Главы правительств в цветочных гирляндах

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
   место: Польша

Успех фестиваля в Броднице подтвердился на следующий день, когда местная газета опубликовала передовицу об этом событии. Под заголовком “Праздники Индии в Броднице” они поместили большую цветную фотографию преданной, рисующей на лице девочки гопи-доты. Региональное телевидение также выпустило десятиминутный репортаж о фестивале, используя отснятый нами материал.

Наша видеокамера – это подарок Сунил Мадхавы даса, президента храма в Чикаго. Когда мы со Шри Прахладом были в Чикаго во время последней поездки по Америке, Сунил Мадхава Прабху милостиво купил нам профессиональную цифровую камеру для Фестиваля Индии. Эта камера по качеству на порядок выше, чем те, которые используют большинство польских телевизионщиков, поэтому местные телевизионные станции с радостью приняли наш материал, который очень способствует нашей рекламе.

Но победы зачастую приходят за счёт чего-нибудь очень дорогого. После обеда с удрученным видом ко мне подошла Нандини даси.

- Что случилось? – спросил я.

- Мэр отменил фестиваль в Илаве, одном из крупных городов в регионе, – ответила она. – Только что позвонила его секретарь и сказала, что сегодня утром он прочитал статью о Броднице, и в Илаве нас теперь не ждут. Когда я спросила, можно ли нам приехать и поговорить с ним, она сказала, что обсуждать нечего, и повесила трубку.

Пока мы сожалели о потере, телефон Нандини снова зазвонил. В этот раз она побледнела, и я знал почему.

- Ещё один фестиваль отменён? – спросил я.

- Да, – ответила она. – Заведующий по делам культуры в Нове Место сказал, что несколько членов городского совета были на фестивале в Броднице и не заинтересованы в том, чтобы вводить иностранную религию в своём городе.

Я пребывал в беспокойстве весь оставшийся день. Я продолжал наблюдать за людьми, которые приходили на эти фестивали, я хорошо изучил их. В большинстве городов наши фестивали являются крупнейшим событием года, многие приходят одетыми в лучшие наряды, ища облегчения от скуки и рутины повседневности. Они жаждут развлечений, и некоторые искренне ищут альтернативу материальной жизни. Наш трансцендентальный опыт духовного мира может дать это, и даже больше. Было больно думать, что ограниченные политики лишили людей этой возможности.

В тот вечер я лёг спать со смешанными чувствами счастья и горя, приобретения и потери, победы и поражения. Я был счастлив за жителей Бродницы, но сожалел о людях Илавы и Нове Место, которые, я уверен, пришли бы на фестиваль. Может быть, движение санкиртаны вернётся в эти города только через десятки лет.

“Какая потеря!” – продолжал я думать. В Бхагавад-гите Кришна говорит Арджуне, чтобы он был выше потерь и приобретений, но это наставление касается личных желаний. Когда речь идёт о служении Господу, преданный чувствует победу и поражение даже сильнее, чем материалист.

Моё беспокойство продолжилось и на следующее утро – я мерил шагами алтарную комнату, воспевая свои круги. Я пытался сконцентрироваться на святых именах, но продолжал думать об отменённых фестивалях.

Тут ко мне подошёл улыбающийся Джаятам дас.

- Шрила Гурудев, – сказал он. – У меня хорошие новости. Звонил секретарь Ниджицы и спрашивал, сможем ли мы провести культурную программу в течение часа, чтобы развлечь польского и шведского премьер-министров. Они будут с визитом в городе в день фестиваля на следующей неделе. Они хотят вдохновить граждан проголосовать на референдуме за вхождение Польши в Европейский Союз.

- Скажи им, что мы принимаем их любезное предложение, – сказал я, настолько удивлённый, что больше ничего не смог добавить.

“Плач может продолжаться ночью, а утром приходит радость” (Псалмы).

Нандини и Радха Сакхи Вринда весь день были заняты, ища города, чтобы заместить отменённые фестивали в Илаве и Нове Место. К вечеру они вернулись с хорошими новостями.

- Когда мы зашли в офис мэра в Рыпине, мы были приятно удивлены, – сказала Нандини, – он поприветствовал нас словами “Харе Кришна, девушки!”

