Наши сердечные молитвы

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 7. 2006
  

После польского фестивального тура я поехал в Нью Враджа Дхаму в Венгрии. Под руководством Шиварамы Свами эта община стала одной из самых успешных в ИСККОН. Я планировал читать и повторять джапу в царящей там духовной атмосфере, но вместе этого вышло, что я отдавал большую часть своего времени ученикам, некоторые из которых, чтобы увидеть меня, даже приехали из Хорватии, Боснии и других близлежащих стран. Я тоже стремился увидеться с ними, находясь в разлуке на протяжении года.

Затем я поехал на Украину, где принял участие в ежегодном недельном фестивале преданных в Одессе. Опять же, каждую минуту я проводил в обучении и наставлении своих учеников. Я часто спрашиваю их, как они присоединились к движению сознания Кришны, и в Одессе я услышал особенно интересную историю мамы и дочки. Часто падшие души воссоединяются с Господом и его преданными просто волшебным образом.

Кишори даси, которой 91 год, родилась в бедной, но благочестивой русской семье в 1915 году. В юности она видела, как её дед, не болевший ни разу в жизни, ушёл из жизни в возрасте 115 лет, в церкви, повторяя имена Бога.

- Но зачем говорить о моей прошлой жизни? – смиренно возразила Кишори. – Там были одни и беды страдания.

- Иногда хорошо вспоминать прошлое, – сказал я, – чтобы оценить нашу теперешнюю удачу.

Она нехотя продолжила:

- Мы жили в деревушке в российской глубинке, я была младшей из 11 детей. Мама умерла, когда мне было 2 года, и отец пытался поддерживать нас, работая на заводе. Как только мы, дети, стали способны трудиться, мы стали работать на полях. Я помню, как в жаркое лето мы с братьями и сёстрами собирали сено, а суровыми зимами толпились у печи в нашем деревянном домике.

У нас почти никогда не было времени на игры. Единственной отрадой было посещение церкви по воскресеньям. Мы ходили пешком 12 километров туда и обратно. Я всегда молила Господа забрать меня в рай. Я говорила Ему, что несчастлива на земле.

Но стало еще хуже. Когда мне было 12, умер отец, и мы осиротели. У нас не было выбора, кроме как бросить школу и пойти работать. Или пришлось бы голодать. Я нашла работу на том же заводе, где большую часть своей жизни проработал и мой отец.

К счастью, учительница местной школы сжалилась надо мной и в свое свободное время обучала меня. В то время единственным смыслом моей жизни было посещение церкви и молитва, но когда я подросла, церковная проповедь перестала удовлетворять меня, так как там ничего еговорили о самом Боге. “Как же я тогда узнаю Его?” – часто говорила я подругам.

Жизнь в деревне всегда была одинаковой. Главным занятием мужчин были пьянство и драки. Я хотела уехать, но куда? И снова я молила Господа о помощи.

Кишори остановилась на мгновение.

- Гуру Махараджа, – сказала она, – кому какое дело до моего рассказа? У большинства русских похожая история: тяжёлая борьба за существование.

- Согласен, – сказал я, – но зато это сделает последнюю главу твоей жизни такой приятной. Пожалуйста, продолжай.

Она вздохнула.

- Да, Гуру Мажараджа, – сказала она. – Учительница научила меня бухгалтерскому учету, и в 18 лет мне удалось получить хорошую работу на военной базе в 100 километрах от дома. Я переехала туда, встретила офицера и вышла за него замуж.

Но наше счастье было кратковременным. Началась Вторая мировая война и его послали на фронт. Четыре года я была одна. Мне повезло, что в конце войны он вернулся домой, хотя и несколько раз раненный. Но хоть вернулся. В отличие от большинства друзей-офицеров. Мне пришлось утешать много вдов.

Пока Кишори говорила, несколько детей вошло в мою комнату. Кишори повернулась к ним.

- Гуру Махарадж попросил меня рассказать о своей жизни, – сказала она, – но настоящая жизнь началась тогда, когда я встретила преданных Кришны. До этого была лишь одна грустная история за другой. Послушайте моего совета, и всегда принимайте прибежище гуру и Кришны. Никогда не отклоняйтесь от их наставлений.

Дети просто смотрели на неё, не понимая, о чём идёт речь.

