1996 год 23 октября

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 2. 1996
  

Сегодня я дал инициацию четырем новым ученицам: Гита Мала даси, Ачинтья Рупе даси, Джанаки Валлабхе даси и Иравати даси. Теперь общее количество моих учеников - 622. Пока шла церемония посвящения, я думал о том дне в 1989 году - это было семь лет назад, - когда я принял своего первого ученика в Нью-Майяпуре во Франции. Так же как и многие другие виды деятельности, которые выполняют преданные в служении гуру и Гауранге, принятие учеников имеет свои возвышенные и трудные моменты. Возвышенные чувства испытываешь при виде того, как ученики продвигаются и оказывают ценную помощь в служении миссии Шрилы Прабхупады. А когда ученики колеблются и в некоторых случаях падают, это очень огорчает.

После церемонии, когда я находился в своей комнате, мне стало плохо, начались ужасные боли в желудке, но я не стал обращать на них внимания, потому что мы уезжали в Екатеринбург на Урал и должны были через два часа находиться в аэропорту. Начался привычный хаос отъезда и сборов в последнюю минуту - упаковка багажа, ответы на телефонные звонки, разговоры с руководителями храма по поводу их оценки моего визита, высказывание возможных решений проблем в ятре на основе того, что я видел и слышал. Вдобавок ко всему за дверями преданные обычно ждут с вопросами: «Стоит ли мне согласиться на его предложение о вступлении в брак?», «Должен ли я оставить семью и жить в храме?», «Нужно ли мне продолжать скрываться от армии?» Преданные ждут с теми вопросами, на которые «могу ответить только я».

Конечно же, во многих случаях я воодушевляю преданных искать решения самостоятельно, не следует думать, что я всегда буду рядом, чтобы отвечать на вопросы. Но во многих ситуациях ученики не находят выхода и молятся о чуде - чтобы их вопросы решал я. Но я ведь не волшебник, а всего лишь смиренный слуга Шрилы Прабхупады, и, полагаясь на его милость, молю о разуме и способности направлять моих учеников самым лучшим образом.

Чудом мне удалось сделать все, что нужно было сделать, я встретился со всеми, с кем нужно было встретиться, и даже нашел время пообщаться с детьми, чтобы еще раз вдохновить их. Их глаза, переполненные слезами оттого, что я скоро уеду, тронули меня. Один брахмачари сказал: «Избавьтесь от детей, чтобы мы смогли быстрее закончить наши дела». Я ответил: «Это и есть наше дело - обеспечение будущего нашего Движения - наших детей».

По пути в аэропорт мы остановились у дома, где живет Дамодара, я поднялся к нему в квартиру и быстро дал ему гаятри-мантру. Морщась от боли, он сел на своей кровати и благодарно принял божественную мантру в сердце через слух. Я ушел так же быстро, как и пришел.

Как же все изменилось с тех древних времен, когда ученики жили в лесу вместе со своими гуру и познавали от них ведическую науку непосредственно в личном общении!

Рейс не задержали, и мы с Уттамашлокой прошли на посадку, чтобы совершить пятичасовой перелет через Сибирь. Враджендра Кумар, улыбаясь, сказал нам вслед: «Это будет легкий рейс - всего пять часов». Ох, как он был неправ!

Мы прошли в самолет типично по-русски - со всем нашим багажом. Такого я не встречал больше нигде на свете. У стойки регистрации нужно сдавать в багаж только лишний вес, а все сумки можно нести с собой в салон. Невероятно, но с собой можно брать котов и собак. На борту я насчитал две собаки и три кота. Это удивительно, если учесть то, что по сравнению с западными авиакомпаниями сиденья в российских самолетах гораздо меньше. Горы багажа у аварийных выходов и туалетов - это тоже обычная картина. Стандарты безопасности на российских авиалиниях ужасные.

Номера мест обычно не обозначены, поэтому вопрос решается так: первый вошел - первый сел. Когда все входят в самолет, начинается давка в битве за места. Я подумал, что в этот раз мне повезло, так как был в самолете одним из первых, и в задних рядах нашел место, где пространства для ног было на несколько дюймов больше. Растолкав свои сумки под и над сиденьем, я упал, совершенно обессиленный, и сказал Уттамашлоке: «Первый раз мне досталось немного больше места, хоть на несколько дюймов».

