Глава 4. Словно на военном параде

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

Всю ночь, пока наш поезд мчался по Сибирской земле, я ворочался с боку на бок и не мог нормально отдохнуть. Несколько раз я просыпался и смотрел в окно. Хотя стояла абсолютная темнота, ей противостоял белый снег, который как бы освещал холодный зимний пейзаж. Иногда за окном мелькали деревни, и я видел огоньки в окнах маленьких деревянных домов. Наш транссибирский экспресс останавливался и принимал пассажиров только в больших городах. Несколько раз я видел на платформах собак, занятых поисками пищи. У них густой мех, похожий на зимнюю шубу, но меня всё же удивило, что им удалось пережить недавние сильнейшие морозы. Люди на улицах торопливо перебегали из одного места в другое, не в силах вынести стужу.

С одной стороны, мелькающие за окном пейзажи выглядят очень красиво. Но именно так и действует майя: она кажется привлекательной, но на самом деле ее задача - причинять нам страдания. Господа Шиву называют Рудрой, а его супругу Дургу, которая контролирует тюрьму материального мира, иногда называют Рудрани, что означает «та, что заставляет постоянно плакать». Однажды секретарь предложил Шриле Прабхупаде, который очень нуждался в отдыхе, пожить в шале (сельском домике) в снежных горах Швейцарии. Шрила Прабхупада провел там всего несколько дней и захотел уехать оттуда, назвав это место «белым адом».

В полдень наш поезд подъехал к железнодорожной станции города Красноярска. Через несколько мгновений у дверей моего купе появился крепко сложенный мужчина лет за сорок и предложил мне в коридоре свои поклоны. Он громко произнес: «Шрила Гурудева, добро пожаловать в Красноярск!» Он представился моим учеником, Гуру-вратой дасом, президентом местного храма. Через мгновение его ребята собрали весь мой багаж и аккуратно составили его на платформе около поезда. Потом он проводил меня, Шри Прахлада, Рукмини, Уттамашлоку, Джананивасу и четырех сопровождающих нас матаджи к машинам, ожидающим у вокзала. Приблизившись к ним, мы обнаружили четыре красивых автомобиля, припаркованных в аккуратный ряд, и сосредоточенных водителей у их дверей. Не прошло и нескольких секунд, как наши вещи были погружены в багажники и мы тронулись с места! Всё происшедшее походило на хорошо спланированную военную операцию. Это напомнило мне комментарий Шрилы Прабхупады к 30-му стиху 3-й главы «Бхагавад-гиты», где он говорит: «Этот стих ясно показывает цель «Бхагавад-гиты». Господь учит, что каждый должен обрести сознание Кришны в полной мере, чтобы выполнять свой долг так, как если бы он был подчинен военной дисциплине». В машине я спросил у Гуру-враты, служил ли он в армии. Он улыбнулся и ответил своим звучным голосом: «Да!» Он сказал, что был личным водителем и помощником командира батальона. Это объяснило военную точность, с которой он подобрал отряд, встретивший нас на железнодорожной станции. Мы приехали на квартиру и после быстрого омовения и нескольких минут, уделенных этому дневнику, опять поехали, на этот раз на большую проповедническую программу. По дороге я расспросил Гуру-врату о Красноярске и нашей проповеди в нем. Он сказал, что этот город, который находится буквально в центре Сибири, населяет более миллиона жителей. При храме живут всего 12 преданных, но зато он имеет очень большую и активную общину прихожан. Здесь более 12 центров нама-хатты. Гуру-врата похвалил регионального секретаря этой области, Лакшми Нараяну даса, ученика Ниранджаны Свами, за успешную всеохватывающую проповедь в этом регионе. Во время своих путешествий с семинарами о сознании Кришны Лакшми Нараяна прабху сделал много людей преданными. Когда мы вошли в зал, я собственными глазами увидел результаты его усилий: нас ждали более 500 счастливых преданных! Я не был готов к такому удивительному зрелищу. Сам зал был ярким и красивым, по российским стандартам. Но настоящий свет исходил от сияющих преданных. Я вспомнил историю о том, как Шрила Прабхупада переходил улицу в Лондоне и полицейский схватил за руку его ученика и сказал: «Смотри! Этот человек сияет!» Когда я шел мимо преданных к сцене, они расступались и кланялись мне. Я чувствовал себя недостойным таких почестей и вспоминал фотографию с подобной сценой, где Шрила Прабхупада идет к храму и со всех сторон преданные предлагают ему почтительные поклоны. Я думал: «Шрила Прабхупада, все они - твои дети. Позволь мне помочь тебе, привести их к твоим лотосным стопам». Вскоре я рассказывал со сцены о первом визите Шрилы Прабхупады в Москву в начале 70-х годов, и о том, как благодаря лишь одной его милости сознание Кришны встретило в России такой огромный успех. Я рассказал преданным, как в конце 1980-х я в замаскированном виде несколько раз посетил Москву. В те дни там было всего около 50 преданных, и я даже представить не мог, что наше Движение расширится при тех суровых преследованиях со стороны коммунистического правительства. Брахмананда прабху однажды признался, что когда-то в самом первом центре ИСККОН в Нью-Йорке, на Второй авеню, 26, он и представить себе не мог, что сознание Кришны выйдет за границы Бауэри! Но у Господа Чайтаньи и Шрилы Прабхупады свои планы на распространение нашего Движения по всему миру, и именно поэтому я увидел в глубокой сибирской глуши пять сотен сияющих преданных! Мы провели киртан, и я дал лекцию о славе Господа Чайтаньи и святого имени. Я был доволен ею, но позднее Джананиваса заметил, что в зале было очень много людей, выглядевших интеллектуалами. Я думаю, он намекнул на то, что лекцию для них стоило сделать более глубокой. Когда на следующий день я спросил Уттамашлоку о том, была ли вчерашняя лекция доступной для аудитории, он тоже заметил, что обычно мои лекции простые. Он не имел в виду ничего обидного; но, услышав от этих двух учеников, что моя проповедь «простая», я почувствовал легкий дискомфорт. Я действительно никогда не был интеллектуалом; я также не настолько продвинут, чтобы давать такие же лекции, как Бхакти Чару Махараджа или Радханатха Свами. Обычно видно, что преданные довольны моими лекциями, но я принял замечания Уттамашлоки и Джананивасы как сигнал Господа и принял решение заняться более глубоким изучением философии, чтобы стать хорошим лектором. Я также должен стремиться стать более чистым, потому что от чистоты зависит сила проповеди. Если наши мысли хотя бы немного затронуты материальными желаниями, то, без всякого сомнения, передаваемое нами послание Господа потеряет свою привлекательность. Шрила Прабхупада, пожалуйста, помоги мне обрести квалификацию. Путешествия и проповедь - мои главные служения тебе!