За счёт заведения

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
   место: Польша

Из Баку я вылетел в Польшу, и как только добрался до места, комитет тура провёл последнее собрание перед летними фестивалями. Первым делом нужно было решить вопрос охраны.

“Есть три охранных фирмы, которые нас устраивают”, – начал Джаятам. – “Какую из них выбрать – зависит от новых пожертвований, собранных Шрилой Гурудевой”.

Все глаза обратились ко мне.

Я замялся. “Ну.., – сказал я, – эээ … на самом деле, я ничего не привёз. Я провёл эту неделю в Азербайджане со своими учениками. Это бедная страна, но у нас было несколько отличных программ”.

Джаятама, похоже, немного расстроился. Он не хотел спорить, но ему приходилось решать вопрос нашей безопасности.

“Так что делать с охраной? – спросил он. – За время весеннего тура уличные хулиганы причинили нам достаточно страданий”.

“Некоторые из наших людей сами опытные охранники”, – ответил я. – “Это помимо того, что нам следует просто довериться Всемилостивому Господу”.

В самолёте из Баку я вспомнил часть подходящего стиха, зная, что эта тема будет затронута. Я процитировал:

раксатв асау мадхвани йагья калпах
сва дамстрайоннита дхаро варахах
рамо дри кутешв атха виправасе
салакшмано вйад бхаратаграджо сман

“Верховный неуничтожимый Господь достигается через совершение ритуальных жертвоприношений, и потому известен как Йагьешвара. В Своём воплощении Господа Варахи Он поднял Землю из вод, заполняющих нижнюю часть вселенной и держал её на Своих клыках. Пусть же этот Господь защитит меня от бандитов на улице. Пусть Парашурама защитит меня на вершинах гор, а старший брат Бхараты, Господь Рамачандра, вместе со Своим братом Лакшаном, пусть защитит меня в чужих странах”.

[Шримад Бхагаватам, 6.8.15]

Поскольку других вариантов, кроме как принять прибежище Господа, у нас не было, эта тема больше не обсуждалась.

И были ещё одна немаловажная проблема. Бюро прогноза погоды пророчило самое холодное и дождливое лето за последнее десятилетие. Когда наш караван – большой полуприцеп, три автобуса, семь микроавтобусов и целый набор других транспортных средств – отправился на север в направлении Балтийского побережья для начала фестивального сезона, мрачные прогнозы синоптиков начали сбываться прямо на наших глазах.

Дождь лил непрестанно на протяжении всего нашего пути до побережья. Фактически, он продолжал безостановочно лить всю неделю, что мы находились на летней базе, делая последние приготовления в подготовке фестиваля. Преданные всю зиму трудились, чтобы придать нашему фестивалю новое лицо: множество новых тентов, которые выглядели как разноцветные индийские храмы, много новых выставок и сценического реквизита.

Мы были готовы показать улучшенную фестивальную программу, поэтому с величайшим нетерпением ожидали харинамы в Джвиржино, запланированной за три дня до первого фестиваля. Но, отвечая зловещим обещаниям синоптиков, тёмные тучи зависли над городом, и как только мы вышли из автобусов, разразились ливнем. Мы быстро позабирались обратно в автобусы и терпеливо ожидали прекращения дождя. Как только ливень стих, мы снова выскочили из укрытия на почти пустую улицу.

Впервые за 15 лет я видел на курорте так мало людей. Местные жители сказали, что в этом году приехало меньше 40 процентов от обычного количества отдыхающих.

“Все ждут окончания плохой погоды, – сказал мне хозяин лавки, – а мы, тем временем, приближаемся к банкротству”.

Несмотря на плохую погоду, я повёл группу харинамы к пляжу. И был немало удивлён, увидев несколько сот человек, лежащих на пляже в надежде на удачу и изо всех сил пытающихся наслаждаться несколькими лучами солнца, пробившимися сквозь тучи. Дул ветер, и они забаррикадировались от него, соорудив вокруг себя небольшие стены из одежды. Мы шли вперёд, не обращая внимания на стихию, воспевая и танцуя против ветра. Несколько раз сильные порывы ветра вырывали из рук распространителей листовок целые пачки приглашений, и они бежали вдогонку, пытаясь догнать ворохи цветных листков, разметаемых по пляжу.

Несмотря на аскезы, преданные были в блаженстве. Мы целый год ждали этого момента, и немного ветра и дождя не могли испортить нам настроения. Контраст между унылой погодой и привлекательной харинамой зачаровал людей. В какой-то момент ко мне подбежал здоровый парень. Прежде, чем я успел среагировать, он обнял меня, приподнял и стал кружить.

“Вы вернулись! – кричал он. – Вы вернулись! Фестиваль вернулся! Мы так вас ждали!”

Не было необходимости говорить о чём-то. Он всё сказал.

