Скрытая слава

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 5. 2003-2004
   место: Польша

После месячного проповеднического тура по России я вернулся в Варшаву и сразу же отправился в тур по Польше. Немного отдохнув ночью, мы со Шри Прахладом и Джаятамом отправились на юг, остановившись по пути для проведения программы на дому в Келице, куда пришло 15 преданных.

Я был настолько вымотан, что с трудом держал глаза открытыми, и задремал, когда Шри Прахлада открыл программу бхаджаном.

Проснувшись через несколько минут, я поймал его взгляд, и мы оба засмеялись.

Несмотря на аскезу постоянного пребывания в дороге, мы наслаждались своим служением. Зачастую мы отправлялись в постель за полночь, нам приходилось терпеть жару и холод, иногда мы спали во дворце, а иногда на полу, но эти аскезы мы не променяли бы ни на что. Когда чувствуешь блаженство, делясь сознанием Кришны с другими, бесконечные неудобства путешествий переносить довольно легко. И если упорно продолжать прикладывать усилия в этом направлении, то, по милости гуру и Гауранги, получаешь шанс достичь совершенства.

тад эвам калау нама киртана прачара
прабхаве-наива багавата парайанта сиддир даршита

“Благодаря проповеди Нама-санкиртаны в Кали-югу, человек начинает выглядеть как сиддха парамахамса”.

[Джива Госвами, Таттва Сандарбха 274]

В конце нашего путешествия у нас оставалось немного времени, и как-то раз, пока мы ехали, Джаятам повернулся ко мне с вопросом:

- Шрила Гурудева, Вы не хотели бы посетить известные соляные шахты неподалёку от города Виеличка?

- Необычное предложение, – подумал я.

- Да, собственно, нет, – ответил я. – Какое отношение имеет это к сознанию Кришны?

- Это одно из известнейших исторических мест в Польше, – ответил Джаятам. – Здесь добывали каменную соль с 13-го столетия. Вследствие опасной работы шахтёры всегда были более религиозны, чем другие социальные группы. У них был обычай устанавливать крест на месте, где гибли их товарищи-шахтёры. И на протяжении 300 километров шахт шахтёрами выстроено множество часовен.

- Подземные часовни? – переспросил я.

- Да, – подтвердил он, – и очень уникальные. В 1697, когда часовни были уничтожены огнём, королевская комиссия запретила строить что-либо в дальнейшем из горючих материалов. Этот запрет привёл к развитию особого стиля соляных часовен, вырезанных прямо в стенах шахты. Некоторым из них по нескольку сотен лет.

Я начал слушать внимательнее.

- Некоторые посещают эти шахты из любопытства, – сказал Джаятам, – но многие идут туда, как в своеобразное паломничество.

- Звучит интересно, – заметил я. – Паломничество в Польше.

Мои мысли вернулись на тридцать лет назад, к временам, когда я распространял книги во Франции. Иногда я брал свою группу санкиртаны в известные места паломничества, такие как Лоурдез, на юге страны. Книги там уходили хорошо, поскольку паломники всегда находились в благочестивом состоянии ума. Я часто бывал вдохновлён духовной атмосферой и смиренными молитвами пилигримов.

“Возможно, и мы найдём вдохновение, посетив подземные часовни в шахтах, – подумал я, – и больше того, мы увидим ещё одно уникальное проявление творения Кришны”.

Я подумал о словах Шрилы Прабхупады:

“Долг отрешённого монаха – прочувствовать всё разнообразие творения Бога, в одиночку путешествуя через леса, горы, города, деревни и т.д., чтобы обрести веру в Бога и силу разума, а также просвещать их жителей посланием Господа”.

[Шримад Бхагаватам, 1.6.13 коммент.]

- Хорошо, – сказал я Джаятаму, – может быть, это поможет мне подготовиться к паломничеству во Вриндаван на следующей неделе.

Мы купили билеты и вошли в главную штольню шахт.

- Мы не сможем увидеть их все, – сказал Джаятам. – Здесь девять подземных этажей. Первый идёт на глубину 64 метра, а последний – на 327.

Проходя по галерее, я увидел знаки, предостерегающие туристов держаться обозначенного пути и не сворачивать в сторону.

- Каждый год несколько туристов пропадает, – сказал Джаятам, – и больше их никто не видит.

