Облако нектара

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
  

Чтобы свернуть наш фестиваль после Вудстока, потребовались усилия 50 преданных в течение целых трёх дней.

Когда мы отъезжали, на огромном поле уже не было ни души. Автобус уезжал, а я вернулся в мыслях к успеху нашего фестиваля. Более 500 000 приехавших на Вудсток человек прошли через наш лагерь и так или иначе соприкоснулись с исполненным блаженства миром осознания Кришны.

Мы повернули последний раз перед выездом на главную дорогу, и я оглянулся назад. Я чувствовал опустошённость. Придётся ждать ещё целый год, чтобы вновь испытать вкус этой великой ягьи.

сайвейам бхуви дханйа гауда нагари велапи сайвам будхех
са `йам шри-пурушоттамо мадхупатеш танй эва намани ту
но кутрапи нирикшйате хари хари премотсавас тадршо
ха чайтанйа крпа-нидхана тава ким викшйе пунар вайбхавам

“Все тот же благодатный город Навадвипа на земле.
Все тот же берег моря. Все тот же город Джаганнатха-пури.
Святые имена Кришны так же здесь. Увы мне!
Я нигде не вижу прежних фестивалей чистой любви к Господу Хари.
О океан милости, Господь Чайтанья, увижу ли когда Твою неземную славу вновь?”

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, "Шри Чайтанья-чандрамрита", глава 12, стих 140 ]

Мы ехали на север, к морю, и мысли мои обратились к последним двум неделям наших летних фестивалей на побережье Балтийского моря. Если что-то вкусом и сможет приблизиться к проповеди на Вудстоке, так это 12 еще предстоящих нам фестивалей.

Обеспеченные семьи проводят свои отпуска на побережье, пользуясь золотой возможностью приобщиться к элите польского общества.

По прибытии на нашу базу неподалёку от моря преданные устроили себе столь заслуженный трёхдневный отдых, я же с нетерпением ожидал начала фестивалей.

Как-то несколько преданных вернулись с пляжа в Побиерово, куда они ходили поплавать.

- Шрила Гурудева! – воодушевлённо заговорили они, перебивая друг друга.
- Как только мы пришли на пляж, люди толпой окружили нас.
- Спрашивали, когда начнётся фестиваль в Побиерово.
- Интересовались, будет ли в этом году новый театр.
- И сколько индийских танцовщиц будет выступать?

Я бы не мог вдохновить их больше.

- И что вы им сказали? – спросил я.
- Что фестиваль в Побиерово должен состояться через две недели.
- Он должен быть последним.
- Одна семья решила, что продлит отпуск ещё на неделю, только бы побывать на нем.

Через четыре дня мы начали харинаму на пляже в Устроение Морские, где собирались проводить первый фестиваль. Вся Европа изнывала от жары, принесённой муссонами из Северной Африки, с Сахары. Пляж в Устроение Морские был забит так, что группа киртана из 80 преданных с трудом прокладывала себе путь.

Я был счастлив вернуться на санкиртану и чувствовал себя, как изнывающий от жажды, наконец-то добравшийся до воды. Мне хотелось пообщаться с людьми, и я попросил преданных узнать у первой же пары, которую мы встретим, придут ли они на наш фестиваль.

- Конечно, мы придём! – ответил мужчина. – Мы ждали вас.

Его жена улыбнулась.

- Мы каждый год подстраиваем свой отпуск под ваши фестивали, – сказала она. Без вас лето было бы не лето.

Через три дня на фестиваль пришла многотысячная толпа. Легко была видна разница между теми, кто уже бывали раньше, и теми, кто пришли впервые. Новички были немного сдержаны поначалу, ветераны же заходили на фестиваль с энтузиазмом, очень похожим на тот, что испытал я, вновь проводя санкиртану на пляже. Они сразу отправлялись к своим излюбленным местам: ресторану, магазинчикам сувениров, книжной палатке, первыми рассаживались на скамьи перед сценой. Я смотрел на их усердие как на начальный, но реальный уровень сознания Кришны

тамаси равир иводйан маджджатам аплаванам
плава ива танитанам сваду варнева мегхах
нидхир ива нидхананам тивра духкахмайанам
бхисаг ива кушалан но датум айати саурих

“Господь Кришна, Который подобен солнцу, восходящему во тьме, лодке для утопающего, облаку нектара для умирающего от жажды, баснословному богатству для влачащего жалкое существование и непогрешимому врачу для страдающего от ужасной болезни, пришёл, чтобы даровать нам всё благоприятное”.

