Цунами!

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 6. 2004-2005
  

Как и у большинства людей, в начале декабря 2004-го у меня не было представления о том, что значит слово “цунами”. Был бы я туристом, загорающим на пляже в Пхукете, в Таиланде, в те роковые дни удара “прибрежной волны” (перевод японского слова “цунами”), я возможно, и не обратил бы внимания на какого-то отдыхающего учёного, увидевшего, что море загадочно отступает на несколько сотен метров, и кричавшего на бегу, спасая свою жизнь и предупреждая других: “Цунами! Цунами!”. Он-то спасся, а большинство находящихся на пляже – нет.

Жатву смерти, собранную волной-убийцей в двенадцати странах на побережье Индийского океана, не исчислить полностью никогда, но по примерной оценке, погибло более 200 000 человек, и многие тысячи пропали без вести. 500 000 человек были ранены, и миллионы остались без крова.

Я только что прилетел в Австралию, чтобы принять участие в фестивале, посвящённом рождественскому марафону в храме Сиднея. На следующий день после Рождества мы вернулись с весёлой харинамы на переполненных улицах Сиднея, и я впервые увидел слово “цунами” в заголовках вечерних газет. “Огромные волны опустошили населённые области в Индийском океане!” – кричал один.

В течение нескольких часов мир узнал о феноменально смертельном цунами. Причиной его стало подводное землетрясение неподалёку от Индонезии. Энергия, высвобожденная сотрясением, была эквивалентна 40 000 “little boys” – атомных бомб, взорванных над Хиросимой. Она равнялась миллиарду вспышек молний. Взрыв был таким мощным, что, по расчетам, ось Земли может отклониться на дюйм, а продолжительность суток – измениться на микросекунды. Таким мощным, что острова к юго-западу от Суматры (ближайшие к эпицентру) передвинулись больше чем на 20 метров.

Сотрясение сотворило 10-метровые волны, которые разошлись в разные стороны и покатили через океан со скоростью 750 км/ч, обрушиваясь на населённые территории.

Остальное – уже история, а эфир вскоре был насыщен новостями о разрушениях, причинённых волнами.

Как и миллионы людей по всему миру, прочитав репортажи с места событий, я не мог поверить своим глазам. Спасательные работы начались уже через несколько часов во всех странах, затронутых бедствием, включая Индонезию, Таиланд, Индию и Шри Ланку. Беспрецедентный поток сочувствия людей со всего мира помог сразу же собрать более 5 миллиардов долларов на восстановительные работы.

Преданный Господа не равнодушен к подобным катастрофам. Он не воспринимает их просто как глобальную карму. По самой своей природе преданный чувствителен к страданиям других. Хотя беспокойство Арджуны о членах своей семьи и их страданиях часто рассматривают как слабость, оно также описывается как характеристика чистого преданного:

“Каждый человек, имеющий подлинную преданность Господу, обладает всеми хорошими качествами… будучи таковым, Арджуна, лишь увидев своих родственников, друзей и близких на поле битвы, сразу же преисполнился состраданием к тем, кто решил сражаться друг с другом… он плакал из сострадания. Такие симптомы, проявленные Арджуной, являются признаком не слабости его, но мягкосердечия, и это качество чистого преданного Господа”.

[ Бхагавад-Гита 1.28, комментарий ]

Чем больше СМИ освещали бедствия, причинённые катастрофой, тем больше я задумывался о помощи в восстановительных работах. Хотя обычно на меня возложена ответственность за различные проекты, по воле судьбы на момент у меня оказалось свободное время. Сразу после Нового Года я планировал поехать в Дурбан в Южной Африке для месячной передышки.

Последние двенадцать месяцев были особенно насыщенными, и мне было крайне необходимо в течение какого-то времени восстановить здоровье. Также я с нетерпением ждал, когда смогу как следует почитать и повоспевать. Я планировал заняться этим во Вриндаване во время месяца Карттика, но пожертвовал временем, чтобы водить своих учеников на парикрамы. Поразмыслив, я решил, что вследствие физического истощения и чтобы подзарядиться духовно, я все-таки, как и планировал, отправлюсь в Дурбан.

2 января я прилетел в аэропорт Сиднея, чтобы успеть на рейс до Мумбая и пересесть на дурбанский. Проходя по аэропорту, я оказался завален информацией о трагедии со стороны СМИ. На первых страницах газет и журналов всё ещё пестрели сообщения о разрушениях. Телеэкраны в залах ожидания показывали разрывающие сердце сцены разрушений и взывали о помощи.

