Глава 12. Поезд едет на запад

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 3. 2001
  

Наш поезд до Челябинска отбыл в три часа пополудни; путешествие должно было занять 12 часов. Мы проезжали по северной части Казахстана. Однако у нас не проверяли ни документы, ни багаж, так как поезд не делал здесь остановок.

В дороге я вспоминал последний вечерний киртан в Омске. Шри Прахлад играл на древнем аккордеоне, метко названным Уттама Шлокой старым скрипучим ящиком. У меня была глиняная мриданга, лучшие дни которой тоже миновали. Самым приятным звуком, который я мог извлечь из нее, был звук, напоминающий хлопки по мокрому картонному ящику. Джананиваса играл на единственных караталах, которые звучали как два свинцовых куска, бьющихся друг о друга. Но всё это не имело никакого значения. Киртан вел Шри Прахлад, который заставил нас погрузиться в нектарный океан святого имени. Танцующие преданные то начинали бегать вперед-назад, то разбивались на группки и танцевали, взявшись за руки в круге, улыбались, смеялись, некоторые катались по полу. Это был такой киртан, когда забываешь о времени и хочется, чтобы это никогда не прекращалось. Такое часто случается во время киртанов Прахлада. Он одаренный музыкант, и у него есть вкус к святому имени. Не могу представить лучшего сочетания качеств.

В какой-то момент я отошел в сторону, чтобы понаблюдать за этим удивительным зрелищем. Здесь были 200 преданных и всего три старых, бесполезных инструмента. Мне вспомнились похожие сцены в Южной Африке: проезжая по нищим «черным» трущобам, можно было часто видеть группки счастливых чернокожих мальчишек, распевавших какую-нибудь старую песню.

Но наш киртан - самый старинный гимн из духовного мира, и он поднимает нас к высотам счастья и блаженства.

Как пели те мальчишки:

Там, на углу, на улицу на всю

Вилли и мальчишки-бедняки

Поют песню, которой равных нет!

Через несколько часов Джананиваса сообщил мне, что юные Амрита Кели и Винод Бихари вместе со своим отцом едут в нашем поезде, возвращаясь в южную Россию. Я тут же попросил найти их. Джананиваса прошел через весь длинный поезд и через час привел всю семью ко мне в купе. Я начал рассказывать им истории о Кришне и Его преданных. Когда я заговорил о Билвамангале Тхакуре, у Амрита Кели загорелись глаза, и она подхватила мой рассказ, описывая эту лилу гораздо подробнее, чем я. Потом я спросил у их отца, могут ли они остаться вместе с нами в Челябинске на программу? Он ответил, что у них особые билеты, для малоимущих беженцев, и их нельзя поменять. Стоимость билетов на трехдневную дорогу превышает его годовой заработок. Я спросил по-английски у Джананивасы, сколько стоят билеты, и он ответил, что 150 долларов. Когда я сказал отцу и детям, что с радостью оплачу их дорогу, они изумленно открыли рты. На самом деле я добавил еще несколько долларов, поэтому они будут сопровождать нас в Екатеринбурге, Перми, и до самой Москвы. «Я делаю капиталовложение - я их тренер».

Во время путешествия два молодых человека, казавшиеся близкими друзьями, остановили Джананивасу в коридоре рядом с моим купе. Эти парни были грубоваты, но они проявили некоторый интерес к нашему учению.

Джананиваса несколько минут рассказывал им о нашей философии. Потом один парень ушел; по дороге из его кармана выпали 800 долларов в купюрах. Его так называемый друг наклонился, поднял деньги и спрятал их в карман. Угрожающе глядя на Джананивасу, он предупредил, что если тот расскажет его другу про деньги, то он ему «набьет морду!»

Через несколько минут вернулся обеспокоенный первый парень. Он сказал своему другу, что потерял деньги, и в отчаянии начал искать их в коридоре. Друг изобразил сочувствие и с деланным усердием начал помогать в поисках. Первый парень почти плакал. Через некоторое время они прекратили поиски и снова заговорили с Джананивасой. Джананиваса начал в очень осторожных выражениях рассказывать о законе кармы, о том, что за каждым поступком приходит соответствующая, противоположная реакция. Когда в качестве примера он привел аналогию о том, что с тем, кто обокрал ближнего, в следующем рождении поступят так же, присвоивший деньги парень начал нервничать. Джананиваса продолжил рассказ о последствиях греховных поступков, и вор взмок. В конце концов он оглянулся и выпалил: «Ой, смотри, вон там на полу деньги!» Он ловко выхватил их из кармана, бросил на пол, поднял и вернул другу.

Когда Джананиваса рассказал мне эту историю, я подумал о том, что настоящий друг - это тот, кто помогает тебе в несчастье и не предает тебя, а не тот, кто пользуется твоим горем.

апатсу митрам джанияд

юддхе сурам рине шучим

бхарьям кшинешу виттешу

вьясанешу ча бандхаван

«Друг проверяется в несчастье, герой - в войне, честный человек - когда берет взаймы, а родственники - в горе». («Гитопанишад». Часть 1. Текст 73).

