Возвращение на тур

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
  

15 мая я вылетел из Лос-Анжелеса на Украину на Нрисимха Чатурдаши. Возвращаясь в восточную Европу и к своим обязанностям на фестивальном туре в Польше, я был в приподнятом настроении, но 36-часовое путешествие с пересадками в Детройте, Лондоне, Варшаве и Киеве выбило меня из колеи.

И на самом деле я был не готов ко встрече с молодым человеком, который подошел ко мне в Киевском аэропорту и начал проповедовать на ломаном английском о втором пришествии Христа и необходимости покаяния. Подарив брошюру, он закончил и попросил пожертвование.

- У меня нет с собой денег, – сказал я ему с улыбкой, – но я был бы счастлив поделиться с вами своим пониманием Бога.

Когда мы присели, я рассказал ему о личностной природе Кришны и о том, как мы пробуждаем свою любовь к Нему, повторяя Его святые имена. Он внимательно слушал, а затем спросил, можно ли ему сделать мне пожертвование.

- Я хотел получить пожертвование от вас, – сказал он, протягивая мне несколько купюр, – но почему-то сам вдохновился сделать пожертвование.

В Киеве я пересел на внутренний рейс до Днепропетровска, там меня встретили несколько преданных. В местном храме я быстро принял душ, переоделся и отправился на первую вечернюю программу фестиваля. Мой организм привыкал к смене часового пояса, и я дремал по дороге, но тут меня разбудил оглушительный киртан, который устроила тысяча преданных, собравшихся поприветствовать меня. В течение следующих трех дней мы воспевали и танцевали в полном блаженстве.

И все же мне не хватало общества моих духовных братьев. Несколько лет подряд я приезжал на фестивали в разных местах бывшего Советского Союза, зачастую получая общение тысяч преданных, но там всегда были двое-трое моих духовных братьев: Бхакти Бхринга Говинда Махарадж, Ниранджана Махарадж или Пурначандра Прабху. Я всегда был очень рад быть с ними, поскольку каждый раз требуется огромная духовная энергия, чтобы в течение нескольких дней вдохновлять тысячи преданных.

В этот раз я один проводил большую часть киртанов и давал все лекции, к тому же подошло время моего дня рождения, так что я был в центре внимания. Давая лекции или проводя киртан, я прикрывал глаза, что делаю крайне редко. Я представлял себе своего духовного учителя, предыдущих ачарьев и близких духовных братьев, напоминая себе, что только по их милости я на что-то способен в сознании Кришны.

дасават саннатарьянгрих
питрвад дина-ватсалах
бхратрват садрсе снигдхо
гурусв исвара-бхаванах

“С теми, кто заслуживал уважения, он (Прахлада Махарадж) вел себя как смиренный слуга, к бедным он относился как отец, с равными обращался как любящий брат, а своих преподавателей, духовных учителей и старших духовных братьев он почитал как Верховную Личность Бога” (Шримад-Бхагаватам 7.4.32.)

После этого я вылетел в Варшаву. Преданные хотели встретить меня согласно заведенному этикету, но даже когда они надевали на меня гирлянду – я расспрашивал о подготовке к фестивалю Индии. Не особо обращая внимания на любезности, я интересовался, как обстоят дела по подготовке к первому в этом сезоне фестивалю в Броднице, который должен был пройти через два дня.

А Нандини даси не могла дождаться того момента, чтобы рассказать, как группа харинамы снималась в новом фильме Джерси Штура, одного из известнейших польских режиссеров. Сам Штур играет главную роль – человека, который присоединяется к движению Харе Кришна после жизни, полной борьбы и духовных поисков. В финале его показывают побритым, в дхоти и курте, воспевающим с преданными на улицах Варшавы.

Нандини рассказала мне, как в день съемок Шри Прахлад и группа киртана встретилась со съемочной группой в центре Варшавы. Когда приехал Штур, его гримерная команда куда-то потерялась, и он попросил преданных помочь ему одеться для съемок; поэтому Джаятам дас побрил его в комнате для переодевания и помог надеть дхоти, курту, кантхималы и нанести тилаку.

