Глава 6. Морозы Иркутска

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

Рано утром мы приехали на железнодорожный вокзал Красноярска, чтобы сесть на поезд до Иркутска и отправиться в 24-часовое путешествие на восток. Черная ночь и обжигающий холод в сочетании со скудным освещением на перроне создавали какую-то жуткую атмосферу. Из старых громкоговорителей раздавались громкие, резкие объявления для пассажиров, ожидающих свои поезда. В холоде люди передвигались быстро. Ни одной улыбки, минимум разговоров. Старый вокзал, почти не изменившийся со времени постройки. Вся эта картина вполне могла быть взята из 1940-х годов. Через некоторое время к перрону тяжело подъехал наш древний поезд; мы заняли свои места. Милостивые преданные вновь купили нам билеты в вагоне первого класса. Места были удобные, но в моем купе обнаружились первоклассные блохи, с восторгом воспринявшие мое появление. У нас был общий интерес - мое тело, и к концу дня благодаря своей численности они победили и стали главными хозяевами.

С раннего утра до вечера я разбирался со своей почтой. По воле судьбы в моем купе была исправная электрическая розетка, к которой я смог подключить свой компьютер. Я напряженно работал, отвечая на 132 письма в моем почтовом ящике. К 11 часам вечера я ответил на все письма. Считаю это большим достижением; я работал над этими письмами с ноября. Я лег спать и увидел интересный сон. В нем я подслушал разговор каких-то воров о том, где они спрятали клад с драгоценными камнями. На следующий день я и несколько преданных пошли в лес, чтобы разыскать этот клад. Со мной были Варанаяка и Гауранги даси. Мы пришли к заброшенному дому и вошли в него. Я поднял половые доски и нашел огромный сундук с камнями. Это был цветной сон. Мы достали камни и были потрясены сиянием жемчужных ожерелий, изумрудов и рубинов. Гауранги сказала, что нам больше не нужно будет собирать средства для польского тура и что нам следует забрать эти драгоценности. Но Варанаяка сказал, что это опасно - воры могут нас найти. К изумлению Гауранги, я закрыл сундук и сказал: «Давайте не будем рисковать». И проснулся.

Поезд ехал по Сибирской земле, а я лежал на своей койке и думал об этом сне. Возможно, его вызвала постоянная необходимость собирать нужную для польского тура сумму, и она давит меня пять месяцев в году. Средства собираем только я и еще одна-единственная преданная, моя ученица Расамайи даси. Кроме долга странствующего проповедника сбор средств - еще одна моя обязанность. Мы приехали в Иркутск в два часа утра. На платформе нас встречала группа преданных. Мне не пришлось гадать, почему они не поют: неоновое панно на улице показывало температуру 32о ниже нуля! Преданные вошли в вагон, взяли наш багаж и помогли нам выйти из поезда.

По дороге в загородный дом я спросил их, чем известен Иркутск?

Преданные улыбнулись и ответили хором: «Морозами!» Они сообщили мне, что несколько дней назад здесь стоял 54-градусный мороз. Я спросил, как чувствует себя человек в такой холод? Они ответили, что мороз такой сильный, что людям приходится принимать особые меры защиты. На открытом воздухе следует защищать глаза, иначе они пострадают. Начинает кровоточить кожа. Нужно соблюдать осторожность даже в лесу, потому что при такой температуре трескаются ветви на деревьях! Местные люди научились искусству выживания. В окна вставляют по три оконные рамы, многие дома соединены между собою подземными туннелями, чтобы не нужно было выходить на улицу. Во время сильных морозов город замирает, останавливается общественный транспорт, не работают взрослые и не ходят в школу дети.

Мы всего в 200 км от Монголии. Поскольку я никогда там не был, то спросил у преданных, можно ли поехать туда проповедовать. Они ответили, что это возможно, но нужно особая виза. Недавно В Монголию ездил Лакшми Нараяна Прабху, региональный секретарь в Сибири, и «сделал» там несколько преданных.

Мы приехали в красивый загородный дом бхакты Андрея. Он преуспевающий бизнесмен и активный член местной ятры. Войдя в дом, мы сели, и, хотя было всего четыре часа утра, я поговорил с некоторыми преданными. Вскоре ко мне привели моего ученика, Гуна Аватару даса, победителя последнего рождественского марафона. Преданные, не скрывая своих чувств, гордились им - и имели на это полное право, потому что он во время сильнейших морозов распространил на улицах Иркутска 500 больших книг. Я поблагодарил его за служение и поговорил с преданными о великом служении - распространении книг. Я упомянул, что сам распространял книги почти 10 лет и если бы у меня появилась возможность, то я с радостью посвятил бы этому служению всё свое время. Кажется, Гуна Аватара - эскимос по происхождению. Мы находимся рядом с границей восточной России, недалеко от Японии. Севернее живут эскимосы. Они в совершенстве овладели искусством выживания на этой холодной земле. Их чумы известны всему миру. Вечером Уттамашлока сказал мне, что один из учеников Прабхавишну Свами, Вичитравирья дас, - тоже эскимос по национальности. Его род счел его самым достойным и послал учиться в большой город, чтобы потом он вернулся и помогал своему народу. Они собирали деньги несколько лет и, когда ему исполнилось восемнадцать, проводили его как надежду всего рода. Но вскоре после приезда во Владивосток он встретился с преданными и присоединился к нашему Движению. Через некоторое время он навестил свою деревню - в дхоти и с тилакой. Его сородичи были очень удивлены, но после его проповеди одобрили его новую веру.