Я остановился на минуту перед одним кафе и присоединился к группе людей, смотревших новости, где говорилось, что до некоторых труднодоступных областей и островов у Индонезии спасатели всё ещё не добрались, хотя прошло уже две недели после трагедии. Ведущий сообщил, что племена, живущие на индийских Андаманских и Никобарских островах, могут погибнуть полностью. Слегка улыбнувшись, он рассказал про град стрел, выпущенных из леса одного крохотного островка в вертолёт индийского офицера береговой службы, пролетавшего над ним, предположив, что там было, по крайней мере, несколько выживших. Но, посмотрев на людей, смотрящих этот репортаж рядом со мной, я не заметил ни единой улыбки. Они не нашли в трагедии ничего смешного.

Я зарегистрировался на рейс и снова оказался перед дилеммой. “Множество людей продолжает страдать, – подумал я. – Весь мир, похоже, пытается помочь им так или иначе. Конечно же, преданные тоже должны быть там, предлагая духовное благо в виде прасада и святых имён. У меня есть время для оказания такой помощи. Возможно, мне и вправду следует поехать туда”.

После проверки билетов я пошёл к месту досмотра багажа неподалёку от места выхода на посадку. Когда я поставил свои сумки на конвейер для просвечивания, охранник по ту сторону барьера улыбнулся мне. Когда я прошёл через терминал, он подозвал меня и попросил открыть одну из моих сумок. Пока я стоял там, он сказал:

- То, что вы делаете – замечательно!

Немного удивлённый, я переспросил:

- Простите?

- Отправляетесь туда, чтобы помочь людям, – сказал он. – Я знаю, Харе Кришна раздают много пищи здесь, в Австралии. Но сейчас она, действительно, нужнее в местах, затронутых цунами.

- Но я, вообще-то… – начал я.

- Я поехал бы туда, если бы смог, – перебил он. – Но на самом деле, это работа таких как вы. Помогать другим – ваше дело.

Я стоял без слов.

- Да благословит вас Бог, – сказал он, похлопав меня по спине.

Я повернулся и пошёл к воротам.

Самолёт набирал высоту, я смотрел в окно. Слова охранника эхом отзывались в моём уме. “Помогать другим – ваше дело”.

“Но мой отпуск.., – говорил я себе, – мне нужен отдых”. И мои мысли устремились к Дурбану и тёплой летней погоде, к бассейну, где я бы совершал ежедневные заплывы, к дополнительным кругам, которые я смогу прочитать, к книгам, которые изучу.

“Я поступаю правильно, – подумал я. – В конце концов, Кришна говорит в Бхагавад-гите, что йог должен уравновесить свою работу и отдых:

йуткахара вихарасйа
йукта чештасйа кармасу
йукта свапнавабодхасйа
його бхавати дукха ха

“Кто уравновешен в своих привычках
в еде, сне, отдыхе и работе,
может смягчить все материальные страдания,
практикуя систему йоги”

[ Бхагавад-гита 6.17 ]

Только такая сбалансированная программа обучения и проповеди приносит человеку квалификацию достичь Вайкунтхи, духовного мира. Если я всерьёз собираюсь достичь совершенства жизни, мне необходимо поддерживать равновесие”.

Вымотанный продолжительным фестивалем в Сиднее, я вскоре провалился в сон. Примерно через час я услышал, как кто-то зовёт меня.

- Простите, – сказал стюард. – Я вас разбудил?

- Нет, всё нормально, – ответил я. – Я просто дремал.

Он сел в пустое кресло позади меня.

- Такие люди, как вы, меняют жизни тех, кто страдает от ужасных бедствий, – сказал он.

Мои брови поползли вверх в удивлении.

- Когда я был молод, то часто заходил в ваш центр в Мельбурне на Кросс-роадс, чтобы поесть, – сказал он. – У меня были сложные времена тогда. Если бы не ваша пища, я не знаю, что бы со мной стало. Вы, наверное, отправляетесь в Индию, чтобы кормить жертв цунами? Или на Шри Ланку?

Я колебался с ответом. Приняв моё молчание за проявление скромности, он положил руку мне на плечо.

- Спасибо! – сказал он. А потом встал и ушёл.

Пассажир в ряду напротив, услышав его замечание, обернулся и кивнул мне, оценив мою предполагаемую миссию милости. В ответ я немного склонил собственную голову – на самом деле, от стыда за такую незаслуженную похвалу.

Я отвернулся и снова стал смотреть в окно. Смеркалось. “Всё это лишь совпадение или Кришна пытается сказать мне кое-что?” – подумал я. Затем, глядя на собственное отражение в стекле, я тихо сказал себе: “Если отбросить мистику в сторону, все очевидно. Ты не находишься ни в одной из областей, разрушенных цунами”.

Я взял со столика, вмонтированного во впереди стоящее кресло, дорожный журнал и просмотрел карту мира на задней обложке. Ченнай, одно из мест, пострадавших от волны, было ближайшим к Мумбаю, где мне предстояло провести день перед вылетом в Дурбан.