Несмотря на непрекращающиеся дожди, нам удалось раздать 5 000 приглашений за три дня. Потом мы провели фестиваль в Джвиржино.

По милости Кришны после обеда дождь кончился, и несколько тысяч людей пришли задолго до наступления мероприятия. Там был и фотограф из известного журнала, щёлкавший камерой направо и налево.

“Не могу поверить, ребята, – сказал он мне. – Вы не побоялись организовать программу такого размаха на побережье этим летом. Просто невероятно, что пришло столько народа!”

“Наши фестивали всегда пользуются успехом, – сказал я. – Дождь или солнце – на то воля Господа”.

Однако нам предстояло выбрать города для проведения следующих программ. Маленькие городки не рассматривались. Надежда оставалась только на успех в больших городах, но их было немного, и они располагались довольно далеко друг от друга.
Я поговорил об этом с Радха Сакхи Вриндой, ответственной за связи с городскими властями.

“Как насчёт Устроние Морские? – спросил я. – Это подходящий по размеру город”.

“Шрила Гурудева, – ответила она, – в прошлом году нам удалось получить разрешение на проведение фестиваля только потому, что секретаря мэра не было в городе. Он нас терпеть не может. Два года назад, когда я пришла в муниципалитет, он буквально вопил, чтобы я убиралась из города”.

“Просящему милостыню выбирать не приходится, – сказал я. – У нас не слишком большой выбор. Попробуй ещё раз в этом году”.

Радха Сакхи Вринда выглядела напуганной.

“Это желание Махапрабху, – продолжал я, – а вместе с наставлениями Господа приходят и возможности выполнить их”.

На следующий день она позвонила мне.

“Шрила Гурудева! – возбуждённо заговорила она. – Я только что из муниципалитета в Устроние Морские. Я так боялась идти туда. К счастью, секретаря снова не было. Мне удалось лично встретиться с мэром. Он тепло принял меня. Сначала он поцеловал мне руку и предложил сесть. Я рассказала ему о Вашем желании устроить фестиваль в его городе. Он улыбнулся: “Да, конечно, приглашаю вас. Мы выделим для вас рынок. Многие жители рассказывали мне, какое счастье они испытали от этого события в прошлом году, и те же самые люди уже спрашивали меня, когда вы вернётесь этим летом. При плохой погоде и небольшом количестве туристов, мы более чем нуждаемся в вас”.

Так был подписан контракт – всё это благодаря сильному желанию Шри Чайтаньи Махапрабху.

пртхивите ачхе йата нагаради грамма
сарватра прачара хаибе мора нама

“В каждом городе и деревне можно будет услышать воспевание Моего имени”.

[Чайтанья-Бхагавата, Антйа 4.126]

Но неудачи продолжались. В одной деревне за несколько минут до начала программы невероятный штормовой порыв ветра сдул брезентовый верх с нашей 12-метровой сцены. Ярость шторма заставила гостей бороться за места под укрытием других наших палаток. Все они ожидали окончания бури, и затем, вместо того, чтобы отправиться по домам, они вытерли скамейки и расселись в ожидании программы. Ни один из 800 человек не ушёл. И шоу продолжалось, даже без сценической крыши.

Ещё более радостный сюрприз ожидал нас на следующее утро. Шри Прахлад сказал мне, что в школе, где мы остановились, за приёмной стойкой меня ждёт особенный гость. Я бросился вниз, но не нашёл никого, кто тянул бы на VIPа. Я был заинтригован, о ком же говорил Шри Прахлад.

Неожиданно я услышал знакомый маленький голосок:

“Шрила Гурудева, я здесь”.

Я опустил глаза и увидел 9-летнюю Шйама-лилу даси, которую мне довелось повстречать во время весеннего тура. Она стояла передо мной с небольшим чемоданчиком и спальным мешком.

“Шйама-лила!” – сказал я. – “Что ты здесь делаешь”.

Вперёд выступила её мать.

“Мы приехали присоединиться к вашему летнему туру”. – сказала она. – “Что я могу поделать? Она постоянно говорит о Вас, днём и ночью. Она даже ночью во сне Ваше имя повторяет. Когда она услышала, что у вас будет летний фестиваль, она просила и умоляла меня приехать”.

Шйама-лила схватила меня за руку. “Мы пойдём с Вами на харинаму”, – сказала она.
“Как Вы сюда добрались?” – спросил я. – “На автобусе или поездом?”.
“Мы накопили на автобус”", – ответила мать.
“Накопили?” – переспросил я.
Мать опустила глаза. “Мы живём достаточно бедно”, – сказала она. – “Обычно мы не можем себе позволить такой далёкой поездки, но сейчас мы использовали наши сбережения”.

