Моя грудь вздымалась от гордости

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
   место: Екатеринбург

Летний тур этого года был особенно успешным. Всего, включая фестиваль Вудсток, наши программы посетило более 300 000 человек.

Когда тур подошёл к концу, и большинство преданных собирались, чтобы возвращаться по домам, в школы или на работу, наступил очень грустный момент. И что ещё печальнее, нам пришлось отменить осенний тур из-за недостатка денежных средств, поэтому я решил отправиться на месяц в Россию и посетить несколько храмов, во многих из которых не был уже по нескольку лет.

Я знал, что ситуация в России была напряжённой. Недавно там произошёл ужасающий теракт, во время которого чеченские повстанцы убили множество людей в школе Беслана на юге страны.

Также российские преданные предупредили меня, что русская православная церковь ожесточённо борется против официально предоставленного нам недавно мэром Москвы замечательного участка земли, расположенного неподалёку от центра города, где преданные запланировали построить большой храм. Церковь использовала все имеющиеся в её распоряжении возможности, чтобы напасть на наше движение, устроив в прессе огромные кампании, которые разделили мнение обычной публики: некоторые приняли нашу сторону, некоторые ополчились против нас.

Кроме того, нынешнее правительство устроило борьбу с зарождающимся национализмом, поэтому некоторые преданные думали, что, возможно, это не лучшее время для путешествия по стране одинокого американца.

Несмотря на это, я всё же решил поехать, хотя бы только потому, что в оставшееся время года у меня не будет другого шанса навестить своих учеников в России.

Назавтра я купил дешёвый не подлежащий возврату билет и получил предупреждение от одного приятеля:

“Поскольку сейчас у тебя луна находится в Кумбхе, тебе следует знать, что предстоящие шесть недель не будут слишком гладкими. Гуру уже перешёл в 8-й дом Девы, Луна тоже там. Пока Луна будет в Деве, туда также переместятся Солнце и Марс – 8-й дом от твоей Луны. Учитывая планетарный период, в котором ты сейчас находишься, произойдёт ухудшение. Если всё хорошо – дела будут постепенно ухудшаться. Если они нейтральны – станут плохими, а если дела итак идут плохо, всё превратится в ад. Это может проявиться в виде серьёзной болезни, несчастного случая или нападений на тебя. Не так легко будет избежать этого”.

Я бы никогда не отказался от риска проповеди просто из-за того, что звёзды этому не благоприятствуют. Сама по себе проповедь уже делает всё благоприятным. И всё же, когда на дороге есть опасные ямы, неплохо об этом знать. Я решил что не буду рисковать без необходимости.

Похоже, мои российские ученики думали так же. Прибыв в аэропорт Шереметьево в Москве, я обнаружил, что они устроили так, что со мной будет путешествовать секретарь и телохранитель. Я принял эти меры предосторожности, но потом обнаружил, что мой телохранитель носит с собой заряженный пистолет.

Я отказался, несмотря даже на то, что пистолет был легально зарегистрирован. “Ружья привлекают ружья. – сказал я ему. – Оставь его. У нас есть кое-что посильнее”, – и я показал ему мой Нрисимха Шалаграм.

хатйам ханти йад ангхри санга туласи стейам ча тойам падор найведйам Баху
мадйа пана дуритам гурв ангина санга джам шрисадхина матих стхитир хари
джанаис тат санга джам килбишам шалаграма шила нрсимха махима ко `пй еша локоттарах

“Лист туласи, предложенный лотосным стопам Нрисимха Шалаграма шилы, нейтрализует грех убийства. Вода, омывавшая лотосные стопы Нрисимха Шалаграма шилы, разрушает последствия греха воровства. Пища, предложенная Нрисимха Шалаграма шиле, уничтожает грех принятия алкоголя. Искреннее предание Нрисимха Шалаграма шиле разрушает грех прелюбодеяния с женой духовного учителя. Общение с преданными Нрисимха Шалаграма шилы нейтрализует грех оскорбления преданных. Такова исключительная слава Нрисимха Шалаграма шилы”.

