Теперь есть надежда

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
  

Последний фестиваль нашего весеннего тура прошёл в Млаве. Газета, оклеветавшая нас, тоже издавалась во Млаве, поэтому я немного нервничал, когда для проведения первой харинамы мы въехали в город на автобусе с шестьюдесятью преданными.

Конечно, газета опубликовала наше опровержение, но люди обычно больше склонны слушать плохие новости, чем хорошие, поэтому я опасался, что жители Млавы могут возмутиться нашим присутствием.

Мы прибыли в город в тот момент, когда тысячи людей начали своё хлопотное утро с покупок на рынке близ центра городка. Фруктовые и овощные ряды, палатки, продающие одежду, обувь и всякую утварь, заполоняли все пространство. Толпы покупателей кружили по небольшим проходам меж рядами.

Рынок работает только полдня, а я хотел раздать как можно больше приглашений, поэтому была нужна дополнительная помощь преданных, и я попросил группу киртана в быстром темпе пройти по рынку и прилегающим улицам.

Шри Прахлад с аккордеоном вёл мощный киртан, и преданные в экстазе танцевали. Любые сомнения и подозрительность, которые могли испытывать люди, быстро рассеялись “солнечным сиянием” святых имён. Все улыбались и махали нам, и мы словно проплыв по рынку, раздали за 90 минут рекордное количество приглашений – 6000.

На следующее утро я проснулся в предвкушении наплыва на фестиваль огромного числа гостей. Но меня беспокоили тёмные тучи на горизонте. Когда погромыхивающие облака прошли к югу от Млавы, я предложил им своё почтение, памятуя о наставлениях Господа Кришны Пандавам в Махабхарате:

“Во время битвы на Курукшетре Ашваттхама привёл в действие оружие брахмастры, направленное против Пандавов. И оружие это было столь могущественно, что Пандавы не могли ни остановить, ни нейтрализовать его. Будучи душами, полностью предавшимися Кришне, они немедленно обратились к Нему за прибежищем.

Господь сказал им, что когда противоборствующая сторона сильнее нас, лучше всего уклониться от прямого столкновения. Он велел им снять доспехи, отложить оружие и предложить брахмастре поклоны. Если они это сделают, сказал Кришна, они лишат брахмастру силы.

Когда это оружие появилось перед ними, все Пандавы, за исключением Бхимы, сняли свои доспехи и отложили луки со стрелами. Бхима же стоял с вызовом. И в тот момент, когда брахмастра уже была готова спалить его, остальные Пандавы силой стащили с него доспехи и отбросили в сторону оружие. Затем все они поклонились брахмастре, и она удалилась, не причинив никому вреда”.

Как только я приехал на место проведения фестиваля, мои тревоги тут же забылись. Я был счастлив тому, что власти предоставили нам улицу, выходящую к городской ратуше, и перекрыли движение.

Группа, устанавливающая тенты, трудилась всё утро, размещая палаточный городок в столь престижном месте, но как только люди начали подходить к пяти часам вечера, мои худшие опасения стали сбываться – полил дождь. Кто-то укрылся под навесами, а многие просто развернулись и отправились по домам. “Похоже, одной силы моих поклонов тут недостаточно”, – сказал я себе.

Остаток дня дождь то начинался, то утихал. Но 400 или 500 человек всё же решились прийти. Среди них была девушка, обратившаяся к Джаятаму и ко мне, когда я подписывал книги на столике с книгами. Она мгновение смотрела на меня.

- Да, – сказала она, – это вы. Можно показать вам кое-что?

- Конечно, – ответил я, заинтригованный её восторженностью.

Открыв бумажник, она достала фото своей семьи, позирующей вместе со мной рядом с нашей фестивальной сценой.

- Это в Колобжеге три года назад, – сказала она. – Я всегда вспоминаю этот фестиваль. Это был один из лучших дней в моей жизни.

Она открыла сумочку и достала “Науку самоосознания” и “Шрила Прабхупада лиламриту” на польском.

- Я купила эти книги в прошлый раз, – сказала она, – но хочу вернуть.

Я был изумлён и спросил, почему.

- Просто не могу их понять, – ответила она. – Я пыталась, но моего ума не хватает. Я пришла к выводу, что для меня надежды нет. Я никогда не смогу осознать Бога.

Мне нужно было позаботиться о других делах, поэтому я подвёл её к Вара-наяке дасу. “Попробуй убедить её оставить книги”, – попросил я его. Когда я позже увидел Вара-наяку, он сказал, что девушка решила ещё немного подумать и прийти на следующий день.

Наступил вечер, фестиваль заканчивался, осталось всего несколько человек. Когда во время финального киртана пошёл дождь, оставались лишь нескольких пьяниц, соцработников с умственно отсталыми детьми и нескольких глухонемых, недвижно стоящих перед сценой. Это была не та аудитория, которую я ожидал.

На следующий день дождь лил ещё сильней, но как только погода давала передышку, из близлежащих домов появлялись люди и бежали на фестиваль. Понемногу погода начала меняться, и неожиданно небо расчистилось совсем, так что к восьми вечера у нас уже была нормальная толпа. Они старались наверстать упущенное время, спешно обходя выставки и покупая книги и подарки. Ресторан работал, как никогда раньше. Но я был расстроен, что осталось всего два часа. Фестиваль просто не имел успеха. Он мог бы пройти отлично, если бы не дождь.

