Принимая заботу

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 6. 2004-2005
  

Вскоре после сезона наших летних фестивалей Нандини даси и Джаятам дас предложили организовать для меня отдых, чтобы я смог восстановиться после нагрузки от 61 фестиваля, проведённых за три месяца.

Несомненно, в отдыхе я нуждался, но предложение отклонил. “Мне нужно сохранять активность, – подумал я, – в противном случае боль разлуки с фестивалем будет слишком сильна”.

Джаятам был недоволен. “Шрила Гурудева, – сказал он, – Вам почти 57. Вам следовало бы начать заботиться о себе получше. Недавно Вам понадобилось много времени, чтобы справиться с гриппом”.

Позже пришло приглашение посетить фестиваль в Одессе, расположенной на Чёрном море на Украине. Я ухватился за эту возможность.

“По крайней мере, найдите время поплавать, – сказал Джаятам. – Это сотворит с Вами чудо”.

“Хорошая идея”, – ответил я, и бросил в чемодан пару плавок.

Трёхдневное мероприятие превратилось в лекции и киртаны, шедшие один за другим, и море я видел только на расстоянии. Но к вечеру второго дня моё тело подало мне сигнал.

Я выступил, чтобы вести арати в главном пандале. Туда набилась тысяча преданных, жаждущих киртана. Нагнувшись, чтобы взять мридангу, я почувствовал приступ острой боли в правом боку. Я выпрямился, и боль постепенно утихла.

“Слишком плотный обед”, – подумал я, и начал петь.

Когда киртан усилился, я отдал микрофон и начал танцевать вместе с преданными. Через час все мы высоко прыгали. Неожиданно я почувствовал ту же острую боль в животе. Я продолжал танцевать, пытаясь игнорировать ее, но она стала слишком сильной. Мне пришлось сбавить темп. Я снова взял микрофон и начал петь, но боль становилась сильнее. Мой голос начал сходить на нет, и мне пришлось завершить киртан.

“Киртан! – кричали преданные.- Киртан!” Пытаясь выдавить улыбку, я повернулся и направился к ближайшему стулу.

Ко мне подскочил брахмачари. “Всё в порядке? – спросил он. – Вы выглядите бледным”.

“Всё хорошо, – сказал я. – Нет проблем”.

Через несколько минут старший преданный начал на сцене лекцию, а я вернулся в свою комнату.

“Завтра со мной всё будет в порядке”, – подумал я, засыпая.

На следующее утро я должен был давать лекцию по Шримад-Бхагаватам. Как только я сел играть на гармони и запел перед началом лекции, я снова почувствовал боль в боку.

“Что происходит?” – подумал я и быстро закончил бхаджан.

В полдень, перед отъездом в Польшу, я инициировал в своей комнате 10 учеников. Садхумати даси, 85-летняя ученица, вошла для получения гаятри-мантры.

В ее глазах были слезы: “Этого момента я ждала долгие годы”, – сказала она.

“Гуру Махараджа, у меня была трудная жизнь, но Господь всегда приглядывал за мной и защищал меня”.

Когда я читал гаятри-мантру в её правое ухо, боль в правом боку появилась снова. Я вздрогнул и приложил усилия, чтобы сохранить концентрацию.

Мне было интересно, как Садхумати смогла сохранить сильную веру в Господа на протяжении всей своей жизни, и я попросил её рассказать о себе.

“Я родилась под Николаевым, на Украине, – начала она, – и была младшей из шестерых детей. Моя семья была очень бедной, а жизнь суровой. Даже будучи детьми, мы работали так тяжело, что едва находили время посещать церковь.

Мне было около двадцати лет, когда началась Вторая мировая война. Меня послали в Саратов шить шинели для солдат. Это были трудные времена. Нам выдавали только по 500 грамм хлеба на день. Иногда я плакала от голода. Помню, как я молилась Богу, чтобы не умереть.

Я подумала, что любые условия будет лучше, чем те, в которых мы жили, и решила пойти на фронт добровольцем. Так как я была женщиной, местный военком сначала отказал, но я настаивала, и он, в конце концов, согласился. В ту войну русская армия потеряла много людей. После трехмесячной подготовки, меня послали помогать защищать Петербург от фашистского вторжения.

Несмотря на то, что я была коммунисткой, я сохранила веру в Бога. Во время войны я видела много ужасного. Я часто молилась: “Мой Господь, если меня сегодня убьют, пожалуйста, забери меня к Себе”.

Однажды мне пришлось забраться на телефонный столб, чтобы починить провода. В этот момент два самолета-истребителя столкнулись в небе, и падающие обломки сбили меня вниз. Я была тяжело ранена, но выжила.

После войны я вышла замуж за военного, и у нас родились трое детей. Когда мой старший сын вырос, он попал под влияние плохого общения, начал выпивать и принимать наркотики. Чтобы поддерживать эти пороки, он начал воровать. В конце концов, он оставил дом. Неожиданно жизнь перестала для меня что-либо значить, и я отчаянно взмолилась Господу о помощи.

