Подсчитывая благословения

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
  

Уехав из Киелча, где нам удалось успешно защитить фестиваль от правых экстремистов, мы к полуночи вернулись в Варшаву. Я лёг спать около часа ночи, но в 4 утра проснулся от ужасных кошмаров, в которых скинхеды прорывались через заслон охраны и избивали преданных. Я сел на кровати, совершенно проснувшись и не в состоянии забыть драматические переживания предыдущего дня.

Я вспомнил лекцию Шрилы Прабхупады, которую недавно слушал. Он упоминал, что в былые времена люди часто видели во сне Господа, поскольку постоянно были заняты служением Ему и медитацией на Его лотосные стопы.

“По вечерам в деревнях все собирались вместе, чтобы послушать послание Махабхараты и Рамаяны. Отправляясь домой, они обсуждали эти повествования, а перед сном вспоминали о них. Потом люди засыпали, и им снились Рамаяна и Махабхарата”.

[Лекция Шрилы Прабхупады, 31 мая, 1972, Лос-Анджелес]

Мой ум продолжал метаться. “Я тоже регулярно слушаю послание о Господе и обсуждаю его со своими друзьями, – думал я, – Почему же мне снятся скины и хулиганы? Очевидно, потому, что приходится плотно с ними общаться.

День за днём, год за годом я провожу много времени в таком общении. Что же случится, если я вспомню таких людей в момент смерти, когда события жизни прокручиваются перед глазами как кинолента?”

Перед тем, как отправиться в душ, я помолился Господу, чтобы в час моей кончины Он Сам проявился в моём уме как доминирующая сила и личность.

вайур анилам амртам
атхедам бхасмантам шарирам
Ом крато смара кртам смара
крато смара кртам смара

“Пусть это временное тело сгорит дотла, а жизненный воздух сольётся с ветром. Сейчас, о мой Господь, пожалуйста, вспомни все мои жертвы, и поскольку Ты являешь бесконечное благо, пожалуйста, вспомни всё, что я сделал для Тебя”.

[Шри Ишопанишад, Мантра 17]

После завтрака я спросил Шри Прахлада, не хочет ли он прогуляться со мной в парк во время чтения джапы.

- Не очень-то это похоже на Вас, – заметил он, – отправляться в парк на прогулку.

- Мне нужно пойти куда-нибудь и побыть в гуне благости, хотя бы на час. – ответил я.

- Хорошо, – сказал он. – Пойдём.

Мы приехали в ближайший парк и стали прогуливаться, негромко повторяя джапу на чётках и наслаждаясь созерцанием пышной растительности и красивыми цветами. Я вспомнил старую поговорку: “Бог создал деревню, а человек – город”.

На какой-то момент мне захотелось остаться там, но я знал, что это невозможно, и через полтора часа мы уехали. Но достаточно было просто бросить взгляд на нормальную сторону жизни, и это лишь подтверждало необходимость проповеди в безумии бетонных джунглей.

Мы вернулись на квартиру. Радхе Шйама дас уже упаковал наш микроавтобус, и мы были готовы выезжать. Как только я сел в машину, зазвонил телефон. Это был Бхакта Доминик:

“Сегодня вечером программа будет в Бялыстоке, – сказал он, – это в четырёх часах езды. Приехав туда, мы начнём подготавливать зал, а Вы с остальными преданными можете идти на харинаму”.
“Прекрасно”, – ответил я, – “ждём с нетерпением”.
“Но я должен сказать Вам ещё кое-что”, – продолжил он. – “Бялысток имеет такую же бандитскую репутацию, как и Киелч”.
“Ну что ж, начнём по-новой”, – сказал я со вздохом.
“Что такое?” – спросил Доминик.
“Нет, ничего”, – ответил я. – “Просто подсчитываю свои благословения”.

“Будьте осторожны во время харинамы в Бялыстоке”, – предупредил Доминик. – “В пять вечера там будет проходить футбольный матч, а вечером – концерт хэви-метал. Достаточно народа будет слоняться и искать приключений”.

“Влипать в неприятности – моя особенность”, – пробормотал я.
“Что?” – переспросил Доминик.
“Да, просто шутка”, – ответил я, – “часть моего американского прошлого”.
Мы тронулись в путь, и я достал карту из бардачка. Повернувшись к польскому преданному Говинда Преме, я спросил: “Где тут Бялысток?”

Он поднял глаза: “Мы едем в Бялысток?”

“Да, – сказал я, – сегодня вечером фестиваль проходит там”.
“Это на северо-востоке, на границе с Россией”, – ответил он. – “Люди там немного консервативны, из другой эпохи”.
Его глаза открылись ещё шире:
“Некоторые из них практикуют чёрную магию”.
“Да ладно, – сказал я, – ты шутишь, на дворе 21-й век”.
Его взгляд стал серьёзным и он сказал:
“Да я вообще не шучу”.

Тут я вспомнил подтверждение Шрилы Прабхупады, что подобные вещи могут существовать в некоторых местах и в наше время.

“Таких ведьм называют кхечари, что означает, что они могут летать по небу. Это искусство чёрной волшбы до сих пор практикуется некоторыми женщинами в удалённых северо-западных районах Индии. Они могут перемещаться с места на место на ветви вырванного с корнем дерева. Путана владела этим искусством, поэтому в Бхагаватам она описывается как кхечари”.

[Источник Вечного Наслаждения, "Убийство Путаны"]

“Отлично! – сказал я – Правые экстремисты и скинхеды вчера, и ведьмы сегодня. А охранные фирмы севера знают, как справляться с ведьмами, летающими на помеле и владеющими чёрной магией?”

В качестве меры предосторожности я взял чётки и негромко начал повторять Святые Имена Господа.