Но вдруг из туалета вышел высокий человек и на ломаном английском бросил мне вызов: «Простите, но это мое место. Я пришел первым. Пожалуйста, подвиньтесь». Я был без сил. Все, что я мог сделать, - это закрыть глаза и откинуться на спинку кресла. Я освободил бы место, только если бы он сам меня перенес. Несколько мгновений стояла напряженная тишина, но потом этот мужчина сел на соседнее место и сказал: «Ну, ладно».

Когда прошло пять часов, я спросил Уттамашлоку (он сидел впереди меня), скоро ли мы будем садиться. Он пошел спросить стюардессу и вернулся с мрачным выражением на лице, сказав: «Гуру Махарадж, этот перелет не пятичасовой, а немного более длительный. Должна быть промежуточная посадка в Иркутске, но пилот недавно узнал, что аэропорт не принимает рейсы из-за метели, поэтому мы через полчаса совершим посадку в Улан-Удэ и будем ждать, когда откроют Иркутск». Я поблагодарил Кришну за те несколько дюймов свободного места для ног.

Улан-Удэ казался еще одним забытым уголком Земли. Нас попросили покинуть самолет, пройти по снегу в здание аэропорта и там ожидать. На взлетной полосе нас встречали бездомные собаки. Войдя в здание аэропорта, мы поняли, что оно не отапливается. Я попытался уснуть на деревянной скамье. Через четыре часа Уттамашлока разбудил меня, и мы продолжили наш рейс, а через два часа приземлились в Иркутске.

Там мы прождали два часа, а потом после пятичасового перелета прибыли в Екатеринбург. В общем на дорогу у нас ушло 18 часов. Если бы такое случилось в любой другой стране на Западе, пассажиры устроили бы скандал, но в России люди привыкли к таким аскезам. Я ценю русских людей за выдержку в таких ситуациях. Я честно могу сказать, что многое узнал о терпении и аскетизме, путешествуя и живя вместе с людьми этой страны. В каком-то смысле я чувствую себя их должником. Однажды Шрила Прабхупада сказал, что считает себя должником своих американских учеников. Одному из них он написал: «Судя по твоему рассказу, все развивается хорошо. Что я могу сказать? Я в таком большом долгу перед всеми вами, такими замечательными американскими парнями и девушками, за то, что вы помогаете выполнять приказ моего Гуру Махараджа. Пусть Кришна благословит вас, американцев, за помощь в его миссии» (13 августа, 1973).

Когда мы собирались выходить из самолета, тот человек, который во Владивостоке уступил мне место, взял мой багаж и, улыбнувшись, дал понять, что поможет отнести его в здание аэропорта. Я был удивлен. С моими сумками в руках он забрался в проход аэропортовского автобуса. Я поблагодарил его за место и за то, что он донес мой багаж, а он в ответ снова улыбнулся и сказал: «Я вижу, что вы иностранец и не привыкли к неудобствам в нашей стране». Меня тронула его доброта. Мне не верилось, что когда-то меня учили смотреть на русский народ как на врага. Во времена холодной войны лидеры общества учили американцев тому, что русские - их враги. Таковы методы политиков. Шрила Прабхупада говорил об этом в одной из бесед в Майяпуре, 23 марта, 1973 года: «Русские - плохой народ. Это не правильно. Некоторые из них хорошие. Я в этом убедился. Иначе как вышло, что Анатолий стал моим учеником? И многие люди похожи на него. Это неестественно навязанная идея распространяется повсюду: все русские - коммунисты. Это не факт. Многие русские хотят уехать из страны, а некоторые уже уехали,… им не нравится коммунистическая философия».

Прахлад Махарадж тоже говорит о ложном представлении о друзьях и врагах: «Мой дорогой отец, пожалуйста, отбрось свой демонический образ мыслей. Не проводи в своем сердце различий между врагами и друзьями, равно относись к каждому. В этом мире у нас нет иного врага, кроме бесконтрольного и запутавшегося ума. Когда человек равно смотрит на каждого, он возвышается до уровня совершенного поклонения Господу» (Шримад-Бхагаватам, 7.8.9).