Мы прошли мимо первых выработок, которым было по 700 лет. В те времена шахтёры работали кирками и вытаскивали соль на поверхность в больших мешках. Дальше мы увидели тоннели, где использовали лошадей, вывозивших соль наружу. В дальнейшем для вывоза соли использовались более прогрессивные методы, такие как транспортёры.

- В отличие от сегодняшних дней, в прежние времена соль считалась роскошью, – сказал Джаятам. – В 12-м веке треть поступлений в казну польских королей приходило из этой самой шахты.

Мы шли дальше и дальше вглубь Земли. Я был поражён красотой внутри. В одной из пещер мы увидели сотни сияющих соляных сталактитов и сталагмитов. Их образовала медленно капающая вода, на протяжении тысяч лет сочившаяся сквозь землю. Огромная соседняя пещера полностью состояла из гигантских кристаллов, создававших сказочное великолепие.

Проходя по шахте дальше, мы обнаружили подземное озеро. Небольшая табличка на берегу сообщала, что солёность воды в этом озере – 30%, что делало её ещё более плотной, чем воды Мёртвого моря в Израиле. По поверхности такого озера легко можно плыть, не погружаясь. “Хотя утонуть здесь и сложно, – гласила табличка, – плавание запрещено”.

Ровно в 100 метрах от поверхности земли мы прошли мимо чуда, сотворённого человеком – прекрасной часовни Святой Кинги, покровительницы шахтёров. Когда мы вошли, паломники стояли на коленях перед фигурным алтарём, выточенном из целой соляной скалы. История Святой Кинги была запечатлена в подробных изображениях, вырезанных на соляных стенах часовни.

Св. Кинга была дочерью венгерского короля Бела lV, и именно она обнаружила залежи каменной соли в Виеличке. Выйдя замуж за польского герцога Болеслава Благочестивого, она получила в приданое соляную шахту в Мармаросе в Венгрии и бросила своё обручальное кольцо в штольню шахты.

По пути в Польшу, она остановилась со своей свитой неподалёку от Виелички и приказала вырыть колодец. Но вместо воды они обнаружили соль, и, к всеобщему удивлению, в первом же извлечённом куске соли было найдено обручальное кольцо Кинги.

Мы углублялись в лабиринт.

- Как я уже упоминал, – сказал Джаятам, – соль была редким и весьма желанным товаром в древние времена. Её называли “серым золотом”. В среднем здесь добывали около 100 тонн соли в день. Это означает, что за 700 лет соли извлекли достаточно, чтобы наполнить товарный поезд, длиной в пятую часть земного экватора.

- Шло время, – продолжал он, – и разработки уходили всё глубже. Риск увеличивался. Подсчитано, что за эти столетия здесь погибло более десяти тысяч шахтёров.

- Понятно, почему здесь более 40 часовен, – заметил Шри Прахлад.

- Да, – подтвердил Джаятам, – восемь лет назад разработки здесь прекратили. Но люди до сих пор приходят помолиться в этих часовнях.

Мы продолжали исследовать туннели и пещеры несколько часов, оценивая необычайную красоту этой скрытого уголка творения Бога.

- Ну ладно, – сказал я, наконец, – достаточно. Пора возвращаться к миру света.

На пути к поверхности мы прошли через часовню Св. Антония, которая, как и другие, была полностью вырезана из цельного монолита каменной соли. Там мы обнаружили большое количество коленопреклонённых и молящихся людей.

- С 1698-го года здесь ежедневно служат мессу, – прошептал Джаятам.

Я был впечатлён, что подобная традиция могла существовать на протяжении многих веков, и подумал об одном наставлении, данном нам Шрилой Прабхупадой незадолго до ухода: “По крайней мере, сохраните то, что я дал вам”.

“Нелёгкая задача”, – подумал я, ещё больше оценив смиренные души, склонившие колени перед Господом в этой часовне.

Мы вышли из шахты, постепенно глаза приспособились к солнечному свету.

Джаятам повернулся ко мне:

- Шрила Гурудева, оказалось ли наше паломничество достойным Вашего времени?

Я на миг задумался.

- Да, – ответил я, – конечно. Часовни из каменной соли отражают преданность верующих и скрытые чудеса земли, славу Господа. Кто мог бы остаться не впечатлённым?!

“Знай же, что все великолепные, прекрасные и славные создания созданы лишь из искры Моего великолепия”.

[ Бхагавад-Гита, 10.41 ]