Урок от старого уборщика

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
  

С начала нашего летнего тура каждый день шёл дождь, и было холодно. Невозможно было и представить более неподходящие условия для проведения фестивалей под открытым небом. Анонсирование и реклама программ превратились в постоянную игру в кошки-мышки с непогодой. Каждый день мы начинали харинаму под нависшими тёмными тучами и пели, пока не начинался дождь. Находили укрытие от ливня, ждали, пока он закончится, и начинали снова. Это повторялось часами каждый день, и после многих недель стало своеобразной проверкой нашей решимости.

Это также стало вызовом для тысяч посетителей, которые доблестно встречали плохую погоду и то и дело бегали во время программ под навесы, когда снова начинал лить дождь.

Я обнаружил, что молюсь о хорошей погоде. Не так, как это могли бы делать обычные люди, чтобы наслаждаться летом, а для того, чтобы наши фестивали могли продолжаться, и люди получали милость. Пять сотен лет назад Верховный Господь вмешался Сам, когда дожди препятствовали движению санкиртаны: “Чайтанья-мангала Шрилы Лочаны даса Тхакура повествует также, что однажды, на исходе дня, когда над головой сгустились вечерние тучи и угрожающе грохотал гром, все Вайшнавы сильно перепугались. Но Господь взял в руки Свои караталы и лично начал воспевать Харе Кришна мантру, глядя на небеса, как будто обращаясь к полубогам с высших планет. Тогда все тучи разошлись, небеса очистились, взошла луна, и Господь начал очень счастливо танцевать со Своими ликующими преданными”.

[Чайтанья-Чаритамрта, Ади-лила 17.89, комментарий]

Но в этих грозовых тучах, накрывших Балтийское побережье на большую часть июня и июля, была своя положительная сторона: люди приходили на наши программы, потому что больше им просто нечего было делать. На самом деле, фестивали привлекли многих из тех, кто не приходил в обычное время. Когда Радха Сакхи Вринда отправилась в муниципалитет Ревеля подписать документы, ей посчастливилось встретить мэра и пригласить его на второй день фестиваля, он был на поле прямо напротив мэрии.

“А я уже был вчера”, – сказал он. – “Утром я наблюдал за вами из окна офиса и видел, как вы устанавливаете сцену и палатки в такую плохую погоду. Человек 20 упорно бились с ветром и дождём. Они действовали профессионально и были хорошо организованы. Меня удивило, как они превратили старое футбольное поле в прекрасный тематический парк. Поэтому я пришёл инкогнито и прекрасно провёл время”.

И есть ещё те, кто регулярно приходит на протяжении многих лет. В Ниецхорже я встретил человека, приехавшего на фестивальное поле под проливным дождём на велосипеде. Он снял дождевик и улыбнулся мне. “Я живу в тридцати километрах отсюда, – сказал он, – и я каждый день седлаю свой велосипед, чтобы приезжать на ваши фестивали на побережье”.

Через десять минут я встретил 13-летнюю девочку с нарисованными на лице гопи-дотами. “В этом году у моих родителей бизнес шёл достаточно хорошо, – сказала она мне, – и они предложили отправить меня на каникулы в Италию или Францию. Я ответила, что мне это неинтересно – лучше я подожду Фестиваля Индии. Я прихожу сюда каждый год с тех пор, как мне было восемь. И это всегда лучшая часть моего лета”.

Пока она говорила, удар молнии сотряс небеса, и неожиданно полил дождь. Чтобы укрыться, я вбежал в палатку астрологии и обнаружил там Прахлада Нрисимху прабху, который беседовал с женщиной-доктором.

“Уже три года она приезжает сюда каждое лето, – сказал он. – Она понимает важность воспевания Харе Кришна и сама старается повторять на протяжение года, но по её мнению “воспевать” – означало громко петь и танцевать по всей комнате с воздетыми вверх руками. Она говорит, что в офисе это делать проблематично. Поэтому она была рада узнать, что можно воспевать и на чётках”.

Пара, которую я встретил позже в этот же день, рассказала мне, что они познакомились на нашем фестивале четыре года назад, и спустя шесть месяцев поженились. Жена рассказала, что увидела как парень, ставший впоследствии её мужем, танцевал в одном из наших киртанов. “Он, должно быть, духовная личность”, – подумала она, и чуть позже заговорила с ним. Они рассказали мне, что возвращаются каждый год, чтобы отпраздновать первую встречу, присоединяясь к киртану святых имён”.

Затем я зашёл в общественный туалет неподалёку от места проведения фестиваля и сделал комплимент пожилой уборщице: “Это самый чистый общественный туалет, какой я только видел в Польше. Спасибо большое”.

Она была ошарашена. “Я работаю здесь уже больше десять лет, – сказала она, – и Вы первый, кто поблагодарил меня. Но я не удивлена. Вы – хорошие люди. Я уже несколько лет наблюдаю за вашими фестивалями со стороны. Все уходят с ваших программ с улыбкой”.