[Шри Агама, цитата из "Падйавали" Шри Рупы Госвами ]

Проходя по аэропорту, я смог почувствовать, что нападения террористов сразу же превратили Россию в страну с повышенным вниманием к безопасности, во многом напоминающую Соединённые Штаты после трагедии 11 сентября 2001. Весь аэропорт патрулировался милицией и вооружёнными солдатами. Люди по большей части держались довольно нервозно, без задержек передвигаясь к месту назначения.

На стенах повсюду висели плакаты с изображением чеченской женщины, “чёрной вдовы” – образ предполагаемой террористки-самоубийцы, которая может напасть в любой момент.

Мы приехали на квартиру, где я отдохнул несколько часов перед посадкой на рейс до Екатеринбурга. По дороге я замечал и другие изменения, произошедшие со времени моего последнего визита.

Россия превратилась в материально процветающую страну. Фактически, если смотреть на внешнюю сторону, Москва
находится на одном уровне с Парижем и Лондоном по количеству модных магазинов и хорошо одетых людей. Контраст с тем, что я увидел, впервые приехав в Москву в 1989-ом, был очень велик.

“Это так, – сказал Джананиваса, мой секретарь, – и не только в Москве. Экономика страны понемногу восстанавливается. Одним из признаков является то, что у многих есть сотовые телефоны. А среди молодёжи обычной вещью являются CD-плееры, компьютеры и видеоигры. В России есть даже своя версия MTV”.

“Из-за расцвета технологий сейчас к нашему движению присоединяется не так много молодёжи, как раньше, – продолжал он. – В коммунистические времена всё было, образно говоря, серым. Преданные выходили петь на улицы в своих цветных дхоти и сари. Люди замечали нас, а молодёжь видела в сознании Кришны позитивную альтернативу борьбе за существование. Это изменилось. Сейчас к нам присоединяются в основном люди средних лет”.

Несмотря на прогресс, России ещё подниматься и подниматься. Это было заметно во время нашего путешествия в Екатеринбург, город, лежащий в 1 000 километрах на восток. Наш старенький самолёт ТУ-154, самый распространённый в России, был тесен, неудобен и грязен, как и предыдущие самолёты, на которых мне доводилось летать по этой стране, а стюардессы – грубы и раздражительны.

Приземлившись в Екатеринбурге, мы заметили, что модернизация, произошедшая в Москве, здесь только начинается. Мы ехали в город по полной колдобин дороге, обгоняя древние машины и грузовики, глядя на бесконечные серые бетонные трущобы, и казалось, что время здесь замерло на месте.

“Руководители Русской Православной церкви здесь особенно влиятельны, – сказал Джананиваса, пока мы подъезжали, – и они очень сильно настроены против нашего движения. Они посылают своих людей мешать распространителям книг, зачастую останавливая их торговлю, а если проходит харинама, они идут перед ней и позади, крича, что мы секта и опасны для российского общества”.

Вечером у нас была программа в арендованном зале. Приехав туда, я был сильно удивлён. “Это старое здание, переделанное под дискотеки, – сказал Джананиваса. – Это всё, что преданные смогли найти здесь”.

Я улыбнулся: “Ну что ж, по крайней мере, здесь много места для танцев”. Войдя, я увидел бетонные стены и старый деревянный пол.
Я взошёл на сцену и сел на подушку. Посмотрев по сторонам, я увидел 400 прекрасных преданных. Их улыбки являли собой явный контраст с каменными лицами, увиденными мною во время путешествия по стране. Я начал программу с бхаджана и затем начал читать седьмую Песнь Шримад-Бхагаватам, учение Прахлады Махараджа.

По мере того, как я раскрывал тему стиха, акцентируя философские моменты шлоками, аналогиями и историями, все мы перенеслись из бетонного дискотечного зала в мир Вайкунтхи. “Как могущественен трансцендентный звук Бхагаватам, – подумал я. – Он заставляет исчезнуть окружающую нас обыденность, и наполняет общество светом и радостью”.

