Город богов

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 7. 2006
  

«Всё пройдёт» – так назвал Джордж Харрисон одну из своих песен. Это древняя фраза. Ее слышал каждый. Даже Господь Кришна говорит в Бхагавад-Гите о временной природе этого мира:

мам упетйа пунар джанма
дукхалайам ашашватам
напнуванти махатманах
самсиддхим парамам гатах

«Придя ко Мне, великие души, йоги-преданные, никогда больше не возвращаются в этот бренный, полный страданий мир, ибо они обрели высшее совершенство».
[ Бхагавад-гита 8.15 ]

Можно читать Бхагавад-Гиту много раз, но уходят годы и даже жизни на то, чтобы усвоить её философию. Потому иногда даже преданный скорбит, когда теряет что-то или кого-то дорогого ему в этом мире. За день до моего отъезда из Индии в Америку я получил е-мэйл от моего самого дорогого и возлюбленного друга, Шри Прахлада даса:

«Дорогой Шрила Гурудев,

Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны. Слава Шриле Прабхупаде!

Вам известно, что последние годы я страдал болью в спине. Прошлым летом ситуация ухудшилась, и три дня я с трудом мог ходить. Эта боль продолжалась и после летнего тура. В последнее время даже ношение легкой сумки является для меня серьезной нагрузкой на шею и спину и вызывает мучительную боль.

На прошлой неделе я, наконец, выбрал время, чтобы сходить к физиотерапевту. Сделанный им рентген показал худшее состояние, чем я ожидал. Пространство между несколькими дисками в позвоночнике сильно уменьшилось, и в некоторых местах кости развиты неправильно.

Доктор сказал, что причина этого в перенапряжении, ношении тяжестей, постоянных путешествиях на машинах, поездах и самолётах. Как он говорит, быстро решить эту проблему не удастся. Он строго рекомендовал мне немедленно изменить стиль жизни, иначе мне придётся страдать от серьезных последствий.

Пожалуйста, дайте мне свои наставления.

Ваш слуга,
Шри Прахлада»

Внезапно стало пусто на сердце. Шри Прахлада должен прекратить путешествовать. К концу подходит наше с ним долгое общение во время совместной проповеди. Несколько мгновений мой ум метался, пытаясь найти альтернативу, но я понимал, что доктора правы.

Я стал вспоминать те приключения, которые делили мы с ним, распространяя движение Господа Чайтаньи Махапрабху, особенно наши фестивали в Польше. Эти фестивали сделали слова «Харе Кришна» обиходными по всей стране и отразили попытки антикультистов оклеветать и уничтожить наше движение. Проповедь, естественно, притягивает оппозицию, и брошенный нам в Польше вызов был одним из многих. Мы вместе боролись с трудностями и выковали крепкую дружбу.

Я сидел и думал о шестнадцати годах нашего совместного служения. Как сейчас вижу мусульманских солдат в Сараево, напавших на нашу группу санкиртаны и безжалостно нас избивавших, пока мы пытались защищаться. Шри Прахлада бился, как храбрый лев, и выкрикивал имена Господа Нрисимхадевы. Я закричал ему, чтобы он поскорее убирался из этой драки. Лишь тогда и только по моему приказу он сделал это.

Меня захлестнули другие воспоминания, особенно о мелодичных киртанах Шри Прахлада, очаровывающих сердце каждого, кто его слышал. Я буду скучать по нашим сокровенным беседам, когда мы делились пониманием, надеждами и разочарованиями, – обо всем этом мы могли говорить только друг с другом. Кто теперь с такой же любовью будет обмениваться со мной своими мыслями?

Когда я целиком осознал реальное положение дел, пустота в сердце стала невыносимой. Я колебался с ответом, но должен был это сделать. Я набрал его телефонный номер и позвонил ему в Майапур. Строгим отеческим тоном сказал, что ему лучше оставаться в Майапуре, на квартире, которую мы купили для него и его жены, и заниматься заочно на курсах, на которые он недавно поступил в Ново-зеландском университете.

