запряженные быками повозки. Садху с тилаками различных сампрадай на лицах счастливо шли на встречу с Кришной в один из 5 000 вриндаванских храмов. Сновали обезьяны, занятые своими вечными шалостями. Яркие краски многочисленных базаров; воздух наполнен звуками храмовых колокольчиков и приветствиями жителей: «Джая Радхе!».

Конечно, это духовная обитель, но я беспокоился, что Микки и Шерри обратят основное внимание на материальный покров дхамы, который отталкивает от нее обычных туристов. Везде бродят свиньи и собаки, переполненные канавы испускают зловоние, всё покрыто пылью, громкий шум тракторов, машин и трехколесных мотороллеров смешивается с трансцендентными звуками дхамы. В зависимости от уровня сознания здесь можно видеть либо материальное, либо духовное бытие. Однажды Шрила Прабхупада шел с учениками по Вриндавану и говорил о его трансцендентном величии. Его описание было таким подробным, таким живым, что преданные убедились - он видит игры Господа собственными глазами.

Один ученик вежливо прервал его и сказал, что, несмотря на замечательный рассказ Шрилы Прабхупады, он видит только рикшей, старые здания, сточные канавы, свиней и собак. Шрила Прабхупада улыбнулся и объяснил ученику, что тот не может видеть духовную природу дхамы, потому что у него в глазу «соринка». Тогда ученик начал тереть свои глаза, чем рассмешил Прабхупаду. Шрила Прабхупада сказал: «Нет, это не поможет. Эта соринка - твои материальные желания. Когда ты очистишь от них свое сердце, ты увидишь Вриндаван таким, какой он есть».

В каком-то смысле Микки и Шерри посетили Вриндаван как паломники. Хотя они ехали в Индию как туристы, их больше не интересовали обычные места туризма. По дороге во Вриндаван они посетили главную достопримечательность туристов в Индии - Тадж-Махал. Но после приезда во Вриндаван они тут же почувствовали разницу. Около комплекса Эм-Ви-Ти, где они собирались остановиться, Микки дал свою первую оценку Вриндавану: «Тадж-Махал мертв по сравнению с Вриндаваном. Здесь особая атмосфера!»

Первый даршан Божеств мы получили в самадхи Шрилы Прабхупады. Пока они рассматривали сложный дизайн здания самадхи, я сел перед большим бронзовым мурти моего духовного учителя, как делаю всегда, когда приезжаю во Вриндаван, и отчитался о своем преданном служении со времени моего последнего визита. Я рассказал о своих успехах и неудачах в недавней проповеди по России. Я смог посетить более 20 храмов и вдохновить преданных в служении Господу, но опять, в который уже раз, не смог очистить свое сердце от материальных желаний, которые мешают мне нести чистое преданное служение Господу. Я сообщил о своих планах в служении до следующего месяца Карттика, во время которого я снова приеду во Вриндаван, и попросил у Шрилы Прабхупады благословения. После даршана Радхи-Шьямасундары мы сели на рикшу и поехали в город к храму Радхи-Дамодары, в котором я продолжил рассказывать Микки и Шерри о том, как Шрила Прабхупада поехал проповедовать на Запад. Эта история так тронула их сердца, что, когда Шри Прахлад вел киртан в комнате Шрилы Прабхупады, они с энтузиазмом пели Харе Кришна вместе с нами. Они пели святые имена впервые, и мне показалось, что это - начало конца их материальной жизни.

«О Господь, действительно ли Твое безличное духовное сияние не всегда присутствует повсюду? Пусть так, но признание этого факта не может сорвать даже один-единственный крошечный листок с древа повторяющихся рождений и смерти. С другой стороны, в то мгновение, когда язык начинает произносить Твое святое имя, оно полностью, до самых корней, разрушает это древо. Какому же из двух Твоих аспектов следует служить?» («Рупа Госвами. Падьявали»)

