1995 год 10 июня

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 1. 1995
  

Сегодня утром мы выехали из Ташкента в Самарканд. По пути Яшоматинандана дас, региональный секретарь Азиатского региона, рассказал мне, что в XVIII веке все мусульманские страны этого региона - Узбекистан, Казахстан, Таджикистан и Туркменистан - на самом деле, были одной страной, называвшейся Туркменистан, а эмир Бухары (в наши дни Бухара находится в Узбекистане) обладал всей полнотой власти. В результате вторжений в другие государства эта страна за века стала баснословно богата. После революции большевиков 1917 года эмир Бухары, опасаясь, что коммунисты захватят его страну, приказал своим солдатам все богатства личной казны отвезти на караване верблюдов в пустыню и спрятать их там. Потом он приказал убить этих солдат, затем — убийц этих солдат, а затем — тех, кто лишил жизни убийц этих солдат, и так до тех пор, пока он не остался единственным, кто знал, где находятся богатства. Он умер, никому не открыв этого места.

Наше путешествие в Самарканд, одну из крупнейших столиц древнего ислама, длилось четыре часа и проходило через сухие поля. Мы много раз проезжали мимо ирригационных каналов, в которых можно было видеть купающихся на невыносимой жаре счастливых мальчишек. Я заметил, что много работы на полях выполняли мусульманские женщины в красочных национальных одеждах. Снопы пшеницы на маленьких ослах отвозили в близлежащие деревни.

Говорится, что трехкратное посещение Самарканда приравнивается к одному визиту в Мекку. Пока мы подъезжали к городу, неожиданно мне в голову пришла известная цитата, которую я запомнил еще в школьные годы:

«За радостью познания всего, что познаваемо,
Идем мы золотой дорогой в Самарканд».

Въехав в город, мы увидели много прекрасных древних мечетей, и, поскольку наступило время одной из пяти ежедневных молитв мусульман, было слышно, как муллы через громкоговорители на башнях мечетей читали Коран. То тут, то там было видно, как, стоя на коленях, молились мужчины. Размеры и красота многих строений внушали почтение, хотя некоторые из зданий нуждались в ремонте. Самарканд, насчитывающий более 2500 лет существования, однажды был назван «Жемчужиной мусульманского мира».

До программы для местных преданных у нас оставалось несколько часов, поэтому мы решили посетить некоторые исторические места. Мы были на могиле Тимура, могольского тирана, который напал на Индию после Мухаммеда Газзи и захватил Дели. У его большой, богато украшенной могилы стоит величественный мраморный трон, на который он усаживал гостей. Рядом находится огромная каменная чаша, примерно три метра в диаметре. Я спросил у одного из смотрителей, что это такое. Он ответил, что Тимур приказывал каждому воину своей армии перед битвой выливать в эту чашу по кубку вина. Возвращаясь после битвы, все воины снова брали свои кубки, один раз зачерпывали из чаши и выпивали. Тимур, видя, сколько после этого в чаше оставалось вина, мог узнать сколько его воинов погибло в сражении.

В подземелье мы увидели его могилу. Поскольку Тимур был одним из могольских тиранов, завоевавших Индию, мне сложно описать в этом дневнике мысли, пришедшие мне в голову во время пребывания у его могилы.

Прямо в пригороде Самарканда находится могила великого последователя христианства святого Даниила, которого не тронули львы, когда римляне сбросили его в Колизей. Я спросил Яшоматинандану, почему святой Даниил был похоронен в Узбекистане. В ответ он рассказал мне, что Тимуру много лет не удавалось завоевать Сирию, и один из его министров высказал предположение, что причиной этому было то, что там был похоронен святой библейских времен, Даниил. Тогда Тимур отправил в Сирию к месту захоронения святого Даниила свою армию, и после жестокой битвы с сирийцами ему удалось вывезти тело Даниила в Узбекистан. Говорят, что святой Даниил был 18-метрового роста, и для перевозки его останков в Узбекистан потребовался целый караван верблюдов.

Увидев его могилу, я очень удивился, потому, что она на самом деле 18-метровой длины. Хранитель этой могилы, добрый и мягкий мусульманин, рассказал нам, что сюда приходят последователи многих религий, включая христиан, мусульман и иудеев. Он предложил нам выразить свое почтение, обойдя вокруг могилы. А потом, попросив нас сесть у могилы, он с великой преданностью начал читать Коран. Этот человек был таким добрым и простым, что его молитвы глубоко тронули нас. Он рассказал нам, что, когда он однажды спал у могилы, святой Даниил явился к нему во сне и сказал: «Вставай, дитя мое! Вставай! Сюда идут гости!»

Потом Говинда Махараджа взял веник и подмел вход в могилу - «чтобы предложить святому Даниилу севу». Прежде чем уйти, мы попили воды (которая, как говорят, обладает целительной силой) из природного источника, пробившегося в этом месте в день захоронения святого Даниила.

К тому времени, когда мы добрались до парка, где была организована программа, начали сгущаться сумерки. Помня о том, что законы Узбекистана запрещали нам «обращать людей в свою веру», я снова задавал себе вопрос, как же мы должны проводить в парке нашу публичную программу. Но я понял, как преданные устроили эту программу, когда мы прибыли на место. Они слышали, что Шри Прахлад был солистом нашей польской рок-группы Celibate Lovers. Поэтому они рекламировали эту программу в парке просто как рок-концерт. Как только мы приехали, сторож парка, увидев дхоти и наши бритые головы, был слегка удивлен, но когда Шри Прахлад начал под аккордеон киртан, все встало на свои места. Едва Шри Прахлад начал вести киртан, как собралось около ста человек. Я стоял и снова восхищался тем, что на этот раз мы пели Харе Кришна в Самарканде, в городе, названном «Жемчужиной мусульманского мира». Шри Прахлад запел, и я подумал: «Это за всех кшатриев, которые погибли в битве, защищая Дели».