- Перед войной я родила Тхакурани даси, – продолжала Кишори. – Конечно, тогда её звали не так. Никто из нас и представить себе не мог, что однажды мы станем преданными Кришны. Она была моей единственной дочкой, и когда она выросла, мы стали очень близки, особенно после смерти моего мужа. Мы с Тхакурани много времени проводили в церкви, но мое разочарование от отсутствия ответов на сокровенные вопросы отпечатывалось и на ней.

Выйдя замуж, она была шокирована, когда её муж, ярый последователь коммунистической партии, стал отвергать Господа. Она не могла этого вынести и в конце концов развелась с ним. Мы впали в отчаяние, оказавшись между религией, не способной ответить на вопросы наших сердец, и правительством атеистов. Мы часто молились Господу о том, чтобы Он привёл нас к истине.

В начале 60-х годов мы совсем отчаялись найти путь, который мог бы объяснить всё о Господе и о том, как Его полюбить. Не имея никого, кто бы вёл нас, мы делали единственно возможное в то время: искали знание в государственных библиотеках. Компартия гордилась своими огромными библиотеками, способными дать людям мирское образование в любых сферах знания, но из-за большого объёма литературы на полки попадали и духовные книги.

Однажды мы наткнулись на копию Бхагавад-Гиты, напечатанную в конце 19 века. Библиотека не давала книги с собой, поэтому мы каждый день возвращались туда и жадно читали её в библиотеке.

Казалось, она отвечала на все наши вопросы о жизни, смерти, творении, Боге и духовном мире. Мы читали с большим энтузиазмом.

В дальнейших поисках мы обнаружили старую копию Махабхараты. Всё свое свободное время мы проводили в библиотеке, вместе читая её. В итоге мы решили, что должны иметь эти книги, и месяцами усердно копировали их от руки. Это заняло достаточно времени, поскольку, как Вы знаете, в Махабхарате содержатся тысячи стихов. Переписывая, мы также изучали их.

Однако в результате нас ждало ещё одно разочарование. Мы узнали, что для реализации этих знаний нам необходимо служить духовному учителю. Но где же, в России, за железным занавесом, в рассвет коммунизма, найти нам гуру? Мы потеряли надежду, но продолжали молиться.

Шли годы. В библиотеках мы нашли другие писания из Индии. Все они усилили наше понимание того, что мы нуждались в личных наставлениях духовного учителя. И кроме того, мы старели. В 1989 году мне было 74, а Тхакурани – 51 год. Оставалось не так много времени, и тут Господь сжалился над нами.

Это случилось весной 1990 года, как раз перед падением коммунизма. Мы как-то шли по улице, это было в Одессе, и к нам тихо обратился молодой человек с книгой подмышкой, всё время оглядываясь, не видит ли милиция. Мы сильно удивились, когда он дал нам в руки “Бхагавад-Гиту как она есть”. Мы очень хотели приобрести её, но у нас было недостаточно денег.

Мы взяли его адрес, несколько недель тяжело трудились на дополнительных работах и, встретившись с ним ещё раз, купили Бхагавад-Гиту. Мы были заинтригованы, когда он сказал, что несколько человек тайно встречаются, чтобы вместе читать и повторять Харе Кришна, поскольку коммунизм всё ещё был в силе, и религиозные собрания были запрещены.

Мы были счастливы наконец-то найти людей, как и мы, заинтересованных в культуре и философии Индии. Но одного всё ещё не хватало: у нас не было духовного учителя. И мы так пылко молились Господу о милости…

В конце концов, Он нас услышал. Спустя шесть месяцев режим развалился, и Вы приехали в Одессу давать лекции по Бхагавад-Гите. Тогда же Вы приняли нас как кандидатами в ученицы. В следующем году мы были инициированы.

Спустя столько времени Господь ответил на наши сердечные молитвы. С самого детства я непрестанно молилась Ему. Я уже почти потеряла надежду, но в итоге Он спас нас.

Кишори рассмеялась.

- Гуру Махарадж, – сказала она, – можно теперь я перестану говорить о себе и скажу несколько слов, чтобы прославить Вас?

Я засмеялся.

-Не стоит портить рассказ, – сказал я. – Он хорошо подойдёт для моего дневника.

Кишори кивнула головой и улыбнулась.

динадау мураре нишадау мураре
динардхе мураре нишардхе мураре
динанте мураре нишанте мураре
твам эко гатир нас твам эко гатир нах

“О Господь Мурари, в начале, середине и конце всех наших дней и ночей, Ты всегда остаёшься единственной целью наших жизней”.

( Шри Дакшинатья, “Падьявали” Шрилы Рупы Госвами, текст 73 )