Глава 10. Курс выбран на Господа

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

Мы покинули нашу квартиру в 6:30 утра, чтобы сесть на самолет до Омска. Как всегда в России, аэропорт Иркутска находится в полутора часах езды от города. Для того, чтобы вовремя добраться до российского аэропорта, следует выехать задолго до отлета, так как дороги всегда в плохом состоянии, часто останавливает дорожная инспекция и часто бывает плохая погода. В пути я обсудил подробности своего визита с Враджендра Кумаром прабху. Я всегда предпочитаю тесно сотрудничать с президентами посещаемых мною храмов. По приезду я обычно расспрашиваю о ситуации в храме, его проблемах и успехах, а также уточняю у президента храма, какие, по его мнению, вопросы мне следует затронуть или избежать во время лекции. Во время визита я предпочитаю, чтобы президент храма присутствовал на моих встречах с отдельными преданными. Враджендра Кумар - один из немногих преданных, которые возглавляют храм со дня его открытия, в его случае - с 1990 года. Он родился и вырос во Владивостоке, в 1983 году закончил местный университет с дипломом в области японского языка и культуры. Свободно владея также английским, он получил работу переводчика на туристическом судне, ходящем по маршруту между Австралией, Японией и Россией. Во времена коммунизма у него была редкая возможность выезжать из страны и путешествовать. В 1983 году во время остановки в Сиднее он попросил уборщиц принести ему все книги на английском языке,  На остановке в Каирнсе, следующем на их пути городе в северной части восточного побережья Австралии, он и несколько человек из команды получили разрешение ненадолго сойти на берег. Когда они шли по городу, очарованные богатством западной демократической страны, они повстречали преданного Харе Кришна. Враджендра Кумар сказал ему, что у него есть книга «Возвращение». Когда преданный узнал о том, что он русский, то пригласил его посетить местный храм. Но у Враджендра Кумара и его друзей не было времени, и им пришлось вернуться на корабль. Кстати, один из них скрылся и позже попросил у австралийского правительства о политическое убежище, в котором ему не отказали. После той короткой встречи Враджендра Кумар начал повторять мантру Харе Кришна. Несколько месяцев спустя во время курсов повышения квалификации в Ленинграде он встретился с русскими преданными. Хотя в те дни сознание Кришны было запрещено, он с энтузиазмом начал практиковать его. Он продолжал работать в туристической компании и постоянно повторял мантру. В отличие от многих преданных, подвергшихся за духовную практику преследованиям и тюремному заключению, Враджендра Кумар остался на свободе и постепенно начал проповедовать сознание Кришны во Владивостоке. Когда в 1990 году в Россию пришла демократия, он открыл храм.

В аэропорту меня провожали несколько учеников. Враджендра Кумар представил меня одному из них, по имени Анатолий. Это человек средних лет, он работает в администрации мэра соседнего города. Благодаря его вдохновенной проповеди почти 80 членов городского совета каждый день повторяют 16 кругов мантры. Они регулярно собираются и обсуждают философию сознания Кришны. Дважды в месяц они едут на природу, чтобы «отвести душу», подразумевая под этим большие киртаны. Анатолий представил меня мэру своего города, респектабельной женщине в дорогой одежде. Она тоже повторяет 16 кругов в день.

Полет был аскетичным во всех отношениях. В России людям позволено провозить с собой столько ручной клади, сколько они пожелают. В салоне нет мест для багажа - там только полки над головой, на которые все втискивают свои вещи. Большие сумки засовывают под сиденья или ставят в проход. Кошки и собаки (в салоне были четыре больших собаки и два кота) сидят в ногах у людей. После часа ожидания (никто не объяснил, почему полет задерживается), мы два часа летели в Хабаровск. Прибыв в Хабаровск, мы вышли из самолета и ждали в аэропорту полтора часа. Там мы снова прошли процедуру регистрации, хотя садились на тот же самолет. То же самое произошло, когда четыре часа спустя мы приземлились в Иркутске. Мы вышли из самолета, сели в автобус, ждали час, а потом опять начали регистрироваться! Потом мы час ожидали посадки. Ко времени начала нашего полета в Омск я был на пределе. Единственным светлым моментом в полете было появление в Иркутске хорошо одетой женщины, сидевшей через проход. Когда она увидела нас, ее лицо посветлело. «Харе Кришна, - сказала она, - мой сын - преданный в вашей организации».

Помолчав некоторое время она громко спросила, удивив других пассажиров: «У вас есть прасад?» Разумеется, прасад у нас был, и мы дали ей большой мешок с самосами, тортом и гулабджамунами. Она сказала еще громче: «Люблю прасад!» - и вместе со своей подругой наслаждалась им на протяжении 4-часового полета до Омска. После 12 часов перелета, обессиленные, мы наконец приземлились в Омске. Нас встретил президент храма, мой ученик Шикшаштака дас, и повез прямо на программу. В наш автобус запрыгнули местные телевизионщики, и на протяжении всего часового путешествия я отвечал на их вопросы. Сразу после приезда я вышел на сцену и прочел для 200 преданных лекцию о значении звука ом.

«Достигнув такого состояния йоги и произнося священный звук ом - божественное сочетание звуков, тот, кто, покидая тело, думает о Верховной Божественной личности, без сомнения, вознесется на духовные планеты». («Бхагавад-гита». 8.13).

Я выбрал эту тему не случайно, потому что город Омск содержит в своем названии благоприятное сочетание букв: ом. Я подчеркнул, что даже неосознанное повторение святого имени или его части дает благоприятные результаты.

«Даже если человек произнесет святое имя Господа неосознанно, имея в виду что-либо другое, либо в шутку, в какой-нибудь песне или даже с пренебрежением, он тотчас сбросит с себя бремя бесчисленных грехов. Это единодушно признают все знатоки священных писаний». «Шримад-Бхагаватам». 6.2.14).

Я в шутку предложил, чтобы преданные обратились к руководителям города и попросили их вычеркнуть две последние буквы из названия города, который тогда назывался бы просто ОМ. Шрила Прабхупада как-то тоже предложил преданным из Чикаго обратиться к администрации города с просьбой переименовать аэропорт О'Харa в Харе. После лекции ко мне подошел респектабельный, интеллигентного вида человек, поклонился и с почтением предложил мне фрукты. Он сказал, что впервые соприкоснулся с сознанием Кришны во время моего последнего визита в Омск три года назад. Тогда он решил серьезно обратиться к процессу преданного служения. Я хотел поговорить с ним, но окружавшие нас преданные постепенно оттеснили его назад. Позже я сожалел, что не смог поговорить с ним. Шикшаштака сказал мне, что это бывший глава КГБ в Сибири, доктор наук, адвокат, известный ученый и член Омского городского совета. Если кто-нибудь и мог изменить имя города, то им как раз и был этот человек!