Единственное утешение ждало меня, когда я поднялся на сцену для прощального киртана. Я был поражён: толпа была одной из самых больших за весь весенний тур.

Вышел преданный и надел на меня огромную гирлянду из бархатцев до щиколоток, люди зааплодировали. Спустился вечер, зажглись уличные фонари, освещая окрестности, и я начал киртан. Я был счастлив видеть многих людей, приходивших и вчера, – включая пьяниц, глухих и умственно отсталых детей.

Я чувствовал себя измотанным и через несколько минут позвал Шри Прахлада продолжить киртан. Верный себе, вскоре он заставил танцевать огромную толпу в полном блаженстве. Глухонемые, весь прошлый вечер безмятежно простоявшие перед сценой, начали рьяно танцевать.

Поскольку они не могли слышать ритм, их танец не совпадал с остальными, но и это не могло их удержать. Прыгая и крутясь, вовсю улыбаясь, они вдохновляли друг друга жестами.

По другую сторону сцены пьяницы (которые были так же пьяны, как и прошлым вечером) танцевали в кругу. Несмотря на заторможеность, они умудрялись как-то удерживать равновесие.

“Харе Кришна! – кричали они. – Харе Кришна! Харе Кришна!”

Вдруг один из отсталых ребят, выскочив вперед, тоже начал танцевать. Сначала толпа была немного обескуражена его нарушенной координацией движений, но энтузиазм его был заразителен, и вскоре большая часть толпы тоже танцевалать. Я позвал Джаятама.

- Этот киртан нужно заснять, – сказал я ему. Он медленно повёл камерой по толпе.

- Нет! – воскликнул я. – Снимай глухих и пьяниц! Смотри, как они наслаждаются святыми именами!

Внезапно глаза Джаятама раскрылись от удивления.

- Шрила Гурудева! – вскрикнул он. – Смотрите! Та девушка, что показывала вчера вам фотографию. Смотрите, и она танцует!

Около часа спустя, Шри Прахлад завершил киртан. На какой-то момент люди застыли в молчании без эмоций, пытаясь осознать, что произошло. Это был их первый киртан, и многие выглядели ошеломлёнными.

Мы часто заканчиваем фестиваль, благодаря наших самых юных гостей за их энтузиазм в киртане, поэтому я вышел на сцену и выбрал из детей пятерых лучших танцоров. Я пригласил их присоединиться ко мне на сцене. Когда пять маленьких девочек вышли вперёд, я дал каждой из них по шёлковому сари из нашего магазинчика духовной одежды. Толпа чуть с ума не сошла.

Раздавая подарки, краем глаза я заметил того отсталого мальчика, который вдохновил всех собравшихся своим танцем. Я позвал преданного и попросил его привести парнишку на сцену. Мальчик поднялся и встал рядом со мной с улыбкой от уха до уха. Я приобнял его и сообщил толпе, что мы хотели бы поднести и ему особый приз. Я снял свою длинную гирлянду из бархатцев и осторожно повесил ему на шею. Толпа взорвалась громовыми аплодисментами.

Я повернулся, чтобы попрощаться с людьми, а они все не переставали хлопать, так что я улыбнулся и попрощался, помахав им. Когда я спустился со сцены, меня уже ждал Вара-наяка.

- Шрила Гурудева, – сказал он, – помните девушку, которая хотела вернуть книги?

- Да, – ответил я. – Я видел, как она танцевала в киртане.

- Это так, – ответил Вара-наяка. – Она сказала мне, что после киртана почувствовала, что теперь у неё есть надежда, и она решила оставить книги.

“Это моom святых имён”, – думал я, направляясь к своей машине. Я шёл, не торопясь, наслаждаясь последними минутами весеннего тура.

Я увидел глухонемых, махавших мне с противоположной стороны дороги, и помахал им в ответ. Через несколько шагов ко мне приблизилась группа пьяных, и они долго трясли мне руку. И когда я уже садился в машину, тот отсталый парнишка подбежал ко мне, чтобы обнять. Когда он выпустил меня из крепких объятий, я прочитал небольшую молитву и попросил Кришну продолжать давать ему милость.

И почему бы Ему не сделать этого? Этим вечером я собственными глазами видел, что Господь Чайтанья не делает никаких различий между грешниками и праведниками, воспитанными и грубыми, образованными и глупцами. Разочаровавший поначалу, этот фестиваль неожиданно стал лучшим в сезоне, и сердце моё было полностью удовлетворено.

три бхувана каманийе гаура чандре ватирне
патита йавана муркхах сарватха спхотайантах
иха джагати самаста нама санкиртанарта
вайам апи ча кртартхах кршна намашрайад бхох

“Когда Господь Гаурачандра, самая привлекательная личность во всех трёх мирах, низошёл в эту вселенную, все падшие души, включая низкорожденных и глупых, начали размахивать руками в воздухе, воодушевлённые совместным воспеванием святых имён. Мы тоже были полностью удовлетворены, приняв прибежище имён Кришны. О мой Господь!”

[ Шри Сарвабхаума Бхаттачарйа, Шри Гауранга-махима, Сушлока-шатакам, текст 44 ]