Глава 11. Инвестиции в будущее

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

Утром мы отправились на программу в омский храм. Это столетний дом, расположенный совсем недалеко от города. Вся местность была покрыта толстым слоем снега. Мы вошли в храм, и я сел на старую вьясасану, приготовившись прочесть лекцию. На меня тут же напали клопы. Их можно распознать по двойному укусу в одно место. Я попросил Уттамашлоку узнать, сколько лет этой вьясасане; расспросив преданных, он сообщил мне, что ей девять лет и хранится она на чердаке. Во время лекции я сохранял самообладание, смирившись с предположением, что эти укусы - наказание за совершённые в прошлом оскорбления вайшнавов, более чем я, достойных сидеть на этой вьясасане.

После лекции я заметил среди присутствующих одного мальчика и его сестру, с которыми я познакомился два года назад. Для того чтобы встретиться со мной, они три дня ехали поездом из южной России. Я очень сильно привязан к ним, потому что их история разбивает сердце. В 1995 году они жили со своими родителями, русскими, в столице Чечни - городе Грозном, когда туда вошли российские войска для усмирения чеченских повстанцев. Это была порочная и жестокая война, во время которой не щадили никого, в том числе женщин и детей. Военные действия в Грозном были такими ожесточенными, что практически весь город был превращен ежедневными бомбежками и артобстрелами в руины. Враждующие войска не покидали улицы месяцами, перестреливаясь друг с другом и попутно убивая безвинных горожан. Семилетняя Амрита Кели и ее 10-летний брат Винод Бихари пять месяцев жили в подвале собственного дома (это было все, что от него осталось), никогда не поднимаясь наверх. Раздающиеся рядом взрывы сотрясали их крошечное убежище, в котором царил запах смерти. Единственным, что помогало сохранить разум, была практика сознания Кришны. Большую часть дня они повторяли мантру или читали книги Шрилы Прабхупады. Несколько раз в неделю их мать и отец по очереди выходили наружу на поиски воды и пищи. Однажды мать не вернулась. В семье с огромным беспокойством ожидали ее и, когда на следующий день она так и не вернулась, отец вышел на ее поиски. Он нашел ее недалеко от их убежища, убитой выстрелом снайпера в голову, и вернулся к детям с этой страшной новостью. Война притягательна только для дураков, которые никогда не видели лиц этих несчастных детей. Семья пережила это тяжелейшее испытание только благодаря сознанию Кришны. Ужасы войны отступали благодаря философии «Бхагавад-гиты» и повторению святых имен. В конце концов семья спаслась с помощью российских войск, однако перенесенные страдания нанесли детям очень большую травму. Когда я познакомился с ними в южной России, они проходили курс психологической реабилитации по избавлению от ночных кошмаров и эмоциональных срывов. Разговаривая с ними, я был тронут их искренней привязанностью к преданным и святым именам. Они казались гораздо старше и опытнее своих ровесников. Их не нужно было убеждать в том, что жизнь в материальном мире полна страданий, и напоминать, чтобы они повторяли мантру. Я был особо внимателен к ним, и поэтому они открыли мне свои сердца… а я открыл им свое. Я провел с ними много времени, так как знал, что настоящей помощью, в которой они нуждались, были вайшнавские любовь и теплота. Мы подолгу гуляли вместе, беседовали, и между нами развилась глубокая дружба. Когда мы встретились этим утром, наша любовь вспыхнула с новой силой. Став преданным, я всегда старался уделять время и внимание детям нашего Движения. Они  наше будущее, и когда-нибудь им предстоит подхватить дело, начатое нами. Хотя они молоды и наивны, они отвечают на нашу любовь, и наше внимание становится главной опорой в их вере в преданных и Господа. Недавно я получил замечательное письмо от молодой девушки из Америки, которая благодарила меня за внимание, которое я когда-то уделил ей, в то время еще ребенку; теперь, повзрослев, она просит меня о духовном руководстве.

***

Дорогой Индрадьюмна Свами!

Пожалуйста, примите мои поклоны. Слава нашему возлюбленному Шриле Прабхупаде.

Позвольте мне представиться. Меня зовут Шачи. Мои родители - Ваманадева дас и Сангита деви даси (ученица Шрилы Прабхупады с 1973 года). Я познакомилась с Вами в 1980 году во время Вашего визита в храм Гонолулу, где мы тогда жили. В то время мне было всего три года. Вы были так добры ко мне, танцевали со мною во время арати и даже поехали вместе со мною на харинаму в Вайкики. Когда Вы уезжали, то дали мне фото Вашего Божества Господа Нрисимхадевы, которым я очень дорожила. Когда я росла в Гонолулу и лос-анжелесской гурукуле (не в ашраме), мы были приучены к системе зональных ачарьев, которая была принята в то время в ИСККОНе. И тем не менее я как-то всегда чувствовала, что связана с Вами. Даже когда я была еще ребенком, я сказала своим друзьям, что получу у Вас инициацию. Если задуматься, то это удивительно, потому что мы знали, что в нашем движении только 11 инициирующих гуру. Сейчас мне 23 года, я живу с родителями и сестрой в Филадельфии, рядом с храмом, и скоро получу диплом в области психологии. Во времена юности я прошла духовные поиски, так сказать, по полному кругу. Родившись в ИСККОНе, я чувствовала необходимость познакомиться с другими религиями, чтобы убедиться в том, что мне следует посвятить свою жизнь именно сознанию Кришны. Проведя в поисках год, я вернулась к Шриле Прабхупаде. Недавно мама дала мне кассету с Вашими бхаджанами. Ваше пение восстановило связь между нами, которую я ощущала в детстве. Я не могу в полной мере понять или описать это духовное чувство. В настоящее время у меня нет квалификации, чтобы просить у Вас инициацию. Иногда у меня возникают вопросы о сознании Кришны, и я хотела бы спросить, могу ли обращаться за помощью к Вам? Я искренне и смиренно обращаюсь к Вам с просьбой о помощи.