Мы оба не знали, что ещё сказать. Потом попрощались. Положив трубку, я закрылся в комнате, лег на кровать и взмолился о том, чтобы уснуть.

Проснувшись следующим утром, я подумал, что всё это был лишь сон, но вскоре понял, что это не так. Я стал размышлять о предстоящем туре по храмам Америки и о том, как мне будет тяжело от того, что так много мест будет напоминать мне Шри Прахладу и наши предыдущие визиты. Я решил вначале посетить какую-нибудь другую страну и погрузиться в проповедь.

Я вспомнил, что несколькими месяцами раньше президент храма в Мехико, Даршан дас, приглашал меня к ним. Я быстро послал ему е-мэйл, спросив, заинтересованы ли они ещё в моём приезде. Он тут же ответил, что да, и через три дня я летел в Мехико.

Самолет описывал круг над аэропортом, ожидая разрешения на посадку, я же думал о двух моих предыдущих визитах в Мексику: первый раз подростком в 1966 и второй раз уже преданным в 1981.

Выросший в Калифорнии, я много читал о Мексике и, как многие американские мальчишки, особенно был заинтригован индейцами-ацтеками.

Некоторые ученые говорят, что ацтеки были кочевым племенем Северной Америки, пришедшим в Мексику в 13 столетии. Здесь они основали одну из наиболее развитых цивилизаций во всей Америке, включавшую города с пирамидами и храмами. Некоторые из этих городов были такими же большими, как в Европе.

Ацтеки почитали множество богов. Они сооружали башнеобразные храмы и огромные изваяния и проводили церемонии, включавшие человеческие жертвоприношения. Империя ацтеков была завоевана и уничтожена испанцами в 1521 году.

Мама моя встревожилась, увидев мой интерес к цивилизации, в которой поклонялись бесчисленным богам и проводили человеческие жертвоприношения. Но конечно же, я не верил в жертвоприношения, – меня заинтриговала сама идея, что вселенную могут контролировать разумные существа.

- Тут нет ничего невероятного, – говорил я своей матери. – Почему бы Богу не назначать других, чтобы управлять вселенной?

- Это и не религиозно, и не научно, – отвечала она.

Мы спорили с ней об этом годами. Летом 1966 я решил поехать в Мексику, чтобы посмотреть на остатки цивилизации ацтеков и узнать больше о тайнах вселенной. Но я не осмелился сказать родителям, куда направляюсь. Я сказал им, что еду в Южную Калифорнию заниматься серфингом. Так как серфинг был моей страстью, они не возражали.

До этого я ни разу не выезжал за пределы США и потому нервничал, пересекая границу в Тихуане. Мексиканский пограничник спросил меня, для чего я еду в Мексику.

- Посмотреть ацтеков! – выпалил я.

Он засмеялся:

- Парень, ты опоздал на несколько столетий. Но мы тебя всё же пропустим.

Я направлялся к северу от Мехико, в древнюю столицу ацтеков Теотихуакан, «Город богов». Ацтеки построили его на руинах поселения, основанного ещё до рождения Иисуса Христа. Больше всего мне были интересны две пирамиды: одна, посвященная солнцу, другая – луне. «Нет сомнений, – думал я, – они явно владели ключами к тайнам вселенной, да и самого Бога».

Но природа юности, побуждавшая меня исследовать этот мир, толкала также и наслаждаться им, так что, когда я встретил группу американских серферов, направлявшихся в Мазатлан, – рай серфинга на южном побережье, – я присоединился к ним. И следующий месяц провел там, в блаженстве рассекая волны и отодвинув высший смысл жизни до поры до времени.

Мои поиски изначальных знаний в итоге все-таки были удовлетворены, когда я присоединился к движению Харе Кришна. Читая ведическую литературу, я узнал, что Господь действительно поручает управление вселенной благочестивым душам, называемым полубогами, таким как Индра, Чандра, Сурья и Вайю. Уполномоченные Верховным Господом, они управляют теплом, светом, дождями, ветрами и другими стихиями материальной природы.

Уже будучи преданным, в 1981 году я приезжал в наш храм в Мехико, и мне всё ещё любопытно было побывать в Теотихуакане, но я был настолько занят проповедническими программами в городе, что и не планировал попасть туда.