Когда начался киртан, включились камеры и собралась толпа, горожане узнали Штура. Как и по сценарию, он вышел в толпу – все были потрясены, видя, как он воспевает, танцует с преданными и раздает приглашения на воскресный пир в варшавский храм. Прохожие были очень возбуждены, получая пригласительные из рук одного из самых видных лиц масс-медиа.

После съемок Штур присоединился к преданным и принял прасад. Когда Джаятам спросил, встречался ли он с преданными раньше, Штур сказал, что не встречался, но уже в юности слышал об их существовании в Польше. Он видел нас представителями мира, счастья, благости и в своем фильме хотел сказать, что люди могут жить без лжи и лицемерия, следуя Вайшнавским принципам.

Затем к ним присоединилась главная героиня фильма, все еще взволнованная экстатичным киртаном. “Финальная сцена, где преданные воспевают, – самая лучшая часть фильма, – сказала она Штуру. – Без них фильм был бы пустым”. Фильм выйдет к сентябрю – ожидаются большие кассовые сборы, как и у остальных работ Штура.

Потом мы отправились на нашу базу в двух часах езды к северу от Варшавы. Нандини и Радха Сакхи Вринда проинформировали меня о фестивале в Броднице. Этому событию создавалась оппозиция: священники в местных школах предупреждали детей, чтобы они не ходили на фестиваль, а владельцы магазинов, боясь осложнений со стороны церкви, отказались позволить преданным размещать постеры с рекламой фестиваля в витринах своих магазинов.

Юрек Овщак, организатор ежегодного польского фестиваля Вудсток, горячо поддерживает наше движение, но неумышленно добавил напряжение в интервью с польским престижным журналом “Политика”. Разочаровавшись в прошлом году на Вудстоке “Людьми Иисуса”, он сказал, что в этом году он их не пригласит. Затем журналист спросил, будут ли приглашены кришнаиты. “Кришна – да! Иисус – нет!” – ответил Юрек с улыбкой.

Юрик Овщак – благочестивый католик. Его очень уважают в Польше, его слова имеют вес, но некоторым не нравится его терпимость к другим религиям, и эта фраза, вынесенная в заголовок, не осталась незамеченной даже в далекой Броднице.

С другой стороны, продолжают проявляться признаки того, что наше движение постепенно начинают принимать в Польше. Пока мы ехали на север, Радхе Сакхи Вринде позвонили от городского секретаря Бродницы. Какая-то женщина только что ворвалась в офис мэра и потребовала объяснений от самого мэра, почему опасной секте позволили проводить фестиваль в самом центре города.

Мэр показал ей нашу брошюру, лежащую на столе. Движение Харе Кришна представляет культуру древней Индии, сказал он ей и добавил, что он очень рад, что может предложить это для жителей Бродницы. Совсем скоро Польша входит в Европейский Союз, сказал он, и для поляков настало время стать открытыми к другим культурам и традициям.

Женщина была поражена. Она повернулась и вышла, не сказав ни слова.

Похоже, что наша борьба за распространение сознания Кришны в Польше начинает приносить плоды. А почему бы и нет? Однажды Шрила Прабхупада сказал, что единственное, что может остановить наше движение – это внутренние проблемы: либо это наши собственные материальные желания, либо внутренний конфликт. Если мы строги к самим себе, всегда следуем регулирующим принципам и воспеваем свои круги, если поддерживаем уважительные и дружеские отношения с преданными и занимаемся служением – движение будет распространяться.

“Шри Чайтанья Махапрабху хотел проповедовать движение любви к Кришне по всему миру, поэтому во время Своего пребывания на планете Он вдохновлял движение санкиртаны. В частности, он послал Рупу Госвами во Вриндаван, Нитьянанду в Бенгалию, а сам лично отправился в Южную Индию. И Он милостиво оставил задачу проповеди Своей религии по всему миру Международному Обществу Сознания Кришны. Члены этого Общества должны всегда помнить, что, если они будут строго придерживаться регулирующих принципов и искренне проповедовать, следуя наставлениям ачарьев, они непременно получат все благословения Господа Чайтаньи Махапрабху, и их проповедь будет успешной по всему миру” (Чайтанья-чаритамрита, Ади-лила 7.171).