Потом однажды сын зашёл домой, и я заметила в нём замечательные перемены. Он отказался от своих плохих привычек и стал мирным и спокойным. Он сказал, что это было благодаря его вере в Бога. Он рассказал мне, что присоединился к духовному движению из Индии и предложил мне посетить его храм. Когда я сделала это, то была поражена духовной атмосферой.

Я посещала храм регулярно и была счастлива в доме Бога, чистя овощи и моя полы.

Через несколько лет Вы приехали навестить нас, и после Вашей первой утренней лекции я спросила, могу ли стать Вашей ученицей. Сейчас я получаю второе посвящение и чувствую себя в такой безопасности в руках Кришны”.

Я был поражён. “Такова милость Господа, – подумал я, – пожилая женщина из украинской деревни, в прошлом служившая в Красной армии, стала брахмани-вайшнави.”

Я задал ей последний вопрос. “Несмотря на свои 85, Вы выглядите достаточно здоровой. В чём секрет?”

Она улыбнулась и ответила: “Я слежу за собой”.

Её ответ вторил совету Джаятама и Нандини, который они дали мне несколько дней назад: лучше заботиться о своём здоровье.

“Через неделю я буду в Венгрии, – подумал я, – и встречусь с доктором на предмет боли в боку”.

По прибытии в Будапешт, преданные сразу же организовали мне встречу с хорошим доктором.

Доктор хотел, чтобы сначала я сдал кровь и прошёл ультразвуковое сканирование брюшной полости. Во время сканирования медсестра-практикантка задохнулась от удивления. “О Господи! – выпалила она. – Ваша печень так вздулась!” Старшие медсестры сделали ей замечание, строго взглянув на неё.

“Вот оттуда и идёт боль”, – сказал я.

Через несколько часов доктор изучил снимок. “Как долго у Вас такое состояние?” – спросил он, выглядя обеспокоенным.

“Я почувствовал боль десять дней назад”, – ответил я.

“Десять дней? – переспросил он. – И пришли только сейчас?”

Я промолчал.

“А раньше у Вас были когда-нибудь проблемы с печенью?”

“Десять лет назад в Индии у меня был гепатит А”, – ответил я.

Преданный, который вошел вместе со мной, сказал: “А ещё он помогал старшему преданному нашего движения Шридхаре Свами в его последние дни. У Шридхары Махараджа был гепатит C. Индрадьюмна Свами доедал что-то, что прежде ел Махараджа”.

Доктор выглядел встревоженным.

“Гепатит C можно получить только через заражение крови,” – сказал я преданному.

“Или пищи, заражённой от крови изо рта больного пациента, – ответил преданный. – Десны Махараджа кровоточили до последнего момента”.

Внезапно я осознал вероятность того, что я, быть может, серьёзно болен. И начал покрываться испариной.

“Гепатит C способен убить”, – подумал я.

Я почувствовал слабость.

“Завтра нам нужно посмотреть результаты анализа крови, – сказал доктор профессиональным тоном. – А до тех пор нет смысла обсуждать эту тему”.

На обратном пути к храму я молчал. Вернувшись в свою комнату, я сел на кровать.

“Это что, начало продолжительной болезни? – подумал я. И встряхнул головой. – Нет, нет. Слишком рано начинать думать так. Доктор сказал, что мы должны подождать результатов анализа крови”.

Но постоянная боль, беспокойство на лице доктора и слова преданного повлияли на меня.

“Если действительно выйдет так, что я серьёзно болен, – подумал я, – то я буду продолжать проповедовать, сколько смогу, и в то же время постараюсь углубить собственное сознание Кришны. Я предприму серьёзные усилия и отвергну всё, что не является необходимым для пробуждения моей любви к Кришне”.

Я осмотрел комнату и усмехнулся. “Сомневаюсь, что все эти замечательные удобства будут иметь какое-то значение, когда смерть стоит у порога”, – подумал я.

Покачав головой, я тихо сказал сам себе: “Как тебе не стыдно – ты, похоже, больше осведомлён об урагане Катрина и войне в Ираке, чем об играх Кришны во Вриндаване.”

“И прибавил в весе”, – добавил я, увидев своё отражение в зеркале.

Я достал ручку и бумагу. “Есть в меру”, – записал я.

“А как я тратил своё свободное время?” – подумал я.

“Занимаясь общественной жизнью, – сказал я тихо, отвечая на собственный вопрос. – Но лучше использовать это время для обучения, повторения святых имён, и молитвы”.

Кто-то постучал в дверь, и я очнулся от своего самоанализа.

“Войдите”, – сказал я.

Преданный открыл дверь и заглянул внутрь.

“Махараджа, – спросил он, – что сказал доктор?”

“Не много, – ответил я. – Он ждёт результатов анализа крови, но это может оказаться чем-то серьёзным”.