Иногда друг может помочь нам в несчастье. По меньшей мере он может разделить его с нами или поддержать нас в горе. Когда я помогаю своим ученикам в их проблемах, то всегда могу предложить главный выход - вернуться к Господу; иногда я не могу предложить практическое решение какого-нибудь материального затруднения. В таких случаях я просто стараюсь внимательно выслушать. Иногда одно только внимание оказывается лучшим лекарством.

утсаве вьясане чайва

дурбхикше растра виплаве

ража дваре смасане ча

ястистхати са бандхавах

«Истинный, настоящий друг - это тот, кто сопровождает своего товарища в праздниках, в горе, в голоде, в катастрофах, в суде и до самого конца - погребального огня». («Гитопанишад». Часть1. Текст 74).

Мы приехали в Челябинск в три часа утра. Я обзавелся привычкой, подъезжая к российским вокзалам, прежде всего подойти к окну и посмотреть на неоновое панно, показывающее температуру воздуха. Когда я увидел температуру в Челябинске, то подумал: «Вау, здесь тепло! Всего -10оС».

Сибирь сделала меня ветераном российских зим. Настоящий холод для меня - это 40о ниже нуля!

Поскольку было не очень холодно, я надел только два свитера (а не три, как обычно) и выпрыгнул из поезда вместе с другими преданными. Челябинцы не приехали вовремя, мы ждали их около вокзала. Вскоре холод начал меня побеждать, и я сказал Уттамашлоке поймать такси, чтобы добраться до нашей квартиры. Как только он начал подзывать такси, нас окружили водители, предлагающие свои услуги. Они кричали и торговались с Уттамашлокой все разом. Шри Прахлад сказал: «Кровопийцы-комары». Стоя в центре этого шума, я оценил сноровку Гуру-враты в «подготовке военной операции» в Красноярске.

Тем не менее, странствующий проповедник во время своих путешествий по миру никогда не должен ожидать, не говоря уже о том, чтобы требовать, никаких услуг. Он - слуга каждого. Но если ему что-нибудь предлагают, он должен быть признательным и выражать помогающим ему людям благодарность, делясь с ними сознанием Кришны.

Мы прибыли на квартиру в 4.30 утра, я не стал ложиться спать и вычитал мантру. Потом мы немного почитали книги и поехали на утреннюю программу.

Преданный обязан всегда учиться, чтобы его проповедь вызывала интерес у людей. Во время этих путешествий я даю лекции два раза в день, и хотя это стало для меня в некотором смысле рутиной, для большинства учеников моя лекция - главная лекция года, так как многие из них видят меня только раз в год. Очень важно, чтобы я преподносил философию авторитетным образом, способствуя их прогрессу. Я не могу позволить себе быть уставшим; головная боль не дает права отказаться от лекции, и я не могу опоздать даже на минуту. Для них важна каждая секунда общения с духовным учителем.

Когда мы приехали, преданные устроили короткую торжественную встречу, затем я прочел лекцию по «Шримад-Бхагаватам». Стих описывал величие Нарады Муни. Я коротко рассказал о нем и подчеркнул, что, как и мы, он стал преданным по милости Бхактиведанты, чистого преданного Господа. Он всего лишь принял прасад, оставшийся после столь возвышенного вайшнава, и его привлекли удивительные качества этого святого.

Я с удовольствием прочел лекцию, а потом наслаждался долгим киртаном.

Воистину, мы могли находиться в любом месте этого мира, но на самом деле мы были на Вайкунтхе. Хотя иногда мне не хватает старых добрых советских времен, когда мы проповедовали подпольно и в буквальном смысле слова убегали от КГБ, я очень рад выросшему здесь движению и множеству преданных, пришедших благодаря брошенным нами первым семенам. Здесь по-прежнему плодородная почва для проповеди. И множество возможностей.

Перед тем как уйти, я в течение некоторого времени сидел на вьясасане и думал о том, скольким пожертвовал Прабхупада для того, чтобы мы могли достигнуть в России такого успеха. Когда он приехал в Россию, ему пришлось вести аскетичный образ жизни, но это его не остановило, ведь у него появилась возможность донести до русских людей послание Господа Чайтаньи. Однажды Говинда даси пригласила Шрилу Прабхупаду отдохнуть и заняться переводами на Гавайях. Зная про его планы посетить Москву, она попыталась привлечь его сообщением о том, что на Гавайях начинается сезон манго. В ответ Шрила Прабхупада написал: «Проповедь в снегах России слаще самого сладкого манго!»

Как только я подумал об этом, ко мне подошел преданный и протянул мне спелый красный манго! Никогда не видел манго в России! Я рассмеялся и сказал себе: «Шрила Прабхупада, теперь у нас есть самое лучшее в обоих мирах - манго и проповедь! Не может быть никаких оправданий, чтобы не приложить все усилия к распространению нашего движения, ради вашего удовлетворения».