Вечером мы приехали в храм Враджа-мохана, Божества Шрилы Нароттама даса Тхакура. После киртана Микки повернулся ко мне и сказал, что, как он слышал, Враджа-мохан является для меня особым Божеством. Я ответил, что это правда и что я помогаю восстанавливать этот храм. Я добавил, что помогающие мне ученики из России недавно пожертвовали более 1 000 долларов на окраску храма и пошив трех новых одеяний для Божества. Я объяснил Микки, что в этом заключается смысл поклонения Божествам: оно позволяет нам совершать личное, сокровенное служение Господу. Глядя на Враджа-мохана, Микки сказал: «Думаю, теперь я это понимаю». Когда мы выходили из храма, Микки задержался, и я вернулся в храм за ним. Я увидел его рядом со священником. Он протягивал ему 100-долларовую бумажку, указывая на Божество и показывая, что деньги предназначены для Него.

21 февраля мы посетили другие известные храмы. Когда утром мы пошли в город, я не увидел Шерри и спросил Микки, пойдет ли она с нами. Он улыбнулся и показал на группу сопровождающих нас женщин. Я увидел среди них Шерри в шелковом сари и с бинди на лбу. Целый день она ходила с покрытой головой и предлагала поклоны всем Божествам в храмах, которые мы посетили, со сложенными руками и какими-то молитвами. Я тоже молился этим Божествам, восхищенный Их могуществом, изменившим сердца моих спутников. Пратима наха туми-сакшатвраджендра-нандана - «Дорогой Господь, Ты не изваяние, Ты - сын Махараджи Нанды» («Чайтанья-чаритамрита». Мадхья-лила. 5.97.

22 февраля был день явления Господа Шивы; в этот день я решил совершить паломничество к холму Говардхану в одиночестве. Особенно мне хотелось посетить храм Чакалешвара-Махадевы - знаменитый храм Господа Шивы на берегу озера Манаси-Ганга. Это один из главных храмов Шивы во Вриндаване. Гаудия-вайшнавы не поклоняются Господу Шиве как полубогу, но стремятся получить у него прибежище как у величайшего преданного Господа. Например, мы просим у него разрешения войти во Вриндаван, потому что он охраняет это священное место.

Когда я пришел в храм Чакалешвар-Махадевы, то обнаружил там более 100 сидящих перед шива-лингой браджабаси, с энтузиазмом исполняющих бхаджан. Один преданный играл на гармонии, воспевая славу Чакалешвара-Махадевы, другой громко бил по мриданге, остальные играли на караталах. Все по случаю праздника были в ярких одеждах. На мужчинах были белые или желтые дхоти и широкие красные, голубые или зеленые пояса. Одетые в яркие сари женщины счастливо танцевали за спинами поющих. Они заметили меня, пропустили вперед и усадили в середине. Я не знал слов этого бхаджана, но просидел там более часа, очарованный происходившим и моля Господа Шиву о милости.

Из храма Чакалешвара-Махадевы я пошел к Уддхава-кунде, где Уддхава молился Господу о том, чтобы родиться травинкой и получить милость жителей Вриндавана, чьи лотосные стопы ходят по этой священной земле. Во время Карттики пожилой пуджари, преданный с очень чистым сердцем, дал мне старую шалаграма-шилу, и теперь я нес ему пожертвование для храма. Он увидел меня, улыбнулся и подозвал к себе. Когда я дал ему деньги, он очень удивился и тут же повернулся к алтарю с Радха-Кришной и начал говорить Им: «Тхакурджи, посмотри, какая милость пришла! Смотри! Теперь у Тебя будут новые одежды! Этот преданный принес Тебе пожертвование. Смотри, Тхакурджи!» Я смотрел на его столь личностное общение с Божеством и желал, чтобы когда-нибудь у меня установились такие же отношения с моими Божествами.

Он продолжал разговаривать с Ними, описывая, как Они смогут использовать эти деньги, а я тихо предложил поклоны и повернулся, чтобы уйти. Когда пуджари увидел, что я собрался уходить, он быстро схватил меня за руку и попросил подождать. Он подошел к алтарю, взял маленькую говардхана-шилу, вернулся и положил Его мне в руку. Я вежливо отказался и сказал, что у меня уже есть говардхана-шила. Но пуджари не слушал меня. Глядя на шилу, он сказал: «Разве ты не видишь? Он хочет пойти с тобой! Он больше не хочет оставаться здесь. Он хочет пойти с тобой».