“А Вы сможете прийти?” – спросил я.

Она выглядела удивлённой: “Вы приглашаете меня?”

“Да, – подтвердил я, – на обед. Я приду за Вами в 6 вечера, и мы пообедаем в нашем вегетарианском ресторане”.

Она опустила глаза. “Я старуха. Никто никогда не приглашал меня. Знаете, я…”

Она замолчала. Её глаза наполнились слезами.

Я взял её за руку. “Я вернусь в шесть”, – сказал я.

Но полшестого вечера, за час до фестивальной программы заглох наш большой семитонный генератор. Команда обслуживания сказала мне, что, похоже, это было саботажем. “Выглядит так, будто кто-то налил воды в топливный бак”, – сказал Нити-лакша дас.

Не все ценят наши программы. Нам постоянно приходится быть настороже, чтобы уберечься от завистников. И я опоздал на двадцать минут.

Я пошел с Гаура Хари дасом и Нандини даси. Её не было. На её стуле сидел старик, который, согнувшись, наливал воду в ведро, чтобы вымыть туалет. “Она пошла домой, – сказал он нам, – так как не очень хорошо себя чувствовала”.

“Мне жаль слышать это”, – сказал я. Посмотрев на худого, седого, бедно одетого старика, я испытал к нему чувство сожаления.

“Вы знаете эту пожилую женщину?”- спросил я.

“О да, – ответил он, – это моя жена. Мы уже много лет работаем здесь. Вы можете себе представить?”

“Нет, – ответил я. – Не представляю”.

И тут же пожалел о своём ответе. Испугавшись, что мои слова могли оскорбить пожилого человека, я попытался загладить это:

“Я не думаю, что работать здесь – плохо. Я хотел сказать…”

“Не беспокойтесь, – сказал старик. – Я знаю, что это не лучшая работа, здесь не слишком много платят, но мы держимся”.

Он сделал паузу.

“И знаете, как?”

Я побоялся, как бы мне не пришлось вновь жалеть об ответе, поэтому ничего не сказал.

“Читая Гиту”, – негромко сказал он.

Гаура Хари, Нандини и я в изумлении смотрели друг на друга.

“Да, – продолжил он, – ваша Гита всему придаёт смысл. Читая Гиту, легко можно понять душу. Ни одна другая религия не даёт такого лаконичного изложения природы души, перевоплощений и кармы. Если человек кого-то убивает и сам умирает вскоре после этого, как он понесёт наказание, если не родится вновь? Реинкарнация объясняет, почему некоторые люди рождаются в страдании, а некоторые в удачливом положении”.

На мгновение мне показалось это сном. Неужели этот старый уборщик говорит о Ведической философии?

“Возьмите материальное тело, – продолжал он. – Это просто мёртвая материя. Как может она действовать без присутствия души? Вот почему нельзя убивать животных. В них тоже есть душа. Бог создал существ, чтобы они жили, а не чтобы их убивали”.

Я был сражён его безупречной логикой.

“Человек всю жизнь работает, – продолжал он, – и в итоге получит пенсию, это возможность существовать в оставшиеся ему дни, а корова всю жизнь даёт молоко, и затем люди убивают её. Это неправильно. И весь мир страдает от реакций, проявляющихся в виде войн. Поэтому Бог в разное время шлёт посланников, чтобы возвысить нас до этих истин, но люди не хотят слушать. Что же делать?”

Гаура Хари повернулся ко мне.

“Иногда я думал, что в своих дневниках Вы преувеличиваете, – сказал он. – Но больше я так не думаю”.

“Ты знаешь, – прошептал я ему, – то же самое сказал мне Дхарматма прабху после того, как мы уцелели в серьёзной автокатастрофе около Джаганнатха Пури”.

Я повернулся к старику:

“Ответ есть: мы можем проводить подобные фестивали, чтобы помочь людям понять это”.

“Да, Вы правы, – сказал он. – Продолжайте эти фестивали. Пусть люди слышат истину”.

Мне нужно было возвращаться на фестиваль и давать лекцию со сцены.

“Да, ещё кое-что, – сказал я, – не могли бы вы с женой прийти ко мне на обед завтра вечером во время последнего вечернего фестиваля”.

Он выглядел удивлённым.

“Пожалуйста, – настаивал я, – мы почтём за честь”.

“Хорошо, – сказал он. – Спасибо”.

Он встал и поднял ведро.

“Я не знал, что такое истинная религия, пока не прочитал Гиту”, – негромко сказал он, наполовину про себя, уходя вглубь туалета.

Мне на ум пришли слова Шрилы Прабхупады:

“Поэтому мы делаем такой акцент на распространении книг. Если книга так или иначе попадает в чьи-то руки, он получает благо, и если человек прочтет даже одну шлоку, его жизнь будет успешной. Поэтому мы так настаиваем: “Пожалуйста, распространяйте книги, распространяйте книги, распространяйте книги”.

[ лекция от 5 января 1974, Лос-Анжелес ]