По приземлении в Мумбаи я отправил е-мэйл Бхану Свами, спросив, не нуждается ли он в помощи для восстановительных работ. Ответ пришёл быстро: “Сейчас мы раздаём прасад в Ченнае, где погибло не слишком много народа. На Шри Ланке дела обстоят плохо, на Суматре – ещё хуже”.

Шри Ланка была явно ближе, поэтому я позвонил в храм Коломбо и поговорил с президентом храма Махакартой прабху.

- Сейчас у нас недостаточно снаряжения для оказания серьёзной помощи, – сказал он, – но мы надеемся нарастить его.

Моим последним шансом была Индонезия, но вечером я узнал, что Гаура Мандала Бхуми, преданный, отвечающий за местную общину ИСККОН послал сообщение, что в настоящий момент он и другие преданные могут сделать немного, поскольку поражённая площадь простирается на 2 000 км и к тому же труднодоступна.

Не видя, чем я мог бы помочь, на следующий день я сел на свой самолёт до Южной Африки.

Прибыв в Дурбан рано утром, я быстро расположился в своих апартаментах в храме. Аккуратно размещая все свои книги на полке около стола, я подумал: “Начну с Чайтанйа-Чаритамриты, через несколько дней возьмусь за второй том “Брихат-Бхагаватамриты”.

Вставляя компакт-диски в держатель на столе, я думал: “И буду слушать каждый день по три лекции Шрилы Прабхупады и по нескольку лекций моих духовных братьев!”

В полдень я дал указание поварам: “Пока я здесь, я хотел бы получать простой здоровый прасад. Побольше салатов”.

А моего помощника Анеша я попросил: “Запиши меня в какой-нибудь местный зал. Я бы хотел ежедневно плавать в бассейне по два часа”.

Вечером я составил для себя расписание, начав с подъёма в 2 утра и укладывания в постель в 8 вечера.

- Через шесть недель я буду настроен, как скрипка, – пошутил я с Анешем.

- И, к тому же, хорошо начитаны, – ответил он с улыбкой.

Становилось поздно, я собирался отдохнуть и сказал Анешу:

- Скачай, пожалуйста, мою почту перед тем, как я отправлюсь спать.

Погружаясь в дрёму, я услышал слова Анеша:

- Вам четыре письма, Шрила Гурудева.

- От кого? – полусонно спросил я.

- Так… первое от Махакарты даса со Шри Ланки, – сказал он.

Мои глаза распахнулись, и я вскочил с кровати.

“Я думал о тебе с того нашего разговора, когда был в Тринкомали, – начал Махакарта. – Некоторые местные поддерживают нас, и мы успешно раздаём там прасадам. Но на протяжении последних двух дней поступило множество предложений помощи от преданных со всего мира, желающих пожертвовать деньги и даже лично поучаствовать в восстановительных работах. Пожалуйста, умоляю тебя, приезжай и помоги нам всё организовать”.

Я просидел какое-то время в кресле, раздумывая.

- Гурудева, – произнёс Анеш, – уже поздно. Вам пора ложиться спать.

- Возможно, Кришна действительно пытается сказать мне что-то, – тихо сказал я сам себе.

- Что? – переспросил Анеш. Я поднял взгляд:

- Как можно быстрее закажи мне билет до Шри Ланки.

Он был ошеломлён:

- Гурудев! Билет куда? На Шри Ланку? Вы же только приехали!

Несколько следующих дней я собирал пожертвования у местных преданных. Они подавали щедро, как и все люди мира.

Когда преданные везли меня 11 января в аэропорт, сердце мое билось в ожидании предстоящей миссии. Я держал в руках историческую возможность. Большая часть мира помогает людям, пострадавшим от цунами. Сюда отправлены миллиарды долларов помощи. Были мобилизованы все основные гуманитарные организации, в пути тонны продуктов, медикаментов и одежды. ИСККОНу сложно было бы состязаться с такими ресурсами. Но у нас есть своя партия в этом оркестре. Скромная настолько, насколько скромны будут наши усилия – немного прасада и киртан святых имён – то, что принадлежит духовной природе, что способно освободить из мира рождений и смертей.

Поднимаясь на борт рейса до Коломбо, я знал, что принял правильное решение. Долг преданного – блюсти интересы других прежде своих собственных. А что же насчёт моего акцента на баланс между садханой и проповедью, чтобы отправиться в духовный мир?

Если слова того стюарда – правда, мне не о чем беспокоиться.

“Помогать другим – ваше призвание, – сказал бы он. – Господь благословит вас”.

***

“Самосияющих планет Вайкунтхи, чьим отражённым сиянием и светят все планеты этого материального мира, не могут достичь те, кто не милостив к другим живым существам. Только личности, постоянно занятые в деятельности, направленной на благо других живых существ, могут достичь планет Вайкунтхи”.

[ Шримад-Бхагаватам 4.12.36 ]