И вот, мой третий визит в Мексику. Когда самолет приземлился, я поймал себя на мысли о том, что всё ещё хочу увидеть пирамиды солнца и луны в Теотихуакане. Мне стало смешно. «Ну, – подумал я, – об этом я уж точно никому не скажу».

Несколько преданных встретили меня и отвезли в храм неподалеку от центра города. Меня ожидал великолепный прием, после чего я прочел лекцию в переполненной храмовой комнате. Позже ко мне подошел один преданный со старой магнитофонной кассетой. Он поставил её в такой же старый плеер и включил.

- Это киртан, который Вы пели, когда были здесь в 1981, – сказал он. – Я слушаю его каждый день.

- Каждый день? – переспросил я и почувствовал, что краснею.

- Да, – ответил он. – Не так много старших преданных приезжают к нам в Мексику.

Несколько дней я проводил киртаны и давал лекции в храме. Однажды утром Даршан дас объявил, что мы поедем на вечернюю харинаму в Куэрнаваку, город в трех часах езды от Мехико.

- «Куэрнавака» означает «город вечной весны», – сказал он мне.

- Звучит так, как будто это какое-то особенное место, – ответил я.

- Так и есть, – взволнованно сказал один преданный. – Дело в том, что…

Но его перебил другой, спросивший, в каком направлении он расположен. Тут подошел ещё преданный, с другим вопросом. Вскоре мы были в пути, а я так и не узнал, отчего же Куэрнавака такой особенный.

В Куэрнаваке мы прогулялись до центральную площадь, где нас уже ждали пятьдесят преданных. Сгущались сумерки, я смотрел на людей, отдыхающих теплым весенним вечером. Играли дети, бегали за своими собаками и кидали тарелку. Молодые парочки кругом шутили и смеялись. Сидя на скамейках, беседовали пожилые пары. Ансамбль неподалеку играл традиционную мексиканскую мелодию.

Это была типичная картина мексиканского провинциального городка, было интересно, как нас примут. Но конечно, побывав в похожих ситуациях уже сотни раз, я знал, что святые имена быстро станут главным событием этого вечера. Я взял мридангу, начал воспевать и закрыл глаза. Минутой позже, открыв их, я увидел несколько сотен людей, столпившихся вокруг нас. Через десять минут я остановил киртан и начал лекцию.

- Мы никогда так не делаем, – услышал я озабоченный голос преданного позади себя.

Но я имею такое обыкновение. На наших харинамах в Польше я говорю с людьми каждые полчаса. Это одно из моих любимых занятий.

Я очень вдохновился этой новой для благочестивых мексиканцев ситуацией. Слушали они внимательно, я говорил около тридцати минут, но никто и на дюйм не сдвинулся с места. Когда я закончил, одна женщина вдруг подбежала ко мне и стремительно заключила в объятия. Прежде чем я смог что-либо сделать, она поцеловала меня прямо в губы. Толпа одобрительно загудела.

Я пытался совладать с собой. Через минуту мне стало смешно. «Через что только ни приходиться пройти, распространяя воспевание святых имен», – подумал я.

Я снова запел киртан, а потом дал ещё одну лекцию. Толпа снова слушала. Закончив, я повернулся к преданному:

- И правда, – сказал я. – Необычное место.

- Очень необычное, – проговорил преданный с улыбкой.

- Очень? – переспросил я.

- Да, – он заулыбался ещё шире. – Шрила Прабхупада приезжал сюда в 1972 году и давал лекцию как раз на этом самом месте, где Вы сейчас стоите.

- Что? Шрила Прабхупада стоял как раз здесь? – я отступил на несколько шагов назад.

- Именно, – ответил он. – В июне 1972 Чит-сукхананда дас привез сюда Шрилу Прабхупаду. После киртана Шрила Прабхупада проповедовал нескольким сотням собравшихся людей. Потом приехал Хайхайа дас с пятьюдесятью экземплярами книги «Сознание Кришны, высшая система йоги» на испанском.