Позже вечером я встретил их снова.
“Я только что получил письмо”, – сказал я. – “Кто-то прочитал главу моего дневника о Шйама-лиле. Он спрашивает, может ли он оплатить её учёбу”.
Мать заплакала: “В прошлом году я даже не смогла купить ей учебники”.
Тут заговорила Шйама-лила: “Мамочка, мы примем эти деньги, только если ты пообещаешь не покупать на них вино и сигареты”.
“Да, дорогая, – ответила мать. – С сегодняшнего дня я перестану это делать. Я обещаю. Твой Кришна так добр к нам”.

Вечером, проверяя электронную почту, я заметил небольшое письмо на польском. Оно приходило уже не в первый раз. Уже на протяжении нескольких недель я игнорировал такие же короткие польские сообщения. Получая около сотни писем в день, в период фестивального тура мне приходится выбирать, кому отвечать.

Но в этот раз я заметил шесть восклицательных знаков в конце предложения, поэтому попросил польского преданного перевести для меня письмо. И остолбенел, когда он протянул мне перевод:

“Гурудева! Мы пишем Вам уже в шестой раз. Это наш последний шанс. Мы – это брат с сестрой, с которыми Вы говорили в прошлом году на фестивале в Мржежино. Мы живём в приюте в Грифице и не можем приехать на ваш завтрашний фестиваль в Мржежино, потому что у нашего приюта нет машины. Пожалуйста, приезжайте и спасите нас!!!!!! Харе Кришна, Кристоф и Элла”.

Я позвал Нандини даси: “Нужно заехать в приют в Грифице. Скажи директору, что мы пришлём автобус, чтобы забрать всех детей и привезти их на завтрашний фестиваль в Мржежино”.

“Шрила Гурудева, – сказала она.- Прошу прощения, но у меня есть несколько срочных дел, над которыми я работаю”.

“Тогда прими это как сверхсрочное, – сказал я. – Несколько маленьких душ взывают о милости. Мы не можем отказать им”.

“Хорошо, – сказала она, – но это будет непросто. Обычно приюты находятся под опёкой церкви, и им может не понравиться, во что мы вовлекаем детей”.

Нандини отзвонилась через час: “Шрила Гурудева, это удивительно! Я позвонила директору приюта и рассказала о нашем предстоящем фестивале в Мржежино. Мне было немного тревожно, но она согласилась сразу же. “О, Фестиваль Индии”, – сказала она. – “Я одна из ваших поклонниц. Да, конечно, приезжайте и забирайте всех нас завтра. Мы будем ждать в четыре вечера”.

Нандини продолжала: “Я сказала ей: “Хорошо, мы пришлём за вами автобусы. Пожалуйста, передайте Кристофу и Элле: Гурудева ждёт их”.

На следующий день, когда перед надвигающейся бурей моросил лёгкий дождик, наши автобусы появились у места проведения фестиваля с 40 приютскими детьми. Я не помнил Кристофа и Эллу, кроме как по именам, но стоял перед дверью автобуса, уверенный, что они меня узнают.

Будьте уверены, как только двери автобуса открылись, они были первыми. Они выскочили и подбежали ко мне, и Элла запрыгнула ко мне на руки: “Гурудева!” – закричала она. – “Вы спасли нас!”

В это время и все остальные дети окружили нас, смеясь и улыбаясь.

Заговорил Кристоф: “Мы рассказали о Вас всем детям, и все мы ждали целый год, пока фестиваль вернётся”.

Я позвал Нандини и Джаятама: “Для этих детей – всё за счёт заведения”.

Они стояли и выглядели довольно смущёнными. “Прошу прощения, Шрила Гурудева, – сказал Джаятам, – что значит, “за счёт заведения”?”

“Это значит, что вы даёте этим детям всё, что они захотят, бесплатно. Сладости из ресторана, сари из отдела моды, гопи-дотсы в палатке макияжа, подарки из магазинчика. Всё, что они захотят и в любом количестве”.

Нандини, всегда расчётливая и практичная в делах менеджмента ошарашено посмотрела на меня: “Шрила Гурудева, -сказала она. – Здесь 40 детей! Кто будет платить за всё это?”

“Не беспокойся, – ответил я. – Я поеду и соберу средства во время перерыва перед фестивалем Вудсток”.

Нандини улыбнулась: “В Азербайджан?”

Я засмеялся: “Скорее всего, нет. Но давай пока не будем об этом беспокоиться. Мы возьмём на себя заботу об этих сиротах, а Господь позаботится о нас. Даже не сомневайся”.

“Если кто-то пытается распространять сознание Кришны по всему миру, следует понимать, что он совершает наилучшую благотворительную деятельность. Господь автоматически становится удовлетворён им. Если Господь доволен им, чего ему ещё желать? Если Господь кого-то оценил, даже если тот не просит Его ни о чём, Господь, находящийся в сердце каждого, выполнит все его пожелания”.

[Шримад Бхагаватам, комментарий, 8.7.44]