1996 год 26 октября

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 2. 1996
  

Мы поднялись в полночь, чтобы успеть на рейс в Баку в четыре утра. В России самолеты очень часто летают в ранние утренние часы. Это еще одна аскеза, которую нужно принять тем, кто хочет здесь проповедовать. По пути в аэропорт я осознал, что начались первые часы месяца Карттика, благоприятного месяца Господа Дамодары. Я думал о том, что многие преданные уже отправились в Шри Вриндавана-дхаму в Индию. В месяц Картика результат преданного служения Господу в освященной атмосфере Вриндавана многократно усиливается, потому по традиции в это время преданные едут туда, чтобы духовно продвинуться.

Итак, можно сказать, что я двигался в неверном направлении. Азербайджан - это мусульманская страна, находящаяся к Северу от Ирана, которую любой строгий последователь вайшнавизма едва ли мог бы счесть благоприятным местом. Тем не менее, я был счастлив отправиться туда. Я люблю ездить в Индию, когда появляется такая возможность, но, находясь там, я замечаю за собой, что молю Божества Вриндавана - Мадана-мохана, Говиндаджи и Гопинатху - милостиво дать мне служение миссии санкиртаны на Западе. Поэтому сегодня утром я чувствовал себя ближе к Господу Дамодаре, чем тогда, когда находился во Вриндаване. Я служил Его божественным желаниям.

В 1976 году Шрила Прабхупада написал Киртираджу дасу следующее письмо:

***

Если ты сможешь широко проповедовать в Польше, это будет очень ценно. Если хочешь, то можешь приехать во Вриндаван, но я заинтересован проповедью в Польше. Итак, сейчас во Вриндаване менеджмент так или иначе продолжается. Теперь самая важная работа предстоит в европейском блоке коммунистических стран. Если ты сможешь там хоть что-то сделать, это важнее, чем твое пребывание во Вриндаване. Наша задача - прославлять Господа Кришну как Повелителя Вриндавана и популяризировать Движение Харе Кришна - Движение Господа Чайтаньи Махапрабху. Я жил во Вриндаване, но в 70-летнем возрасте попробовал проповедовать сознание Кришны, и возникло наше Общество. Поэтому я думаю, что о Повелителе Вриндавана полезнее проповедовать за пределами Вриндавана. Преданный Кришны, проповедуя славу Кришны, может создать Вриндаван где угодно.

***

Поскольку Азербайджан находится в состоянии войны с соседней Арменией, перед вылетом из екатеринбургского аэропорта мы прошли изнурительную трехчасовую проверку. Толпа, на 90% состоявшая из азербайджанцев, проходила это испытание в напряженной атмосфере. Я сказал Уттамашлоке, что отсутствие женщин кажется странным, а он, улыбаясь, ответил: «В мусульманских странах женщины не очень часто путешествуют. Они сидят дома и присматривают за детьми».

Все мужчины, проходившие на посадку, выглядели сурово. Они были высокими, с усами, все в грязных черных кожаных куртках и в привычных здесь меховых шапках. От такого зрелища мне стало немного тревожно. Я спросил Уттамашлоку, соответствует ли суровый внешний вид их характеру. Он ответил: «Они выглядят сурово, потому что участвовали в войне с Арменией, но они не такие опасные, как чеченцы».

Пока я обдумывал необычный ответ Уттамашлоки на необычный вопрос его Гуру Махараджа, один из азербайджанцев резко подошел ко мне, пристально посмотрел и спросил: «Вы из Харе Кришна?» Не зная, друг он или враг, я протянул ему руку и сказал: «Да, мы преданные Кришны». Он сжал мою руку стальной хваткой, и это указало на то, что он был настроен дружелюбно, потом мы разговорились. Он признался, что ничего о нас не знал, но горел желанием что-нибудь узнать. Все смотрели на нас, когда я попросил Уттамашлоку дать ему «Бхагавад-гиту» на русском языке. Через мгновение он купил книгу и понес показать своим друзьям. Итак, к концу проверок в ожидании посадки мы стали сенсацией.

