Глава 1. Он был великий святой.

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 14. 2014-2016
  

В декабре 1970-го Шрила Прабхупада провел с двадцатью пятью своими западными учениками четырнадцать дней в Сурате (Индия). Пятью годами ранее по указанию своего духовного учителя Шрилы Бхактисиддханты Сарасвати он уехал на запад, чтобы распространять сознание Кришны. ИСККОН ко времени его возвращения был совсем еще молодым движением, но у Прабхупады было сильное желание проповедовать в Индии.

Индия в 70-е была страной, духовная культура которой быстро приходила в упадок. Под руководством своих политических лидеров она шла путем капитализма, проложенным западными державами. Джавахарлал Неру, первый Премьер-министр Индии, однажды сказал: «Мы добились политической свободы, но наша революция не завершена. Она продолжается, поскольку одна только политическая свобода с экономическим прогрессом, но без гарантии права на жизнь в поиске счастья – никогда не удовлетворит людей».

Шрила Прабхупада хотел напомнить индийцам, что истинная слава их страны – в ее духовной культуре, которая одна могла бы дать непреходящее счастье и удовлетворение, которого все мы жаждем. «Шримад-Бхагаватам» ясно утверждает:

са ваи пумсам паро дхармо
йато бхактир адхокшадже
ахаитуки апратихата
йайатма супрасидати

«Высшим занятием [дхармой] для всех людей является такое занятие,
с помощью которого они могут прийти к любовному преданному служению
трансцендентному Господу. Чтобы полностью удовлетворить душу,
такое преданное служение должно быть бескорыстным и непрерывным».

[ШБ 1.2.6]

Подход Шрилы Прабхупады к разрешению индийской духовной дилеммы был очень интересным: он вернулся с западными учениками, чтобы показать соотечественникам, насколько культура Вед способна пленить воображение всего мира. Он с гордостью называл своих западных учеников «танцующими белыми слонами» – белого же слона почитают в Индии как символ монархии.

Но Шрила Прабхупада и его ученики не ожидали, что жители Сурата устроят им такой прием. Известно, что гуджаратцы – преданные Кришны, но то вдохновение, с которым они принимали Прабхупаду, было беспрецедентным. Все учреждения города закрылись, толпы народа во главе с мэром приветствовали преданных на железнодорожной станции, тысячи людей приходили на лекции и киртаны, которые Шрила Прабхупада проводил во время визита, и сотни следовали за преданными на ежедневных харинамах. Во время тех знаменитых киртанов владельцы магазинов давали преданным свои товары, продукты, люди надевали на них гирлянды, умащали лбы сандаловой пастой и осыпали их цветочными лепестками.

На восьмой день пребывания в Сурате Шрила Прабхупада остановился с учениками в доме м-ра Багубхай Джаривалы, богатого и благочестивого бизнесмена. Каждое утро Шрила Прабхупада выходил на утреннюю прогулку по окрестностям, а потом проводил лекцию на втором этаже дома м-ра Джаривалы. На них часто бывали и соседи.

Спустя сорок четыре года после визита Шрилы Прабхупады я оказался в Сурате с сорока преданными нашего семинедельного фестивального тура по главным городам Гуджарата. Я расспросил местных преданных о здешних играх Шрилы Прабхупады и, к своему удивлению, узнал, что первая наша программа будет в том самом зале, в котором проводил программу он. Вечером тысячи людей пришли на наше четырехчасовое представление, на котором были классический индийский танец, спектакль, боевые искусства, кукольный театр и большой киртан. Я давал лекцию по Бхагавад-гите с того самого места, с которого говорил Шрила Прабхупада и явственно ощущал, что он присутствует и уполномочивает меня.

На следующий день местные преданные предложили нашей группе посетить дом м-ра Джаривала. Оказалось, что это небольшое трехэтажное здание; окна и двери были закрыты и наглухо заколочены. Стоя перед фасадом, я наблюдал, как с соседних домов собирается много людей, удивленных таким количеством иностранцев в их районе.

Я попытался представить Шрилу Прабхупаду в этом забаррикадированном месте.

- Как думаешь, позволят они нам войти внутрь? – спросил я преданного, приведшего нас сюда.

- Вряд ли, – сказал он. – М-р Джаривала оставил этот мир много лет тому назад. Внук его продал здание кому-то, местные говорят, что наркоторговцу, который всю свою контрабанду и хранит в этом доме. Вон в какую крепость его превратил.

- Все-таки, надо попытаться, – сказал я.

Вперед вышел кто-то из соседей:

- Проблема в том, что нового владельца никто никогда не видел. Живет он вроде бы через несколько улиц, только вот никто не рискнет к нему пойти.

- Я пойду, – сказал долговязый парень-подросток, – не верю я этим сплетням.

- Мы были бы очень благодарны, – ответил я, – у наших преданных появился бы шанс повидать, где в те времена останавливался наш духовный учитель.

