Стремление быть послушным учеником

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
   место: Польша

Когда Нандини и Радха Сакхи Вринда пришли к мэру Ниджицы по его просьбе, он поздравил их с успешным трехдневным фестивалем. Он сказал, что девяносто пять процентов населения города симпатизируют Харе Кришна.

- А как насчет остальных пяти процентов? – спросила Радха Сакхи Вринда.

Лицо мэра стало серьезным.

- Священники города поносили фестиваль с кафедры и ходили в школы, чтобы удержать детей от посещения, – сказал он. – Но я вижу наше общество терпимым и открытым – я поощрял горожан. Поскольку вы обеспечили мне хорошую рекламу, заинтересовав высоких должностных лиц в правительстве, я в долгу перед вами. В следующий ваш приезд мы разместим всю фестивальную группу в лучшей гостинице.

Позже я размышлял о том, что дела на весеннем туре пошли лучше, чем я ожидал. Конечно, два фестиваля были отменены, но мы провели программы в других местах, и впечатление, созданное в Ниджице, было бесценным. Однако следующим вечером я получил сообщение по электронной почте от моего друга-астролога, Шйамасундары даса, где он напоминал мне о нашей беседе, состоявшейся во время моего пребывания в Америке. Он сказал, что период от начала июня до середины июля будет трудным, мне придется столкнуться с серьёзным сопротивлением.

Изучая его послание, я вспомнил, что у меня сохранились записи этой беседы, и, поискав немного, я нашел их на дне сумки. “Время конфронтации, борьбы и растраты большого количества энергии, чтобы защититься, – гласили они, – Много вызовов, диспутов, интриг. Ты в конце концов выиграешь войну, но проиграешь немало битв”.

Казалось, в это трудно было поверить. Наш тур проходит так замечательно. Но расчеты Шйамасундары редко бывают неверны, если такое вообще бывает. “Если вода спокойна – не думай, что крокодилов в ней нет” (малайская пословица).

Я проснулся рано утром, готовый к любым неприятностям. Они не заставили себя долго ждать. В 9.30, когда я работал на компьютере, в комнату вошел Джайатам дас и положил на стол утренний выпуск местной газеты.

“Секта Харе Кришна предстает в форме культурного события” – кричал заголовок. Статья на первой полосе старалась очернить наш тур всеми способами, какие можно только представить, обвиняя нас в незаконном ввозе оружия, перевозке наркотиков, похищении детей, убийстве и вымогательствах. Газете не нужны были факты, чтобы убедить простую крестьянскую публику. Для них все, что пишут газеты – правда.

Через несколько минут в комнату вошла Нандини.

– Шрила Гурудева, – сказала она, – мой телефон звонит, не переставая. Члены городских советов, руководители домов культуры и полиция со всей округи задают вопрос, правда ли это. Два города отказали нам в приеме.

Мы незамедлительно собрали совет тура и решили вести жесткую игру: газета должна опубликовать опровержение или столкнуться с судебными мерами. Нандини и Радха Сакхи Вринда отправились в Млаву, один из крупнейших городов, отказавших нам в приеме. Секретарь города прежде симпатизировала нам, но теперь она гневно обвинила нас, что мы проводим фестиваль, чтобы открыть центр сектантов. Когда Нандини и Радха Сакхи Вринда сказали ей, что обвинения были фальшивыми, она ответила, что поверит, только если увидит в газете опровержение.

Днем раньше Нандини и Радха Сакхи Врнда убедили мэра Илавы (первого города, отказавшего нам на прошлой неделе) разрешить продолжение фестиваля. В то время как автобус с харинамой отправился туда, чтобы рекламировать возобновленное событие, матаджи отправились из Млавы в Илаву на дневную встречу с мэром, надеясь подписать договор до того начала харинамы.

Когда мы вышли из автобуса в Илаве, мне позвонила Нандини из городской управы. “Мэр и городской совет в принципе согласны с фестивалем, – сказала она, – но мэр прибудет на собрание примерно через два часа. Он сказал, что мы можем начать рекламу, а он подпишет договор, когда освободится. Вопрос кажется решённым, но иногда, когда мы воспеваем на улицах, это привлекает наших противников. Кто-то может пожаловаться мэру до того, как он поставит подпись. С другой стороны, у нас только два дня на рекламу”.