Ваша слуга, Шачи даси.

Совсем недавно один преданный спросил меня, почему я столько внимания уделяю детям нашего движения. Думая об этом, я вспомнил историю, которая произошла со мной в детстве. Мальчиком я увлекался бейсболом и был страстным болельщиком местной команды, «Сан-Франциско 49». Когда мне было 10 лет, отец повез меня в город на большой матч, который в случае победы открыл бы нашей команде дорогу на чемпионат страны. Стадион был заполнен болельщиками, поддерживавшими свои команды. Мой отец работал в рекламном бизнесе в известной организации - «BBD and O». Незадолго до матча он принимал участие в рекламной кампании для «49» и близко подружился с их защитником Й. Э. Тайтлом. Тайтл был одним из лучших защитников в истории американского бейсбола, кумиром всех американских мальчишек. Мы знали о нем всё, и его игра на поле была объектом нашей постоянной медитации. Незадолго до начала игры отец отвел меня на поле, чтобы познакомить с ним. Я трепетал в ожидании встречи со знаменитым Й. Э. Тайтлом. Я стал бы великим человеком в нашем квартале, особенно если бы получил его автограф! Команда вышла из раздевалки к краю поля, чтобы разогреться перед игрой. Мой отец позвал Тайтла, и тот подошел, чтобы познакомиться со мной. И без того огромный, он казался еще больше из-за своей широкой формы; он опустился на одно колено и пожал мне руку. Как будто полубог спустился ко мне с небес. Много лет спустя мой отец напомнил мне разговор с моим кумиром детства. Тайтл сказал: «Я рад познакомиться с тобой, сынок. Твой отец рассказывал о тебе. Он говорит, что ты любишь бейсбол». Я ответил: «Мистер Тайтл, я люблю бейсбол и хочу когда-нибудь стать таким, как вы». - «Замечательно, сынок. Давай я кое-чему тебя научу. На самом деле, я расскажу тебе несколько секретов о том, как я делаю передачи. Пусть это останется нашим с тобой секретом, и когда-нибудь ты станешь лидером в команде». Он показал, как он держит мяч и как делает бросок. «Научись этому приему и тогда станешь победителем, - сказал он. - Но помни, сынок, футбол - это не только техника, нужно также быть хорошим человеком. Тебе нужно хорошо учиться и готовить уроки. И не поддавайся ребятам, которые курят. Чтобы хорошо играть, требуется здоровье». - «Можно задать еще один вопрос, мистер Тайтл?» - спросил я. - «Да, сынок, конечно». В этот момент раздался свисток, указывающий на то, что игра вот-вот начнется, и все игроки устремились на поле. Но Тайтл продолжал стоять рядом со мной, опустившись на одно колено и глядя мне в глаза. К нам подошел главный тренер «49» и потребовал: «Тайтл, на поле. Люди ждут. Давай!» Тайтл взглянул на него и очень спокойно сказал: «Я здесь делаю капиталовложение. Этот парень хочет играть в бейсбол. Я его тренер, понятно?» Тренер ушел, и болельщики ждали, пока я задам свой последний вопрос.

- Мистер Тайтл, вы не дадите мне автограф? - спросил я.

- Конечно, - ответил он. - Что-нибудь еще?

- Да, - сказал я. - Можно, я иногда буду вам писать?

- Конечно можно, парень. Ты будешь следующим защитником, и для этого тебе понадобится много советов! Твой отец и я вместе обедаем в следующий вторник. Приходи с ним, и я дам тебе адрес.

С этими словами он побежал на поле… и выиграл матч. Тайтл уделил мне всего 10 минут, но эти 10 минут оказали влияние на всю мою дальнейшую жизнь. В моих мыслях он всегда был со мной, когда я занимался спортом в старших классах и колледже. Эти 10 минут вдохновили меня стать первым в бейсболе и плавании. Четыре года подряд я был капитаном школьной команды по плаванию, и все это время никто не мог победить меня в 200-метровом заплыве. Конечно, успеха в сознании Кришны достичь далеко не так просто, как в спортивных состязаниях, и нашим детям нужно вдохновение с самого начала их практики сознания Кришны. Поэтому когда бы ко мне ни подошел маленький преданный, я стараюсь встать на колено и уделить ему 10 минут. Я знаю, что благодаря этому может начаться его долгий путь к Кришне. Как написала Шачи: «Ваше пение восстановило связь между нами, которую я ощущала в детстве. Я не могу в полной мере понять или описать это духовное чувство… Иногда у меня возникают вопросы о сознании Кришны, и я хотела бы спросить, могу ли обращаться за помощью к Вам?» Да, Шачи даси, пожалуйста, пиши. Ты - наше следующее поколение, и тебе понадобится много советов!