“Очень надеюсь, что это не так”, – сказал он и закрыл дверь.

“Я тоже, – сказал я на выдохе. – Но что, если это начало конца?”

Вечером, когда я лёг спать, боль вернулась, и я долго ворочался, пытаясь найти удобное положение.

Спустя некоторое время я сел. “Готов ли я умереть? – спросил я себя. – Я должен быть готов. Вся жизнь преданного – подготовка к этому финальному моменту.”

Я вспомнил бенгальскую пословицу:

бхаджан кара садхана кара-мурте джанле хой

“Любой баджан и садхана, которые человек практикует в течение жизни, будут проверены во время смерти” [ лекция Шрилы Прабхупады, Мумбай, 11 января 1975 ].

Я снова лёг, и, пока не погрузился в сон полностью, дал себе слово: “Чем бы это ни кончилось, я постараюсь стать ещё лучшим преданным”.

Я проснулся через пять часов, думая, что мне приснился кошмар о том, что я болен. Но боль в боку возобновилась, и я вернулся к суровой реальности.

Медленно тянулось утро, а я ждал поездки обратно в клинику. Наконец пробило 10 утра, и когда мы вошли в кабинет врача, я увидел результаты анализа крови на его столе. Он говорил по телефону с серьезным выражением на лице. Я занервничал. После этого (казалось, прошла вечность!) он закончил разговор и взял результаты анализов. Он медленно повернулся в своём кресле.

Это был очень напряженный момент.

Он посмотрел на результаты. Затем улыбнулся. “Я вижу, что страшного ничего нет, – сказал он. – Нет вируса, инфекции или опухоли”.

Меня окатило волной облегчения.

“Моё мнение таково, что Ваша печень уже была ослаблена гепатитом, который был у Вас несколько лет назад, а Ваше теперешнее истощённое состояние, продолжительный грипп, и, вероятно, лекарства, которые Вы принимали, привели к тому, что печень увеличилась.

В течение месяца воспаление будет постепенно уменьшаться, но только в том случае, если Вы будете сохранять полный покой, правильно питаться, и выполнять умеренные физические упражнения”.

Как только мы вышли из кабинета, преданный, сопровождавший меня, издал вздох облегчения.

“Этот сигнал тревоги прозвучал близко, Махараджа”, – сказал он.

“Да, больше похоже на будильник”, – подтвердил я.

“Чтобы подстраховаться, наверное, лучше позаботиться о себе?” – спросил он.

“Да, – ответил я, – и более серьёзно принять сознание Кришны”.

Его лицо просветлело: “Скоро с Вами всё будет, как раньше”, – сказал он.

Я, было, собрался согласиться, но вдруг вспомнил свои реализации прошедшей ночью.

“В действительности, – сказал я, – не думаю, что дела пойдут так же”.

Его улыбка исчезла. “Что Вы имеете в виду? – спросил он. – Ведь доктор сказал, что через месяц с Вами всё будет в порядке”.

“Прошлой ночью я дал себе обещание, – сказал я, – и чувствую, что сейчас оно остаётся в силе, как и когда я думал, что столкнулся с продолжительной болезнью”.

Преданный поднял брови.

“Наступит время, когда медицинские тесты будут не столь благоприятны, – пояснил я. – И, несомненно, однажды мне придётся умереть. Я должен сделать определённые поправки в своей духовной жизни. Санньяси должен быть символом отречения.

Рыба может плавать в воде, но если попытается плавать в молоке – она утонет. Также и тот, кто находится в отречённом укладе жизни, должен жить просто. Если он принимает слишком много удобств, он может пасть.

Выздоравливая, я буду использовать время для того, чтобы увеличить слушание и воспевание о Господе. Это поможет мне и поможет моей проповеди. Садху не должен быть подобен корове – всегда давать нектарное молоко, но при этом питаться только травой”.

“Куда Вы поедете лечиться?” – спросил преданный.

“Для пользы тела, – ответил я, – я сейчас же отправлюсь в Дурбан, в Южную Африку, и отдохну там месяц в нашем храме. Но для души – я поеду во Вриндаван на время Карттики. Там я приму прибежище у преданных и постараюсь помнить о трансцендентных играх Господа”.

свантар бхава виродхини вьявахртих сарва санаис тйаджйатам
свантас чинтита таттвам эва сататам сарватра сандхийатам
тад бхавекшанатах сада стхира чаре нйа дрк тиро бхавайатам
вриндаранья виласинор ниш дасйотсаве стхийатам

“Одно за другим оставь все занятия, которые противны твоей внутренней природе. Всегда медитируй на то, что надежно утвердилось в твоём сердце. Проявляй уважение ко всем движущимся и неподвижным живым существам Вриндавана, чтобы быть поглощённым мыслями о Радхе и Кришне. И, поступая так, всегда живи во Вриндаване в радостном расположении духа в служении юной Божественной Чете”.

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, Шри Вриндаван Махимамрта, Шатака 3, текст 1 ]