В пять часов мы прилегли отдохнуть и в восемь часов поднялись, чтобы совершить нашу садхану. Потом мы еще немного отдохнули и в три часа дня поехали на программу для местных преданных.

По дороге к городу мы миновали озеро Байкал, жемчужину Сибири. Это озеро, глубиною почти 10 километров, является самым глубоким пресноводным озером в мире. В Сибири это место туризма, но я так и не понял, что же привлекает сюда людей. Всё, что мы увидели, была замерзшая вода, покрытая метровым слоем снега! Единственным, что привлекло мое внимание, были автомобили, стоявшие прямо на льду! Вода при здешнем холоде замерзает настолько, что выдерживает даже вес автомобиля! Преданные рассказали, что ежегодно весною, когда начинает таять лед, тонут несколько машин с рыбаками внутри. Я бы назвал это мгновенной кармой. Въехав в город, мы пересекли несколько районов с деревянными домами, построенными более 200 лет назад. Многие украшены сложной деревянной резьбой по фасаду - редкая роскошь в России. Во время эры коммунизма при постройке большинства домов в этом городе считали за правило сделать их как можно скромнее.

Войдя в зал, я вновь изумился количеству ожидавших нас преданных. Их было более 400; некоторые приехали на эту программу за 1200 км.

Поскольку ранее Джананиваса заметил, что на этих программах собирается много интеллектуалов, я решил говорить о сознании Кришны с научной точки зрения. Я приводил одно за другим высказывания Шрилы Прабхупады, подчеркивая, что жизнь происходит из жизни. Также я говорил о существовании Бога и происхождении Вселенной. Мысли приходили легко, цитаты из шастр вспоминались сами собой. Называя Кришну источником всего сущего, я сказал, что мы, Его неотъемлемые частицы, не можем не служить Ему. Я завершил лекцию так, как всегда: прославил воспевание святого имени - самый простой и самый возвышенный способ понять Верховного Творца, Бога. По завершении лекции раздались аплодисменты.

Вдохновленный словами о славе святого имени, Шри Прахлад провел один из лучших киртанов, которые мне довелось услышать. Он начал в медленном ритме, постепенно включая свои красивые мелодии, и завершил киртан экстатичным крещендо. Преданные были счастливы. Я обратил внимание на 10-летнюю девочку в голубом, которая пела с огромным вдохновением. Я заметил ее с самого начала, потому что во время моей лекции она ни разу не пошевелилась, ловя каждое слово.

Когда начался киртан, она закрыла глаза и сосредоточенно пела. Каждый раз, поворачиваясь к ней, я видел, что она полностью погружена в киртан. Через полчаса я с изумлением заметил, что по ее щекам катятся слезы, - с таким несомненным чувством она повторяла. Мне подумалось: «Наверное, она просто сентиментальный ребенок». Но потом я стал сомневаться в этом, потому что она пела от всего сердца на протяжении всего двухчасового киртана. Когда киртан подошел к кульминации, она вскинула руки, подняла свои залитые слезами глаза и полностью отдалась воспеванию. Я спросил себя: «Кто эта девочка? Богиня с райских планет?»

Девочка в сари цвета неба,

Молюсь, настанет день и буду я, как ты,

Лить слезы, воспевая имя Бога,

Отринув репутацию, тщетной славы цветы.

 

Увидел я, как с самого начала

С любовью ты из сердца воспевала,

Часами вдохновленной оставалась,

Нектаром имени святого упивалась.

 

Что ж я не плачу, когда имя восславляю?

Что ж не вздымаю руки свои вверх?

Должно быть, мало Богу предаюсь я,

Должно быть, я притворщик - вот мой грех.

 

Но слезы, что лицо твое омыли,

Ослабевшую веру возродили,

Что Бога имена важнее всего в мире

И даже бедного притворщика - меня –

Они спасли бы.

 

Девочка в сари цвета неба,

Молюсь, настанет день, и буду я, как ты,

С чистыми слезами, с воздетыми руками,

С любовью воспевать, с блаженством…

Так, как ты.