[ Шрила Рупа Госвами, "Падьявали", стих 51 ]

Я пошел прогуляться и заглянул в палатку с книгами. Божества нашего тура Шри Шри Гандхарвика-Гиридхари стояли там на прекрасном резном деревянном алтаре между столами, представляющими книги Шрилы Прабхупады.

Божествам уже больше 200 лет, и в Своих прекрасных одеждах и украшениях Они притягивали внимание каждого, кто заходил в палатку. Я с изумлением увидел семью, опустившуюся на колени перед Божествами и перекрестившую сердце, как это делают католики в церквях. Произнеся несколько молитв, они встали и вышли. Я повернулся к Мадхувати даси, пуджари.

- Это было необычно, – сказал я.

- Да уже нет, Шрила Гурудева, – ответила она. – Люди частенько преклоняют колени и молятся перед Божествами, заходя в эту палатку. Я видела гостей, стоявших здесь в почтении по пятнадцать или двадцать минут. Я даже видела, как люди разговаривают с Ними.

На протяжении следующих двух недель держалась приятная погода, и мне ни разу не пришлось беспокоиться о дожде или ветре, обычных врагах нашего фестивального тура. В каждом городе мы собирали рекордное количество народа.

Однажды вечером, когда я говорил со сцены в Мржежино, один мужчина в брюках и футболке перехватил мой взгляд. Он стоял в толпе, внимательно слушая и согласно кивая, пока я разъяснял сознание Кришны. Неожиданно я вспомнил его. Он был одним из охранников, которых мы нанимали на время весеннего тура. После моей речи он подошёл поблагодарить меня и сказал, что только что приехал на побережье.

- Когда я только начал работать с вами прошлой весной, – начал он, – у меня не было интереса к духовной жизни. Я просто выполнял свою работу, выискивая потенциально опасных людей, но пока я был здесь, я слушал ваше пение, слушал ваши лекции и видел, как вы себя ведёте. И во мне что-то изменилось. Отправившись домой после весеннего тура, я не мог перестать думать обо всех вас. И как только наступил мой летний отпуск, я приехал сюда с женой и детьми. Мы планируем посетить все ваши фестивали.

- Все фестивали? – переспросил я.

- Это может звучать странно, – сказал он, – но я никогда не уставал от этих фестивалей. В них есть что-то магическое.

Господь Чайтанья быстро утешил моё чувство разлуки по проповеди на Вудстоке, и на последнем фестивале года в Побиерово Он доставил радость моему сердцу.

У преданных в тот день были смешанные чувства. Все мы знали, что это последний фестиваль года, но было слишком мало времени на расстройства – мы были заняты самой большой аудиторией за весь год.

Этим утром мы пели на пляже, но к полудню стало дождливо. Хорошей погоде на побережье наступал конец. Все на пляже стали искать, куда бы спрятаться, и хотя часам к трём небо расчистилось, никто туда не вернулся. Все пошли на Фестиваль Индии.

У нас, наверное, побывал каждый турист в этом городе. Я уверен в этом, потому что, как и на пляже, на фестивале было трудно пройти через толпу. Люди были повсюду – в ресторане, магазинах, киосках, толпились перед сценой. Особый интерес вызывала башня колесницы Ратха-ятры, которую мы поставили около сцены. Ближе к вечеру мы включили свет внутри купола, и колесница стала похожа на гигантский фонарик. Это очень понравилось публике. Люди выстраивались в очередь, чтобы сфотографироваться рядом с ней.

В какой-то момент я заметил человека, стоящего перед колесницей и покачивающего головой, будто в расстройстве. Мне стало интересно, о чём же он мог думать, и я подошёл к нему с Рама Ачьютой дасом.

- Какие-то проблемы, сэр? – просил я. Его глаза не отрывались от колесницы.

- Не могу поверить, – сказал он. – Это все наяву. Это колесница Ратха-ятры.

Я был удивлён уже тому, что он знает верное название.

- Откуда вы знаете, что это колесница Ратха-ятры? – спросил я. Он повернулся ко мне на мгновение и вновь перевел взгляд на колесницу.