сраванй этани бхагаван
нама рупанукиртанат
прайанту санкшайам садйо
йе нах шрейах пратипаках

“Пусть прославление трансцендентного имени, формы, качеств и атрибутов Верховной Личности Господа защитит нас от влияния плохих планет, метеоритов, завистливых живых существ, змей, скорпионов и таких животных, как тигры и волки. Пусть оно защитит нас от призраков и таких материальных элементов как земля, вода, огонь и воздух, а также от палящих лучей и наших прошлых грехов. Эти препятствия на пути нашего благополучия всегда пугают нас. Поэтому, пусть все они будут полностью разрушены воспеванием Харе Кришна маха-мантры”.

[Шримад Бхагаватам, 6.8.29 ]

По мере нашего продвижения на северо-восток пейзаж менялся с зелёных полей на густые леса с озёрами и ручьями. Я заметил много старых деревянных домов, оставшихся с прошлого столетия, и когда мы подъехали ближе к Бялыстоку, с удивлением обнаружил фермеров, пашущих землю на лошадях с помощью допотопных плугов.

“Говинда Према был прав, – подумал я. – Похоже, время здесь застыло на месте”.

Но настоящий сюрприз поджидал нас в нескольких километрах перед Бялыстоком. Мы миновали множество лотков на обочинах, на которых продавали мётлы, сделанные из древесных прутиков и веток. Ничего подобного я ни разу не видел за все мои путешествия по миру. Это было прямо как в сказках Братьев Гримм.

“Взгляни на это!” – сказал я Шри Прахладу.
“И что? – спросил он, не впечатлённый. – Такие мётлы очень практичны для уборки улиц”.
“А для полётов по небу?” – спросил я.

Никто не ответил, и я замял тему.

Мы въехали в город и стали искать центральную площадь. Зловещие чёрные тучи сгустились над городом. Было похоже, что дождь может хлынуть в любую минуту.

На площади нас встретили несколько местных преданных.

“Шрила Гурудева, – сказал один из них, – полиция только что сообщила, что на футбольный матч в город приехали группы фанов соперничающих команд, поэтому нам не стоит разгуливать по улицам с киртаном. Мы должны стоять в одном месте, где полиция сможет нас видеть”.

“Так мы никогда не раздадим наши приглашения, – сказал я – Сейчас уже три часа дня. Матч не начнётся раньше пяти. Думаю, мы без проблем можем выйти на часик”.

Я увидел, как несколько местных преданных исчезли в конце улицы.

“О`кей, Прабху, – сказал я. – Все готовьтесь к харинаме”.

Их реакция не была быстрой. Причина была не в том, что они считали проведение сегодняшней харинамы в Бялыстоке опасным. Не все знали об этом: они всё ещё были напуганы инцидентом на вчерашней харинаме, когда политические экстремисты остановили нас, а потом пытались помешать фестивалю. Преданные всё ещё нервничали.

“Всё нормально, – увещевал я, – Мы выходим на час, чтобы оповестить всех о фестивале. Все двигайте вперёд. Идём!”

Наша испуганная и вялая группа киртана двинулась вперёд, напоминая скорее похоронную процессию, чем радостное провозглашение славы Бога. Преданным было сложно даже смотреть на людей.

Я тоже нервничал. Я знал о проблемах, которые могли встретиться нам, а также не выспался этой ночью.

Неожиданно Нароттам дас крикнул: “Хари Бол!”

Я огляделся, подумав, что на нас опять нападают. Но он просто выражал свою радость, поскольку киртан набирал обороты и – энтузиазм.

Метров через 100 киртан начал становиться радостным. Шри Прахлада, верный себе и сосредоточенный, как всегда, на святых именах, формировал мелодичный и мощный киртан. Гаура Хари дас, подхватив его настроение, ритмично играл на мриданге, пронизывая её звуком всю улицу. Вторя им в такт караталами, преданные очень скоро были захвачены экстазом воспевания святых имён. Постепенно их опасения рассеялись, и они начали петь громко, а танцевать радостно.

Солнце, как по сигналу, пробилось сквозь тучи, залив город сиянием. Солнечный свет отразился от разноцветно одетых преданных, заставив их искриться синим, красным и жёлтым, как драгоценный камень вайдурья.

Преданные вознеслись над своими тревогами, страхами и жалобами. Они воспевали изнутри сердец, и люди на улице становились оживлённее. Казалось, все улыбаются. Многие махали нам, многие из идущих на футбольный матч подростков в знак одобрения нашей весёлой группы поднимали большой палец. Темп киртана вырос ещё, и радость преданных заполнила улицы. Изменилась вся атмосфера.

Какой это был контраст с событиями предыдущего дня, с ночным кошмаром, что ещё не полностью выветрился из моего ума, и с моими мрачными представлениями о Бялыстоке!

На минуту я от удивления отступил в сторону: “Где ведьмы? – думал я. – И где хулиганы, ищущие драки? Где зашоренные люди, живущие прошлым?”

Казалось, по милости святых имён все они преобразились, по крайней мере, в этот момент.

Фестиваль этого вечера был самым большим и наилучшим из всех, что мы проводили в залах. Пришли люди всех возрастов – и молодые, и старые. Даже футбольные фанаты, позабыв про матч и своё соперничество, шли вместе с нами, танцуя и подпевая.

йатредйанте катха мрштас
тршнайах прасамо йатах
нирвайрам йатра бхутешу
нодвего йатра кашчана

“Где бы ни обсуждались чистые темы трансцендентного мира, присутствующие забывают обо всех материальных устремлениях, по крайней мере, на время слушания. Более того, они перестают завидовать друг другу и не страдают более от страха или тревог”.

[Шримад Бхагаватам, 4.30.35]