Нандини продолжала:

- “Я ждал вас, – сказал он. – Я знаю, что вы провели успешный фестиваль в Броднице, а ваш фестиваль в Илаве отменён. Но не переживайте. Мы будем счастливы встретить вас здесь. Поговорите с моим секретарём, и она всё подготовит”.

Второй фестиваль в этом сезоне был проведён в Лидзбарке. Нам дали большую автостоянку рядом с городской мэрией, но нам едва удалось уместить сцену и палатки на этой территории. Когда несколько тысяч людей пришли в первый день, всем было очень тесно. Когда я подходил к сцене, чтобы дать лекцию, я даже услышал, что люди жаловались на то что мало места.

“Кришна поместил их в ловушку, – подумал я. – Они передвигались туда-сюда миллионы жизней. Пусть они хотя бы немного спокойно постоят и послушают об Абсолютной Истине”.

И я говорил перед своими пленёнными слушателями 20 минут, объясняя, что мы все – духовные души, попавшие в ловушку материального мира, и мы можем достичь освобождения, воспевая святые имена Господа.

Когда я сошёл со сцены, подошёл преданный и сказал, что по территории фестиваля ходит газетчик, высматривает всё, делает фотографии и разговаривает с гостями. Меня всегда беспокоят представители СМИ, а поскольку я хотел защитить вышедшую недавно про нас положительную публикацию, то внимательно наблюдал за ним.

Газетчик увидел меня и заговорил с Джаятамом. “Скажи Индрадьюмне Махараджу, чтобы он не волновался, – сказал он. – Я хорошо отношусь к вашему движению. Несколько лет назад я жил в Варшавском храме как преданный. Он может надеяться на хорошую статью”.

Хотя мэр Лидзбарка мог видеть фестиваль и из окон своего офиса, он с неохотой пришёл на фестиваль. Вечером он прогуливался по территории фестиваля со своими дочерьми- подростками, на которых были надеты сари из палатки “Трансцендентальная мода”, и все они были очень довольны. Он оставался, пока наша группа “Village of Peace” не доиграла последнюю песню.

Нандини подошла к нему и попросила его открыть наш праздник завтра со сцены. Он согласился, но не пришёл. Когда Нандини попыталась узнать причину, его секретарь предположила: “Возможно, утренняя служба в церкви напугала его”, – сказала она.

Наш третий фестиваль проводился в Дзялдово. Это село с десятитысячным населением, и оттуда вышли 27 дважды-инициированных преданных. Мы ожидали большую толпу, но я побаивался, потому что место, выделенное для фестиваля городскими властями, было далековато от центра города. И ещё больше меня беспокоило то, что оно было рядом с большой непривлекательной, грязной автостоянкой.

Но в итоге стоянка очень хорошо пригодилась для многих людей, которые приехали из города на фестиваль. По плану Господа территория стоянки была заполнена более чем сотней машин и стала духовной ценностью для ещё одного успешного фестиваля.

В течение нескольких дней мы тщательно репетировали часовую программу на сцене для визита польского и шведского премьер-министров в Ниджице. Но когда настало утро того дня, мы были разочарованы: секретарь городской мэрии позвонила и сказала, что премьер-министры уедут сразу же после своих выступлений, чтобы встретиться с Президентом США Джорджем Бушем и британским премьер-министром Тони Блэром в Кракове. “Не расстраивайтесь слишком, – сказала она. – Вы сможете выступить для других официальных лиц”. Ее обещание едва могло успокоить меня – сердце чувствовало сильную боль при мысли, что премьеры присутствовать не будут.

Около полудня мы с 16 преданными поднимались по ступенькам к средневековому замку на холме, возвышающемся над Ниджицей, где должна была проводиться программа. Когда мы подошли к главным воротам замка, нас остановила охрана. Хотя они знали, что мы участвуем в программе, всё равно нас попросили открыть чемодан с фисгармонией и коробки с прасадом, чтобы убедиться, что мы не прячем оружие.

Мы разместились во внутреннем дворе с сотнями других людей. Когда прибыли премьеры, духовой оркестр сыграл польский и шведский национальные гимны. Наконец, премьеры поднялись на сцену и начали говорить о благе членства в Евросоюзе и о том, что Польша будет в изоляции, если не присоединится.