Есть, однако один упрямый фактор, который вносит изменения в наши фестивали и устраивает на них полный беспорядок: это дождь.

Пока мы ехали, дождь лил как из ведра, с каждым километром все сильнее. Было не по сезону холодно и мокро уже в течение двух недель. Конечно, это не та погода, которая нам нужна – мы очень рассчитывали на наш первый фестиваль. Он создает прецедент для проведения фестивалей в близлежащих городах.

Мэр Бродницы, доброжелательно настроенный к нашему движению, выделил для мероприятия центральную городскую площадь. “Предоставив вам лучшее место в городе, я подаю пример другим городам в регионе. Если вы добьетесь успеха здесь, у вас не будет проблем получить разрешение в других местах.”

Но если будет дождь, шоу не будет, какой бы ни была наша подготовка к нему. Поглядывая на небо, я не мог не думать, разойдутся ли дождевые облака в ближайшие 48 часов.

На следующий день температура поднялась на несколько градусов, дождь перешел в изморось, но утром накануне фестиваля я был разочарован – еще моросило. Я надел куртку, накрыл голову и пошел в алтарную. Во время гуру-пуджи Шриле Прабхупаде все преданные пели и танцевали в надежде на успешное начало тура. В самый разгар киртана облака внезапно разошлись, и солнце заглянуло в окна. Я повернулся к Гаура Хари дасу.

- Это знак с небес, – сказал я. – Все будет хорошо.

К середине утра команда погрузки занялась установкой фестиваля. Мы со Шри Прахладом еще раз провели группу харинамы по городу, раздавая приглашения, которые остались с двух предыдущих дней, в общей сложности их было двадцать тысяч. Постепенно небо очищалось, и к полудню все уже было замечательно. Команда установки завершила работу вовремя, девушки также добавляли последние штрихи к оформлению палаток. В 16:30 группа бхаджана начала на сцене тихий киртан, 120 преданных заняли свои места в магазинчиках, выставках, ресторане, в палатке для надевания сари и других местах. Мы ждали своих гостей.

Это был волнующий момент. Мы много работали в течение шести месяцев, договариваясь о фестивалях, получая разрешения, собирая пожертвования, создавая новые выставки. Не было причин думать, что никто не придет – в течение тринадцати лет они приходили – но в этом году это был первый фестиваль.

Слова мэра все время проносились у меня в голове: “Если вы добьетесь успеха здесь, у вас не будет проблем получить разрешения из других мест”. Я ждал на краю сцены, том самом месте, где я сидел девять месяцев назад, наблюдая, как тысячи людей уходили с последнего в сезоне фестиваля. Мое сердце учащенно билось.

И потом они начали приходить – не по одному-двое, а большими группами, заполняя территорию фестиваля, улыбаясь и смеясь в ожидании шоу. Вскоре толпа разрослась до более чем трех тысяч, многие собрались у сцены. Все хотели музыки, танцев, спектакля, книг и прасада.

Я спрыгнул со сцены и начал пробираться через толпу. Снова я чувствовал себя как дома, смешавшись с людьми, которые попали в удивительный мир сознания Кришны. Ни на земле, ни на небесах не было другого такого места, где я бы хотел оказаться больше.
Я не мог не улыбаться. “И это только начало, – думал я. – Впереди еще сорок восемь фестивалей”.

Конечно, солнце не всегда будет светить, и у оппозиции свои планы, но то, что на трехдневный фестиваль в Броднице пришло более девяти тысяч человек, говорит о том, что мы получили благоприятное начало, на которое надеялся и мэр, и все мы.

В Польше начался великий фестиваль святых имен.

акхила бхувана бандхо према синдхо йане смин
сакала капата пурне гьяна хине прапанне
тава сарана сорое дехи дасьям прабху твам
патита тарана нама прадур асит йатас те

“О друг всего мира. О океан любви! Люди теперь полны обмана и лишены знания. О мой Господин! Милостиво даруй им прибежище Своих лотосных стоп, ведь святое имя, спасающее падших, изошло от Тебя”. ( Сарвабхаума Бхаттачарья, Шри Гауранга-махимамрита, Сушлока-шатакам, текст 21 )