Честно говоря, я ничего не видел, но у меня было странное чувство, что пуджари действительно может видеть это. Я подумал: «Это особенный день, особенное место, и этот пуджари кажется особенным преданным. Вероятно, мне следует принять эту шилу». Когда я присмотрелся к Божеству, то увидел, что Оно также очень особенное. Темного, красновато-коричневого цвета, с необычными прожилками белого кварца на голове, образующими корону. Оно было великолепно.

Пуджари настаивал и мягко отчитывал меня: «Прабхуджи, Он хочет пойти с тобой. Ты собираешься отказать Ему?» Глядя на пуджари, я ответил: «Нет, прабху, я не стану отказываться. Раз ты говоришь, что Он хочет пойти со мной, то я принимаю Его». Когда мы - я и шила - уходили, пуджари остался стоять и радостно махал нам на прощание. Какую удивительную милость можно получить на трансцендентной земле Вриндавана! Какая великая удача пришла ко мне сегодня во время моего одинокого пути вдоль подножия холма Говардхана!

«О брат, какие радости ты еще не испытал в этом мире рождения и смерти? Какую славу и почет ты еще не получил в этом мире учености, благотворительности и жертвоприношений? О друг, сегодня просто прими всё благо, что приходит само собой, стремись видеть в других достоинства, а не ошибки, не стремись к славе и оставайся в неизвестности и тени и в одиночестве ходи, не останавливаясь, по прекрасному вриндаванскому лесу» («Вриндавана-махимамрита». Глава 2. Стих 14).

Остаток дня я провел в мандире Шрилы Рагхунатхи даса Госвами, повторял там мантру и читал. Вечером я вернулся во Вриндаван, чтобы подготовиться к отъезду в Африку, назначенному на следующее утро. Когда я приехал, меня навестили Микки и Шерри. Они спросили, что я сегодня делал, и я рассказал, что ходил к холму Говардхану и на Радха-кунду. Судя по всему, преданные уже рассказали им об этих местах, и они огорчились, что завтра им нужно уезжать, а они так и не побывали там. Видя, как они хотят съездить туда, и понимая, что посещение этих мест довершит успех их путешествия по Индии, я предложил им заехать на Радха-кунду по дороге в делийский аэропорт.

Рано утром я, Гаура Шакти, Микки и Шерри сложили наши вещи в автомобиль марки «Тата Сумо», который должен был отвезти нас в аэропорт. Я стал испытывать разлуку с Вриндаваном уже в тот момент, когда укладывал вещи в багажник.

«Желаешь пить: свободно текущие ручьи наполнены чистой, сладкой, как нектар, водой. Хочешь есть: сухие листья с деревьев - это самая вкусная пища, которую только можно пожелать. Порывы теплого ветерка именно такие, как хотелось бы. Где жить: для этого существуют чистые горные пещеры и другие подходящие места. Увы! Увы! Какое несчастье обрушилось бы на меня, пожелай я покинуть Вриндаван!» («Вриндавана-махимамрита». Глава 1. Стих 15)

Есть только одна причина уехать из Вриндавана - проповедь сознания Кришны в других странах. Чтобы с помощью этой проповеди получить право жить во Вриндаване и в один прекрасный день увидеть его истинный лик.

«Теперь, когда Господь Чайтанья, чье сердце наполнено милостью, сошел в этот мир, живые существа, которые никогда не практиковали йогу, медитацию, повторение мантр, аскез, не придерживались различных ограничений Вед, не изучали Веды, не совершали духовной деятельности, не воздерживались от греха, - все они без труда могут обрести самую бесценную цель жизни. Теперь, когда в этот мир пришел невероятно могущественный Господь Чайтанья, спасены и непреклонны в вере павшие в ревущую реку корыстных поступков материалисты, расплавились даже огромные камни, и даже те, что отдали свои сердца йоге, танцуют в экстазе любви к Кришне. Весь мир неожиданно затопился водами нектарного океана чистой любви к Кришне. Сейчас нам явлены чудесные признаки экстатичной любви, ранее никому не ведомые. Всё это вдруг проявилось сейчас, когда Господь Кришна пришел в сияющем, как золото, воплощении» («Чайтанья-чандрамрита». Глава 12).