- В тот день книги только вышли из под печатного станка, – продолжал преданный. – Шрила Прабхупада остановил лекцию. «Теперь все вы можете взять по книге и прочитать», – обратился он к людям. Они стали подходить, и Шрила Прабхупада быстро продал все пятьдесят экземпляров. Люди просили у него подписать книги, и он подписывал каждую.

Я стоял ошарашенный и думал: «Мой духовный учитель был в этом далеком месте, на этой площади, воспевал, проповедовал и распространял книги».

Я выхватил книгу у ближайшего преданного.

- Леди и джентльмены! – воскликнул я, и мой переводчик бросился переводить. – Мой духовный учитель перевел эти древние книги Индии, напечатал их и тридцать четыре года тому назад приехал сюда, в ваш прекрасный город, чтобы распространять их. В ознаменование этого исторического события мы предлагаем вам сейчас эти же удивительные книги. Пожалуйста, подходите и получите его милость.

Подошло всего несколько человек, но я был счастлив, следуя по стопам своего духовного учителя.

- Может, четыре-пять книг у Вас купили, – сказал преданный.

- В этом разница между учителем и учеником, – улыбнулся я.

В ту ночь мы остановились в доме Хари Катхи даса, неподалеку от Тепозтлана. На следующее утро, чистя зубы, я подошел вплотную к раковине, чтобы посмотреться в зеркало. Затем отступил на шаг назад, и именно в этот момент тяжелая фарфоровая раковина с ужасным грохотом упала на пол. Она поцарапала мне палец на ноге, из него потекла кровь.

Я был потрясен. Если бы в тот момент я стоял ближе к зеркалу, раковина точно сломала бы мне обе ноги. Мне вспомнилось высказывание Шрилы Прабхупады, что когда преданный получает незначительные повреждения, он понимает, что это только малая доля того, что он должен был получить. Кришна не только защищает Своего преданного, но также напоминает ему о полной опасностей природе материального мира.

В тот день мы ехали четыре часа на север, через Мехико, к городу Тулансинго. Пока мы пробирались через пробки, я погрузился в сон и проснулся час спустя, когда уже ехали за чертой города по сельской местности. Засушливые пейзажи не так уж интересны, и я хотел было открыть книгу, как вдруг увидел вдали два огромных сооружения, возвышающиеся посреди равнины.

- Боже мой! – воскликнул я. – Это Теотихуакан! Ацтекские пирамиды солнца и луны!

Преданные в машине смотрели на меня.

- Вы хотите посетить их, Махарадж? – спросил водитель.

Я попытался скрыть свой энтузиазм.

- Да нет, – сказал я, притворяясь спокойным. – Я только проснулся и очень удивился, увидев неизвестно откуда взявшиеся пирамиды.

- Вы знаете, как они называются, – сказал один преданный.

- Почему бы нам не заехать в Теотихуакан вечером, на обратном пути в Мехико? – проговорил водитель. – Я слышал, там сейчас индийский посол со специальным визитом.

Слово было за мной.

- Ну, в таком случае, – сказал я, – полагаю, мы должны туда поехать.

Это была не очень-то уважительная причина, но… спустя сорок лет, я, наконец-то еду в Теотихуакан.

В Тулансинго у нас была домашняя программа. Во время бхаджана я заметил девочку лет восьми с большим попугаем на плече. Я так удивился, что в какой-то момент сбился с ритма, играя на мриданге.

Я закрыл глаза, вошел в ритм снова и стал воспевать Харе Кришна более сосредоточенно. Это был сладостный киртан, и гости откликались очень вдохновенно. Оставаясь с закрытыми глазами, я продолжал петь, всё громче и громче. Внезапно я услышал громкий вскрик и ощутил, как острые когти вонзаются мне в голову.

Я открыл глаза и увидел, как все собравшиеся в шоке уставились на попугая на моей голове. Девочка, очень смущенная, подбежала и забрала попугая. Я вытер с макушки несколько капель крови и продолжал киртан.

После она подошла ко мне и извинилась.

- С чего это вдруг он полетел ко мне на голову? – спросил я её.