Варанаяка дас подумал, что мы бы могли подняться на сцену и подарить лидерам книги и гирлянды, но когда он спросил польскую главу делегации, ему сказали, что это не будет соответствовать ситуации. Но Варанаяка процитировал девиз, напечатанный в этом году на всех наших афишах с рекламой фестиваля и приглашениях: “Одна Европа – один мир”, настаивая, что это как раз и соответствует настроению выступлений. Чиновника это не убедило, но он пошёл на компромисс. “Можете надеть гирлянды на премьеров, когда они будут уезжать из замка”, – сказал он.

Варанаяка и две матаджи пошли, чтобы подарить гирлянды, но сначала охрана обыскала их и даже осмотрела гирлянды. Затем им показали место около входа в замок, где они могли подождать, и приставили чиновника наблюдать за ними.

Шведский премьер-министр Горан Перссон в сопровождении губернатора, заместителя губернатора, членов польского парламента и мэров регионов первым подошёл к воротам.

Варанаяка сделал шаг вперёд.

- Мы представляем фестиваль Индии, – сказал он. – И мы бы хотели подарить вам цветочную гирлянду.

Похоже, что на мистера Перссона это произвело впечатление.

- Она из настоящих цветов? – спросил он.

- Да, – ответил Варанаяка. – И она будет оставаться свежей в течение двух недель, – добавил он шутливо.

- Как это? – спросил мистер Перссон.

- Индийское волшебство, – ответил Варанаяка.

- Через пару дней я встречаюсь в Санкт-Петербурге с Российским Президентом Владимиром Путиным, – сказал мистер Перссон с улыбкой. – Если то, что вы говорите, правда, я подарю эту гирлянду ему.

К этому времени польский Премьер Лешек Миллер присоединился к ним, и оба лидера приняли гирлянды от матаджи, а представители средств массовой информации щёлкали фотоаппаратами. Затем премьеры с надетыми гирляндами, окружённые преданными с обеих сторон, позировали для фотографий.

В конце официальной программы премьеры уехали, а преданные и официальные лица вернулись во внутренний двор на наш концерт.

После этого преданные присоединились к городскими советникам в обеденной комнате замка, чтобы отпраздновать успешный день.

Было очень приятно видеть, что советники принимали наши подарки и прасад, а мэр Ниджицы получил Бхагавад-гиту от Варанаяки. “Вы не представляете, как я счастлив, что вы участвуете в этом мероприятии, – сказал мэр. – мистер Перссон заметил ваших людей, в частности, индийских танцовщиц, и послал своего помощника спросить меня о них. Я с гордостью сказал ему, что в городе проводится фестиваль Индии. Я бы хотел пригласить вас в понедельник в свой офис, чтобы официально поблагодарить за подарки и за то, что делитесь своей культурой с нами”.

На следующий день по окончанию нашего фестиваля на центральной площади Ниджицы Рамачьюта дас сказал мне, что он обменялся любезностями с двумя прилично одетыми парами в палатке с книгами. Они купили по экземпляру каждой книги. Я спросил Рамачьюту, знал ли он этих людей. Он заулыбался. Он приберёг лучшее напоследок.

- Махарадж, – сказал он, – этими парами были мэр и заместитель мэра со своими женами.

- Что? – сказал я. – Они купили по экземпляру всех наших книг?

- Да, – ответил Рамачьюта. – Вчера вечером мэр допоздна читал Бхагавад-гиту и решил, что ему нужно прочитать все, что написал Шрила Прабхупада.

Преданный, который стоял рядом повернулся ко мне.

- Как это всё происходит, Махарадж? – спросил он.

Что я мог сказать? Я и сам не мог осознать значимость всего, что произошло за последние несколько дней.

- Должно быть, это просто беспричинная милость Господа Чайтаньи Махапрабху, – сказал я. – Он затапливает эту землю нектаром Своих святых именю.

“Лотосные цветы глаз Господа Чайтаньи были покрыты капающими каплями мёда, которые были Его слезами. Волосы на Его теле встали дыбом, и Он дрожал в экстазе. Прерывающимся голосом в блаженстве он взывал: “Хари! Хари!” Молюсь, пусть Верховная Личность Бога, Господь Чайтанья Махапрабху, сын Шачи-деви, устроит для вас всех великий праздник нектара трансцендентального блаженства чистой любви к Кришне”.

( Шрила Прабодхананда Сарасвати, “Шри Сангита-мадхава”, глава 16, заключение )