Вокруг нас собралась большая толпа мужчин, и они начали уважительно задавать вопросы. «Зачем вы едете в нашу страну? Мы — мусульмане», - обратился один человек. «Мы едем туда, чтобы воодушевить людей в их преданности Аллаху» - таков был мой ответ. «Но ведь вы не мусульмане», - сказал он. «Бог один, но Его называют разными именами - Аллах, Иегова, Будда, Кришна», - ответил я. Потом он спросил: «А что вы думаете о наших азербайджанских солдатах?» «Когда я был молод и служил в армии, мой командир превозносил храбрость азербайджанских солдат», - ответил я. «Вы нам нравитесь! Вы - наш брат! Да благословит вас Аллах!» - произнес мой собеседник.

Когда настало время посадки, он освободил нам в толпе проход, чтобы мы вошли в самолет первыми. Кивая головами и произнося «Салам алейкум - пусть Господь пребудет с вами!», все расступились в стороны. Через два часа мы были в Баку. Азербайджанская таможня оказалась такой же строгой, как и российская, - спрашивали обо всем и все досматривали. Пока мы стояли в очереди и нервничали, огромный человек, стоявший передо мной, обернулся и сказал: «Вам не о чем беспокоиться. Я буду вашим телохранителем».

Наши страхи были безосновательны, потому что когда мы подошли к стойке таможенного и паспортного контроля, человек в форме отнесся к нам очень уважительно. У нас спросили о вере и даже о философии, а потом быстро пропустили. Выйдя в зал для встречающих, мы увидели еще одну толпу азербайджанцев, но на этот раз все были в дхоти и сари. Многое в преданных напоминало их соотечественников - черные волосы, темные глаза, мусульманские украшения, но их лица светились энтузиазмом и чистотой, когда они встречали нас с пением святых имен. Мне они показались ангелами. Видя как преданные отличаются от тех людей, с которыми мы летели, я вспомнил один из моих любимых текстов:

кирата-хунандхра-пулинда-пулкаша

абхира-шумбха-яванах кхасадаях

е ‘нье ча папа яд-апашраяшраях

шудхьянти тасмай прабхавишнаве намах

«Кираты, хуны, андхры, пулинды, пулкаши, абхиры, шумбхи, яваны, представители племен кхасов и даже те, кто погряз во всех грехах, благодаря безграничному могуществу Господа могут очиститься, приняв покровительство Его преданных. Я склоняюсь перед Ним в глубоком почтении» («Шримад-Бхагаватам», 2.4.18).

У каждого проповедника есть любимые места, мне нравится бакинский храм. Я всегда счастлив приехать в эту мусульманскую страну, где так захватывает процесс проповеди. Обычно в странах Арабского мира проповедовать сознание Кришны чрезвычайно тяжело, но в Азербайджане наше общество зарегистрировано как истинная религия с ограниченными правами на проповедь. Несомненно, ограничения мешают - запрещены большие собрания, публичные программы, харинама-санкиртана, программы по радио и телевидению. Недавно правительство арестовало 23 тонны книг, высланных из «Бхактиведанта Бук Траст».

Однако больше всего я удивился, когда президент храма, Амея дас, сказал, что недавно правительство установило запрет на въезд иностранных проповедников с целью ограничения их деятельности в Азербайджане. «А как же я оказался здесь?» - спросил я. «Нас пока не считают реальной угрозой», - ответил Амея.

Бакинский храм за годы своего существования создал искреннюю и верную общину, состоящую более чем из 1000 преданных и прихожан. Из храма, в качестве которого служит арендованное здание, видна местная мечеть. Тем не менее, соседские жители всегда рады деятельности преданных. В храме есть открытый двор, в котором часто гремят такие киртаны, что их слышно за много кварталов, но никто не жалуется. На самом деле, многие местные жители стали преданными. Когда я приехал, соседи стояли у входа вместе с преданными, и некоторые из них приветствовали меня словами: «Харе Кришна». Я в ответ улыбался и, ценя их вежливость, произносил: «Аллах Акбар - Господь Велик».

Еще я ценю Азербайджан потому, что в мусульманстве есть черты, схожие с ведической культурой, а именно: нет свободного общения между мужчинами и женщинами, женщин воспитывают верными и скромными, азартные игры и алкоголь не поощряются (хотя и не запрещены). Также в исламском обществе сильно проявляется чувство уважения к тем, кто занимает более высокое положение. Мальчиков и девочек учат уважительно относиться к старшим, именно так они и поступают. Этой неоценимой чертой обладают преданные, которые присоединяются к ИСККОН в Азербайджане. Я заметил, что это качество очень помогает мне строить взаимоотношения с 30 азербайджанскими учениками. Их умонастроение всегда исполнено глубокого почтения и уважения к духовному учителю.