кршне сва дхамопагате
дхарма джнанадибхих Саха
калау наста дршам эша
пуранарко дхунодитах

“Эта Бхагавата Пурана сияет словно солнце. Она взошла сразу после того, как Господь Кришна, сопровождаемый религией, знанием и проч. удалился в Свою обитель. Люди, утратившие своё видение из-за плотной тьмы невежества века Кали увидят свет через эту Пурану”.

[Шримад Бхагаватам, 1.3.43]

Я не хотел останавливаться и продолжал говорить ещё пару часов. В конце концов, Джананиваса указал на часы. Наше время вышло, и пора было покидать зал.

По дороге к выходу ко мне обратилась одна из моих учениц, Рагалекха даси. Ей уже под пятьдесят, и я помню её как верную ученицу, которая всегда была готова прийти на мои программы во время моих визитов в Россию. Поэтому, когда она попросила меня навестить её квартиру и увидеть её Говардхана Шилу, я согласился.

На следующий день я отправился туда с Джананивасой. У меня было запланировано ещё несколько встреч, поэтому я торопился. “Нам нужно управиться здесь по-быстрому”, – сказал я Джананивасе. Но вскоре обстоятельства напомнили мне, что духовный учитель никогда не может быть занят настолько, чтобы не иметь времени ответить взаимностью на любовное служение ученика.

Квартира Рагалекхи состояла всего из одной комнаты в старом здании в центре города. Войдя, я был поражён духовной атмосферой. Мебели было совсем мало – стул, старая деревянная книжная полка, алтарь для её Божества – но воздух был пропитан преданностью. Её Говардхана-Шила по имени Лала восседал на небольшой подушечке, красиво украшенный цветами и простыми украшениями. На подносе перед Ним лежали разные сладости.

Рагалекха, одетая в старое сари, скромно сидела в углу. Вся обстановка напоминала мне маленький бхаджан кутир во Вриндаване.

“Ты живёшь одна?” – спросил я.
“Я гость здесь, – ответила она, опустив взгляд. – Это дом Лалы”.
“А, понимаю”, – сказал я.

“Хорошая реализация”, – подумал я и нетерпеливо посмотрел на часы. Следующая моя встреча была намечена через 30 минут.

“Чем ты занимаешься каждый день?” – спросил я.
“Я распространяю книги Прабхупады”, – сказала она.
“А что ещё ты делаешь?” – спросил я.
“Ничего, – ответила она. – Это наставление, которое Вы дали мне 13 лет назад”,

Я перестал смотреть на часы. И с трудом мог поверить своим ушам. “Ты уже 13 лет занимаешься только распространением книг?”

Заговорил Джананиваса. “Шрила Гурудева, – сказал он, – все преданные в Екатеринбурге знают, что Рагалекха выходит распространять книги на восемь часов в день, шесть дней в неделю, на протяжении уже 13 лет, за исключением времени, когда она болеет”.

Рагалекха смотрела на Лалу.

“Почему ты мне раньше не сказала?” – спросил я.
“Она слишком скромна и смиренна”, – сказал Джананиваса.

Я почувствовал, как слёзы наворачиваются на глаза, когда я смотрю на неё. “Тринадцать лет, – подумал я, – каждый день на улицах Екатеринбурга, распространяя книги моего духовного учителя. Через какие аскезы должны была пройти эта женщина!”

Я внезапно вспомнил предыдущий день, и как я жаловался Джананивасе на неудобства полёта. Мне стало стыдно.

“Она хорошо известна среди городских жителей, – говорил Джананиваса. – Просто представьте, так много лет на улицах, в жару, дождь, ветер и снег. Она выходит и в двадцатиградусный мороз”.

Слёзы начали скатываться по моим щекам. “И она ни рубля не оставляет для себя, – продолжал он. – Я слышал, что всю прибыль она оставляет для Вас”.

Рагалекха потянулась под алтарь, достала старый измятый конверт и стеснительно вручила его мне. Открыв его, я увидел внутри доллары и передал их Джананивасе.

Джананиваса вынул деньги из конверта. Его глаза покраснели и увлажнились. “Здесь 1 500 долларов, – сказал он с дрожью в голосе. – Это равно двухлетнему заработку в этой стране”.