Соседи все подходили, и все больше народу включалось в разговор.

- Я видел вашего гуру, – сказал один мужчина, – мне было семь лет, когда он приехал и остановился по соседству. Я видел, как он выходил по утрам на прогулку с учениками. Вся местная детвора увязывалась за ним, и он всегда говорил о Кришне. Он производил на нас неизгладимое впечатление! Мы ждали, пока он не вернется и не поднимется на балкон. Он часто нам махал, и мы думали: вот это нам повезло. Мы прекрасно понимали, что он был великий святой.

- Возвратившись в дом, он давал лекцию по «Шримад-Бхагаватам», – сказал другой мужчина. Я помню, с какой легкостью он цитировал множество стихов из Писаний. Я тогда был совсем ребенком, но не пропустил ни одной лекции.

- Каждый день после лекции он на час посылал своих учеников петь харинам по окрестностям, – произнес старик. – Это уж мы все любили: за ними шла огромная толпа. Мне тогда было двадцать. Как-то я подошел к нему и спросил, откуда он столько знает о Кришне. Он улыбнулся и дал мне копию Бхагавад-гиты. Он даже подписал ее, она до сих пор у меня – и я каждый день ее читаю.

- А мои родители готовили фрукты и сладости ему и ученикам, – сказала женщина. – Помню, что вечером они раскладывали все на серебряные подносы и относили их Свамиджи. Помню, мама ежедневно начищала эти серебряные подносы, приговаривая: «Для гуру все должно быть безукоризненно».

- До его приезда никто не знал про движение сознания Кришны, – сказала другая женщина. – Мы были просто потрясены, когда он вдруг появился со своими белыми учениками. Они были очень серьезны в преданном служении. Даже кое-то из наших, видя насколько они искренни, тоже стал серьезнее относиться к своей преданности Кришне. И вот смотрите, сколько лет прошло – а народ в округе все вспоминает его визит.

- Мне родители тоже рассказывали о его приезде, но сам я никогда его не видел, – сказал еще один мужчина. – А вы его ученик?

- Ну да, – ответил я.

Люди переглянулись под впечатлением.

- Вам очень повезло, – сказал кто-то.

- О да, – отозвался я, пытаясь справиться с волной переполнявших меня эмоций.

- А петь вы будете, как пели тогда ваши друзья? – спросил кто-то из детей. – Было бы здорово!

- Да, петь будем, – отвечал я, – но также я очень надеюсь, что получится войти в здание…

Не успел я договорить, как заметил, что люди отчего-то забеспокоились. Толпа расступилась, и ко мне подошел высокий человек, по всей видимости, владелец здания. Одет он был как настоящий джентльмен и, на мой взгляд, совершенно не походил на наркодилера. Краем глаза я успел заметить, что некоторые дети побежали к своим домам и закрыли за собой двери.

- Я так понимаю, вы хотите зайти в мой дом, – пробасил мужчина, и непонятно было, вызывающе он говорит или просто спрашивает.

– Сэр, мой духовный учитель Шрила А.Ч.Бхактиведанта Свами Прабхупада останавливался в вашем доме со своими учениками, когда приехал в Сурат сорок четыре года тому назад. Мы были бы вам очень обязаны, если бы можно было посмотреть на комнаты, в которых он останавливался.

Он расплылся в широкой улыбке. Все опасения мои улетучились.

- Добро пожаловать в мой дом, – сказал он. – Это честь для меня. Я слышал о вашем духовном учителе. Он был великий святой. А большие грешники нуждаются в милости святых.

Он подмигнул толпе, явно зная о слухах, которые ходят о нем.

- Следуйте за мной, – сказал он и, переведя нас через улицу, открыл несколько висячих замков и пригласил войти. – Я покажу вам, где он читал лекции.

Мы прошли через несколько рядов огромных мешков, открытых и набитых текстилем. На втором этаже он провел нас в просторную пустую комнату.

- Вот здесь проходили лекции. Он садился у этой стены, вот здесь, на большую подушку, а ученики и народ с округи рассаживались по комнате.

Он отвел нас в другую комнату.

- Здесь была его спальня, – он показал в угол комнаты. – Вот здесь стояла его кровать.

- А вы многое знаете о его приезде, сэр, – сказал я.

- Его хорошо знают в этом районе, – отвечал он.

- Можем мы провести киртан в память о нашем учителе? – спросил я.

- Да, конечно, – ответил он. – Пойте сколько хотите.

Закрыв глаза, я запел пранама-мантру Шриле Прабхупаде. А когда открыл, то увидел, какие глубокие духовные эмоции отражаются на лицах подпевающих преданных. Я запел Харе Кришна, и преданные, воздев руки, стали покачиваться вправо-влево. Домовладелец тоже поднял руки, и запел, и начал с нами танцевать. Соседи, глядя на него, вовсю улыбались.