Я принял решение рискнуть и начать харинаму. Я был уверен, что искренность мэра преодолеет любое противостояние.

Стоял прекрасный день, на улицах было много народу. Шри Прахлад был в своей лучшей форме, и мы с полной отдачей пели и танцевали, прокладывая путь среди дорожек и аллей, раздав в течение двух часов более 3000 приглашений. Мы расклеили по городу более 100 афиш. Мы тяжело потрудились, и это был особенно жаркий денёк.

Когда мы закончили, все устали, особенно я. В свои 54 мне стало трудно проводить пятичасовые харинамы по шесть дней в неделю. Но я делаю это. Выходя, я вдохновляю преданных, а когда вдохновлены преданные, люди привлекаются и приходят на наши фестивали.

Я прошел в свой автофургон и откинулся на сиденье, чтобы немного отдохнуть. Вдруг зазвонил телефон. Я тут же почувствовал, что что-то не так. После долгих лет санкиртаны у меня развилось шестое чувство.

Это была Радха Сакхи Вринда. “Мэр отказался подписать договор, – сказала она, – Священник в Илаве увидел харинаму и пожаловался. Вы знаете, какой властью они обладают. Мэр потеряет свое место, если не согласится с ними”.

Если бы мы подождали два часа, договор был бы у нас на руках, но тогда не было бы харинамы, а с одним лишь оставшимся днем было бы не известно, сколько народу пришло бы без рекламы. Тем не менее, я ругал себя за принятое решение.

“Война – это в основном каталог грубых ошибок” (Уинстон Черчилль).

Единственным утешением был телефонный звонок, полученный Нандини от шерифа Илавы, когда мы покидали город. “Я должен был бы сделать вам выговор за расклеивание афиш на автобусных остановках, – сказал он. – Это не разрешено. Но на самом деле я звоню, чтобы извиниться за решение мэра отменить ваш фестиваль. Мне стыдно называться гражданином этого города”.

Несмотря на сердечное извинение, отмена фестиваля означала, что, по крайней мере, 5000 человек могут не услышать святое имя, не попробовать прасадам и не прочитать книги Шрилы Прабхупады в этой жизни. Разве это не катастрофа, достойная газетных публикаций?

Все хранили молчание, пока мы добирались до Липно на пятый в этом сезоне фестиваль. Чтобы успокоить ум, я раскрыл второй том “Шри Брихат-бхагаватамриты”. Читая первую главу, я восхищался, что есть мир, свободный от беспокойств этого мира, и на мгновение предался мечтам, что когда-нибудь попаду туда. Но затем на ум пришло кое-что еще: “Долг ученика, прежде чем он даже подумает о возвращении в духовный мир – выполнить миссию духовного учителя”, – думал я. Я отложил книгу, и мои тревоги вернулись, когда я задумался о поражении в Илаве.

Когда мы прибыли в Липно час спустя, открывшаяся нам сцена повергла меня в удивление и заставила воспрять духом. На трибуне был мэр, открывавший фестиваль перед многотысячной толпой.

- Дамы и господа, – говорил он и его голос гудел через громкоговорители, – это, несомненно, большая честь принимать в нашем городе столь большое событие. Я приглашаю вас насладиться этими празднествами следующие два дня. У нас есть возможность узнать о культуре Индии. Я официально объявляю Фестиваль Индии открытым!

Я обычно не плачу (мое сердце твердо, как камень), но одобрительный рев толпы, сладостный звук победы, пришедшей так скоро после поражения, выжал слезы даже из моих покрытых иллюзией глаз.

О Шрила Прабхупада, вы наверняка разделяете с нами боль поражения и радость победы в продвижении вашей миссии. Пожалуйста, благословите нас отвагой, чтобы лицом к лицу встречать противодействие, разумом, чтобы принимать верные решения и духовной силой, чтобы нести ваше послание людям. И пусть, по вашей милости, мы когда-нибудь достигнем совершенства.

парам гопйам апи снигдхе
шишйе вачам ити шрутих
тач чхруйатам маха бхага
голока махимадхуна

“Веды говорят, что только послушному ученику можно доверить сокровенную тайну. Поэтому, о счастливейший, теперь выслушай, пожалуйста, о славе Голоки”.

(Шри Брихат-бхагаватамрита, часть вторая, глава 1, текст 6)