1995 год 22 мая

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 1. 1995
  

Некоторые люди, побывавшие вчера на программе в парке, сегодня утром пришли в храм. В частности я заметли одну женщину с шестилетней дочкой, которые вчера были в восторге от программы, и под конец программы я отдал девочке свою гирлянду, сделанную из роз. Когда ее мама спросила, можно ли было поговорить со мной, я сказал Шри Говинде пригласить ее вместе с дочерью в мою комнату. Эта женщина рассказала мне, что сегодня утром ее дочь вошла в к ней в спальню и разбудила ее. Маленькая девочка сказала маме, что теперь она должна следовать одиннадцати библейским заповедям. Но мать возразила, что в Библии только десять заповедей. Тогда девочка сказала: «Нет, еще есть одиннадцатая заповедь, в которой говорится: «Все матери должны слушаться хороших советов своих дочерей». Когда мать спросила у дочери, есть ли у нее какой­нибудь хороший совет, дочь ответила: «Да. Начиная с сегодняшнего дня ты должна петь песенку Харе Кришна и следовать четырем регулирующим принципам, о которых вчера вечером говорил тот человек».
Сегодня вечером мы сели на поезд до нашего следующего пункта назначения, Ростова­на­ Дону. Примерно через пару часов поезд остановился на одной из станций. Глянув в окно, я заметил, что это была та деревня, где люди поклоняются «полубогу» Вастраджи. Вдруг на пороге нашего купе появилась девочка с небольшим чемоданчиком в руках. Не заметив меня, она спросила у Уттамашлоки: «Где Индрадьюмна Свами?» Уттамашлока, с открытым от удивления ртом глядя на нее, ответил: «Он здесь», и показал на меня (я был удивлен не меньше Уттамашлоки). Она повернулась ко мне и сказала: «Индрадьюмна Свами, десять дней я буду путешествовать с Вами». Я посмотрел на нее поближе и узнал, это была Надя, та девочка, которая сидела рядом со мной на программе в этой деревне. «Надя, ­ сказал я, ­ подожди минутку! Ты ведь ребенок! Как же ты можешь путешествовать со мной? Что здесь вообще происходит?» ­ спросил я, повернувшись к Шри Прахладу. Но она спокойно положила свой чемоданчик под сиденье и села рядом со мной. В этот момент, когда поезд уже трогался, на пороге нашего купе появилась ее мать и сказала: «Она упрямо хотела путешествовать с Индрадьюмной Свами. Она закатила такую истерику! Что я могла поделать? Она так настойчива! Она хороший ребенок, хорошая преданная. Я через неделю приеду и заберу ее, когда вы будете в Краснодаре». С этими словами мама поспешила из поезда! Вот так вдруг я оказался вместе с девятилетней девочкой, которая, сидя рядом со мной, внимательно, с удовлетворением смотрела на меня. Я спросил ее: «Ты есть хочешь?» ­ «Да, Индрадьюмна Свами», ­ ответила она. Я приказал Уттамашлоке достать какого­нибудь прасада, но когда Надя сказала мне: «Я хочу остаться с вами навсегда», ­ я потерял дар речи. А она терпеливо ждала моего ответа. В конце концов я сказал: «Поговорим об этом позже», ­ и отправил ее спать в купе к Мадхави даси.
Через две остановки мы только начали готовиться к отдыху, как вдруг услышали киртан. Наш поезд тормозил у платформы в другой деревне. Выглянув из окна, мы увидели пятнадцать преданных, которые в блаженстве пели и танцевали на станции. Каким­то образом они узнали, что мы ехали на этом поезде, и пришли поприветствовать нас в течение трех минут, пока поезд стоял в этой деревне. Когда поезд тронулся, они побежали и стали давать нам через окно разнообразный вкуснейший прасадам. Я увидел пять тортов, соки и особое блюдо национальной кухни, которое называется хачапури, это что­то похожее на паратхи с сыром. И, к нашему великому удивлению, они были горячими, от них шел пар! Как точно эти преданные все рассчитали!