«Похоже, сплетням конец», – думал я, посмеиваясь про себя. Я завершил киртан молитвами премадхвани, и соседи вместе с хозяином дома присоединились к преданным, когда те склонили головы к полу.

«А всего час назад были совершенно незнакомы, – подумал я. – Шрила Прабхупада, сила ваша продолжает очищать этот мир». И сказал вслух:

- Теперь нам надо, следуя по стопам нашего духовного учителя, вынести воспевание на улицы.

Мы благодарили владельца здания, и он, вешая большой висячий замок обратно на входную дверь, улыбался нам в ответ.

- В любое время можете возвращаться, – сказал он.

- Мы вернемся, – ответил я. – Ваш дом – святое место.

Пока мы собирали инструменты для харинамы, один из бывших на киртане соседей подошел ко мне.

- Хотел бы обратить ваше внимание, что теперь в этом районе живет много семей мусульман, – сказал он. – Фактически, большинство торговцев на рынке через улицу – мусульмане. У Гуджарата своя история напряженности между мусульманами и хинду.

Я решил разведать обстановку до начала харинамы. Прошел 30 метров до угла улицы и внимательно осмотрел большой уличный базар: сотни людей торговали за прилавками, казалось, бесконечным разнообразием фруктов, овощей, одежды и разной утвари. Какой-то высокий бородач-мусульманин посреди этой толпы перехватил мой взгляд и уже не переставая смотрел на меня. Вокруг него было десять-пятнадцать мужчин, выглядевших так же как он.

- Ждите здесь, – сказал я преданным и, прихватив с собой пару наших ребят, пересек улицу и подошел к мусульманину.

- Ас-саламу алейкум, – сказал я, протягивая мужчине руку.

- Ва-алейкум ас-салям*, – отозвался он. Взял мою руку и, пожимая ее, расплылся в улыбке.

- Мы преданные Господа Кришны из западных стран, – сказал я. – Приехали прославить нашего духовного учителя, который много лет тому назад останавливался в одном доме здесь через улицу.

- Долг духовного практика – прославлять того, кто указывает путь к Аллаху, – сказал мужчина. – Как вы прославляете своего учителя, так и мы прославляем Мохаммеда. Мир ему и благословение.

Он был так дружелюбен и открыт, что я решил сделать следующий шаг.

- Мы хотели бы прославить Бога на этом рынке воспеванием Его имен. Хотели бы узнать, не будет ли у вас или еще у кого-нибудь возражений?

На лицах некоторых мужчин промелькнуло недоброе выражение. Некоторые стали перешептываться. Однако, высокий мужчина, явно самый у них уважаемый, покачал головой.

- Никто не будет возражать. Аллах Акбар – Бог велик. Можете петь Его имена на этом рынке.

Некоторые мужчины смотрели на него удивленно, а он продолжал:

- В нашем районе между мусульманами и хинду различий нет. Но на всякий случай отправлю с вами сопровождение, двоих моих братьев. Если вдруг какие проблемы от мусульман на рынке будут, они позаботятся об этом. Он сделал жест двоим, чтобы те вышли вперед.

- Это Абдул Кави и Ахмед. Ахмед – чемпион Гуджарата по карате.

Я пожал руки обоим.

- Джентльмены, – сказал я. – Пойдемте.

Пока преданные на базаре пели и танцевали в экстазе, я думал о том, как Шрила Прабхупада посылал своих учеников воспевать на эту же самую улицу столько лет тому назад. Многие торговцы фруктами предлагали нам бананы, яблоки, виноград. Люди улыбались и махали, когда мы проходили мимо них, а когда мы останавливались, они выходили с нами потанцевать. Но также я видел, что Абдул Кави и Ахмед обменялись парой сильных слов с группой молодых мусульманских парней. Когда Ахмед заметил мой взгляд, он улыбнулся и махнул, будто говоря: «Все под контролем».

Собралась большая толпа, и я видел, что и хинду, и мусульмане, и фарси, – все улыбаются. Мы пели и танцевали несколько часов, а потом вернулись к своим автобусам, ехать обратно в храм.

– Почему бы еще не попеть? – спросил меня один преданный.

- Больше не можем, – ответил я. – Абдул Кави и Ахмед ушли на работу.

Преданный посмотрел на меня непонимающе:

- Кто?

- Потом объясню, – улыбнулся я. – К тому же, всем вам надо отдохнуть перед вечерним фестивалем.

***********************

«Победа! Победа! Победа! Что за чудо я вижу: все несчастья джив порушены,
никто не идет в ад, у Ямараджа больше нет работы, и влияние Кали-юги ушло в небытие.
Все оттого, что всюду в мире все больше и больше преданных Господа Вишну,
танцуя и играя на музыкальных инструментах, воспевают Его имена
».

[Дивйа-прабандха, Тируваймоли 5.2.1 Наммальвара, одного из двенадцати великих
Вайшнавских святых Южной Индии. Он явился в 3102 г. до н.э. ]