- Его зовут Кришна, – улыбнулась она. – Вы пели его имя с такой любовью, что он не смог удержаться!

Вскоре мы уже ехали обратно в Мехико… и в Теотихуакан.

- Вы что-нибудь знаете про Теотихуакан? – спросил меня водитель.

- Ну хорошо, – ответил я заговорщически, – и правда знаю. Мальчишкой я много читал о цивилизации ацтеков и даже пытался приехать сюда. Мне было интересно поклонение ацтеков богам, контролирующим материальный мир. Это любопытство сошло на нет, когда я соприкоснулся с сознанием Кришны и нашел детальное описание того, как полубоги управляют вселенной под руководством Господа.

Но интерес возник снова, когда я прочитал, что ведическая культура некогда процветала по всему миру. Я вспомнил услышанную мной лекцию Шрилы Прабхупады в Нью-Йорке 25-го июля 1971 года. «Бхаратаварша – это не только название Индии, – говорил Шрила Прабхупада, – но имя всей планеты. Прежде, пять тысяч лет назад, вся планета была известна как Бхаратаварша. Ведическая культура существовала по всему миру, даже в Америке, и были разные типы поклонения и концепции Бога».

- Видите ли, – продолжал я, – как и в ведической культуре, в культуре ацтеков был пантеон богов, но они не верили в Верховного Господа. Главные боги ацтеков были очень похожи характеристиками на ведических полубогов, хотя изображают их иначе.

Подробное изучение показывает сходство ацтекской и ведической культур в архитектуре, обычаях, мотивах живописи, измерении времени, календарях и знании астрономии. Ацтеки возводили важные сооружения по восточно-западной оси солнца, точно так же как большинство ведических храмов выстроены фасадом к восходящему солнцу.

Но главное отличие ацтекского поклонения от ведического в том, что не существует ведического обычая человеческих жертвоприношений. Ацтеки отошли от истинного ведического образа жизни.

Я улыбнулся.

- Я еду туда, чтобы подивиться доказательствам того, что ведическая культура существовала некогда по всему миру и, несомненно, повлияла на ацтеков.

Через час мы прибыли в Теотихуакан. Я с благоговением созерцал огромные пирамиды солнца и луны. Пирамида солнца – третья по величине пирамида в мире. Когда мы шли по «Улице мертвых», – широкой дороге, которая соединяет оба строения, – я был ошеломлен. Даже сегодня, когда город потерял свою былую славу, он продолжал впечатлять, оставаясь завещанием грандиозной цивилизации ацтеков.

Мы бродили по руинам уже около часа, когда преданный нарушил мое благоговейное настроение.

- Вы знаете, – сказал он, – они приносили в жертву от двадцати до пятидесяти тысяч своих соплеменников ежегодно.

- Ты прав, – ответил я. – Пойдем отсюда. Этот визит окончательно утолил моё детское любопытство. Нам посчастливилось быть последователями изначальной, ведической, культуры.

Вернувшись в храм, я дал воскресную лекцию и с еще большим вдохновением подчеркивал этот момент, что, когда Шрила Прабхупада проповедовал по всему миру ведическую культуру, он лишь возрождал её, а не привносил что-то новое.

«Остатки ведической культуры можно найти по всему миру, – заключил я, – но они не сравнимы с ней, во всей ее полноте. Давайте же действовать под руководством Шрилы Прабхупады, чтобы помочь людям понять единственную изначально духовную культуру этой планеты, ведическую культуру, или сознание Кришны».

***************

«Из истории древнего мира ясно, что раньше по всей земле существовала одна культура, Ведическая. Но постепенно, по религиозным и культурным соображениям, одна власть раздробилась на многие. В наше время земля разделена на множество стран, религий и политических партий. Мы выступаем за то, чтобы все, независимо от политических и религиозных обозначений, могли объединяться вновь одной культурой – сознанием Кришны. Люди должны принять одного Бога – Кришну; одно писание – Бхагавад-Гиту; одну деятельность – преданное служение Господу. Тогда они смогут жить на этой планете счастливо».

[ Чайтанья-чаритамрита, Мадхйа-лила 25.193, комментарий ]