Я посмотрел вокруг на стул и книжную полку, заглянул в крохотную кухоньку. Внутри была старая плита – и одна кастрюля.

“У неё есть только одно сари, – сказал Джананиваса. – Я никогда не видел её одетой во что-то другое”.

Я вернул лакшми Рагалекхе. “Купи на эти деньги билет в Индию этой осенью. Я собираю преданных на парикраму по Вриндавану во время Картики и хочу, чтобы ты присоединилась к нам”.

Её тело напряглось. “Нет, Шрила Гурудева! – сказала она, впихивая конверт обратно. – Пожалуйста! Люди, давшие эти деньги, получат гораздо больше пользы, если их использовать в служении Вам, а не мне. Подумайте об их благе”.

Я онемел. “Кто эта женщина? – подумал я. – Живущая так просто, служащая на протяжении стольких лет миссии санкиртаны Господа Чайтаньи без желания почестей или славы, и проявляющая такую заботу об обусловленных душах!”

Я вспомнил одно высказывание Тамала Кришны Госвами. “Хотя некоторые из нас становятся гуру для своих учеников, кажется, что эти ученики иногда более удачливы, чем мы. На самом деле, многие из них – возвышенные личности” [из книги "Враджа Лила"]

“Шрила Гурудева, – сказал Джананиваса, – сегодня утром она призналась мне, что впервые с тех пор, как 13 лет назад Вы дали ей наставления распространять книги, она сделала перерыв в две недели, чтобы отремонтировать квартиру, надеясь, что Вы придёте в гости.

Охранники на базаре, где она часто распространяет книги, дали ей такой совет. На протяжении многих лет эти здоровые парни, заметив, что она распространяет книги, выгоняли её с рынка. В конце концов, они смягчились. Они начали уважать её решимость и чистоту. Две недели назад один из них сказал: “Пожалуйста, отдохни. Ты приходишь сюда каждый Божий день. Мы боимся, что ты переутомишься, и от общения с людьми здесь характер твой испортится. Пожалуйста!”

Она приняла это, как если бы Господь говорил через них, и сделала перерыв. Гурудева, мы, Ваши ученики, организуем для неё билет до Индии. Преданные из Екатеринбурга уже договорились оплачивать книги, которые она берёт, даже цену ББТ. Когда нужно, они также помогают ей платить за квартиру, свет и воду. Она живёт в другом мире. Она просто день за днём распространяет книги и тратит немного на поклонение своей Говардхане Шиле. И складывает оставшиеся деньги под алтарь для Вас.

Теперь слёзы уже лились из моих глаз.

Рагалекха подошла ко мне со сложенными руками и слёзами в глазах.

“Шрила Гурудева, – сказала она, – пожалуйста, благословите меня распространять книги Шрилы Прабхупады до самой моей смерти, и чтобы я всегда была верной в следовании Вам и моему Лале”.

Она начала предлагать на полу полные дандаваты. Поскольку женщины обычно не простираются полностью, Джананиваса выступил вперёд, чтобы остановить её. Я поймал его за руку.

“Ничего страшного, – сказал я, – эта женщина трансцендентна”.

Когда мы с Джананивасой выходили из квартиры, Рагалекха набивала свою сумку книгами. Я обернулся к Джананивасе: “Оно того стоило, – сказал я, – встреча с ней стоила всех тех аскез, неудобств и опасностей с которыми я столкнулся в вашей стране”.

Я подумал о словах Шрилы Прабхупады. “Эти новости дают мне новую жизнь. В моём гороскопе, сделанном недавно, говорится, что если я справлюсь с критическим периодом, то проживу до 100 лет. В этом случае я, конечно же, приеду навестить вашу ферму… Проект просто отличный. Когда я слушаю этот отчёт, моя грудь вздымается от гордости за достижения моих учеников”.

[ комментарий Шрилы Прабхупады на служение Туласи даса, цитата секретаря Шрилы Прабхупады Тамала Кришны Госвами в письме к Рамешваре дасу, 22 августа 1977 ]