Мы немного опаздывали, но Микки и Шерри решили обязательно увидеть холм Говардхан и Радха-Кунду. После короткого даршана Господа Гирираджа мы поехали к Радха-Кунде, самому священному месту на земле. Радха-кунда, расположенная в маленькой деревушке, может открыться только возвышенным душам, чьи глаза омыты слезами любви к Господу. Начинающие преданные способны благодаря изучению шастр понять лишь часть величия этого места, но непреданные будут лишь сбиты с толку, пытаясь понять, почему преданные стремятся посетить Шьяма-Кунду и Радха-Кунду, два небольших пруда у подножия холма Говардхана. Но я видел, что в случае с Микки и Шерри нет причин беспокоиться об этом. Они стремились увидеть Радха-Кунду и считали, что это особая милость. Они были очарованы преданными и, без сомнения, самим Господом. Можно ли найти туристов, которые получили бы даршан у Шри Натхаджи в Натхадваре, Шри Шри Радха-Говинды в Джайпуре и Шри Шри Радха-Шьямасундары во Вриндаване? Что за туристы в течение 10 дней едят только махапрасад Господа? Какие туристы получают возможность отдать свои тяжелым трудом заработанные деньги Враджа-мохану, возлюбленному Божеству Шрилы Нароттама даса Тхакура? Накопившаяся благодаря этому милость проявилась в благоговении и почтении, с которыми Микки и Шерри подошли к Радха-Кунде и окропили свои головы ее священными водами.

Возвращаясь к машине, Микки сказал мне:

- Махарадж, вы были так добры к нам на протяжении этих 10 дней в Индии. Особенно вы и Шри Прахлад, когда так подробно отвечали на все наши вопросы. Но у меня остался еще один вопрос, и в этот раз я опасаюсь, что никто из вас не сможет на него ответить!

 

Подумав, что, несмотря на всю доставшуюся ему милость, в уме Микки остались сомнения, я спросил:

- Что за вопрос, Мики?

- Как я смогу рассказать обо всем этом своим друзьям, когда вернусь? - спросил Микки. - Как передать словами все увиденные нами чудеса, всё, что мы делали? Как рассказать о Вриндаване тем, кто никогда не встречался с преданными, подобным вам?

 

Я ответил:

 

- Это нелегко, Микки. Но преданные Господа носят Вриндаван в своих сердцах, и куда бы они не поехали, они делятся этой милостью с другими. В частности, мой духовный учитель привез Вриндаван на Запад. Когда люди читают его книги, они понимают, какая особая милость ожидает их здесь.

 

Мы сели в машину; все испытывали опустошение. Мы ощущали, что уезжаем из своего настоящего дома. Когда мы выехали из Враджа, Микки и Шерри оглянулись назад. Заглянув в их глаза, я понял, что они еще вернутся сюда.

«Я не могу добраться до дальнего берега огромного нектарного океана великолепия Вриндавана. Кому это под силу? И всё же сейчас я войду в этот океан, потому что люблю Вриндаван. Молюсь, чтобы это усилие увенчалось успехом и принесло благоприятные результаты. И днем и ночью я прославляю Вриндаван, наполненный чудесными играми Шри Шри Радхи и Кришны, чудом сладости, высшим нектаром Господа Хари, сладчайшим и самым прекрасным благом и добродетелью, перечислить которые не под силу Ананта-шеше, Шиве и другим. Думай о Вриндаване с любовью. Катайся в его пыли. Горячо люби его. Ублажай его движущихся и неподвижных жителей. Поклоняйся месту рождения Шри Радхи. Всем сердцем прими убежище в Шри Вриндаване, самом лучшем из всех святых мест» («Вриндавана-махимамрита». Глава 1).