- Девять лет назад я работал на угольных копях на юге, – начал рассказывать он. – Это унылая работа, и к тому же опасная. Однажды несколько моих коллег погибли под обвалом. Я больше не полезу в эту чёрную дыру. Я ушёл с работы и остался дома, молясь Господу, чтобы Он освободил меня из этого ужасного мира.

Однажды я решил отправиться в городскую библиотеку и поискать книги о духовной жизни. Просматривая полки, я обнаружил “Чайтанья-Чаритамриту” в переводе Бхактиведанты Свами. Там было восемь томов. Я просмотрел первый из них, но не смог ничего понять. Я решил всё равно разобраться и забрал том домой. Когда я подошёл к стойке, библиотекарь улыбнулась. Она сказала, что эта книга здесь уже несколько лет, и я был первым, кто взял её.

Я искал духовного знания и перечитывал книгу снова и снова. Постепенно я начал понимать. Две недели спустя я вернулся за вторым томом, а ещё через неделю – за третьим. Я ничего больше не делал – только читал днём и ночью. За несколько месяцев я прочитал все восемь томов, как минимум, дважды.

Я узнал о многом. Я был поражён Чайтаньей, инкарнацией Бога, и там было описание пяти способов любви к Богу. Я и представить себе не мог, что духовная жизнь может быть такой основательной, такой глубокой.

Любимое моё место – фестиваль Ратха-ятры, на котором Чайтанья пел и танцевал со своими спутниками. Я скорбел, что родился слишком поздно, чтобы принять участие в тех исторических событиях.

Иногда Свами упоминал о движении, которое распространилось по всему миру, движении, последователи которого поют Харе Кришна, как Чайтанья. Я писал по адресам, указанным в книгах, но не получал ответа. Я молил Бога помочь мне найти это движение, но и это не помогло.

И вот сегодня утром, лёжа на пляже после заплыва, я неожиданно услышал людей, поющих Харе Кришна. Я сел и не мог поверить своим глазам – там была сотня людей, многие с барабанами и цимбалами. Это было, как если бы книга, которую я читал о Чайтанье, претворилась в жизнь.

Но одно смущало меня – не было колесницы Ратха-ятры. Для того, чтобы это стало явью, нужна была колесница. Сначала я думал, что вы, ребята, показываете театральное представление, но потом я подумал: “Может быть, это и есть движение, о котором писал Свами. Может, это Бог наконец-то ответил на мои молитвы?”

Я взял приглашение, и когда начался дождь, отправился в отель. Я еле дождался начала фестиваля. Когда время подошло, я быстро вышел из отеля. Подходя к месту праздника, я услышал пение, бросился бежать и вскоре был на входе. Но была такая толпа! Мне ничего не было видно. Я стал прокладывать себе путь и выбрался на поле.

Я был ошарашен всем: цветными палатками, большой сценой, пением. Но было ли это правдой? Было ли это движением Чайтаньи? Затем вдруг я увидел колесницу Ратха-ятры. Я подошёл и дотронулся до неё. Господь ответил на мои молитвы. Я нашёл движение Чайтаньи.

Несколько преданных подошли послушать, и когда он закончил, у нас не было слов. Я был ошеломлён его историей и милостью Господа Чайтаньи.

Он продолжал смотреть на колесницу.

- Простите меня, если я кажусь немного эмоциональным, – сказал он. – Надеюсь, вы понимаете.

- Да, понимаю, – ответил я.

Он повернулся ко мне со слезами на глазах.

- И что же мне теперь делать? – медленно спросил он. Я взял его руку.

- Вы родились не поздно, – ответил я. – Вы пришли как раз вовремя. Вы можете помочь нам распространять это движение. Святые говорят, что Господь Чайтанья присутствует повсюду, где Его преданные служат Ему.

ратхарудхасйарад адхипадави нилачала патер
адабхра преморми спхурита натанолласа вивасах
са харшам гайадбхих париврта танур вайшнава джанайх
са чайтанья ким ме пунар апи дршор йасйати падам

“Шри Чайтанья Махапрабху шёл по главной улице, танцуя в великом экстазе перед Господом Джаганнатхой, Господином Нилачалы, восседавшем в Своей колеснице. Переполненный трансцендентным блаженством от танца и окружённый Вайшнавами, воспевающими святое имя, Он проявлял волны экстатической любви к Господу. Появится ли Он перед моим взором вновь?”

[ Шрила Рупа Госвами, Става мала, Прартхана, Шри Чайтанйа-аштака, стих 7 ]