Ирландцам везет

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 7. 2006
  

В детстве мать часто рассказывала мне о своих британских предках.

- Твоя бабушка родом из Уэльса, – говорила она мне много раз. Но больше всего она любила напоминать об ирландских корнях.

- Твой дед был ирландцем из Корка, – повторяла она гордо.

А когда мой отец говорил о своих немецких корнях, она делала вид, что не слышит его.

- Посмотри на лица этих детей, на эти задорные ирландские глаза, – говорила она.

- Ирландцам везет, мальчик! – кричала она с трибуны, когда я выиграл заплыв среди старшеклассников. Иногда она говорила то же самое, когда я получал хорошие оценки на экзаменах.

Неудивительно, что Ирландия всегда вызывала во мне интерес. Каждый раз, когда я натыкался на новости о ней, я с большим интересом прочитывал их, и каждый год в День Святого Патрика надевал что-нибудь зеленое. И я знал, что лучше не связываться в школе с чистокровными мальчишками-ирландцами с именами вроде Шон, Кэрри, Нил и Райан. Они всегда грязно дрались: били ниже пояса и продолжали избиение даже после того, как ты сдался.

Мой интерес к Ирландии со временем утих, а когда я стал преданным, я узнал, что мы вечные души, частички Кришны. Тем не менее, когда в сентябре прошлого года со мной связались преданные из Ирландии и предложили поучаствовать в фестивале, во мне пробудился мой юношеский интерес.

- А будет ли проходить фестиваль в Корке? – спросил я.

- Нет, – ответил Гаура Хари дас, – только в Дублине и в Галвее. Фестивальные программы Трибхуванатхи всегда имели большой успех в этих городах.

Мой духовный брат, Трибхуванатха дас, покинувший этот мир несколько лет назад, был ирландцем. Он первым стал распространять Сознание Кришны в Ирландии, а его путешествующие фестивали сделали наше движение хорошо известным по всей стране. Но после его ухода фестивали прекратились.

Я на мгновение задумался.

- Я приеду, – сказал я. – Я слышал, что ирландцы благочестивы. И для меня будет большой честью возобновить фестивали, начатые Трибхуванатхой прабху.
Мы посвятим эти фестивали ему.

Итак, 17 сентября я отправился в аэропорт Варшавы, чтобы сесть на самолет до
Дублина. В аэропорту я решил купить кое-что из туалетных принадлежностей Я зашел в магазинчик и стал в очередь. Она была длинной, поэтому я взял журнал “Тайм” и стал просматривать его.

Неожиданно я услышал из-за спины мужской голос: “Старое вино в новых мехах”.

Я обернулся и увидел хорошо одетого джентльмена.

- Я думал, вы не читаете подобное, – произнёс он.

Я быстро положил журнал на место.

- Ну, обычно нет, – ответил я смущенно.

Я заметил журнал в его руке. Он улыбнулся и положил его поверх моего.

- Мне он тоже не нужен, – сказал он смеясь. – Я взял его, только чтобы встать в очередь за Вами.

- В самом деле? – спросил я.

- Несколько часов назад я женился, – сказал он. – Мы с женой едем в Испанию, чтобы провести там медовый месяц.

- О, – сказал я. – Поздравляю.

- Увидев Вас в аэропорту, я побежал за Вами, – продолжил мужчина.

- Что? – спросил я.

- Да, – подтвердил он. – Видите ли, мы хотим, чтобы Вы благословили наш брак.

Женщина за кассовым аппаратом подняла голову.

- Я бизнесмен, – продолжал он, – и много путешествую. В Америке в аэропортах я часто покупаю ваши книги. Я все знаю о вас.

- Сегодня, во время церемонии бракосочетания, священник прочитал очень скучную речь. Должно быть, он уже сотни раз говорил ее. Моя жена расплакалась. Мы чувствовали, что все прошло как-то не так. Нам кажется, что если Вы благословите наш брак, то все будет хорошо.

Я немного смутился. Я поднял глаза и увидел, как кассирша улыбается.

- Разве это не чудесно, – вздохнула она.

Я на секунду задумался, а потом поднял руки.

- Пусть Господь Кришна благословит Вас и Вашу жену, а Ваш брак будет успешным и духовным! – сказал я.

- Большое спасибо, – сказал он, протягивая руку для рукопожатия.

А затем, уже повернувшись, чтобы уйти, вдруг развернулся и положил в карман моей куртки стодолларовую купюру.

- Для миссии, – сказал он с улыбкой.

Во время 3-х часового полета я достал эту стодолларовую купюру из кармана и бережно убрал в сумку. И отметил в уме, что должен потратить эти деньги на фестиваль в Ирландии.

Я был, по меньшей мере, взволнован. Я знал, что эти фестивали в Ирландии, несмотря на все наилучшие побуждения, будут собраны, скорее, из разных по стилю выступлений, и не будут похожи на польские программы, которые мы научились хорошо организовывать за 17 лет.

Преданные, у которых было свободное время, должны приехать к нам из Англии, Украины, России и Польши. Необходимое оборудование соберут из остатков реквизита, доставшегося в наследство от старых программ Трибхуванатхи, что-то привезут с маленьких фестивальных программ из Англии, а что-то предоставят домохозяева. За что я мог быть спокоен, так это за программу на сцене, так как пригласил многих талантливых преданных Польского тура.

Я приехал в Дублин за день до начала фестиваля. Мои опасения, похоже, стали подтверждаться, когда я поговорил с Трибхуванешварой дасом, преданным из Польши, приехавшим чуть раньше, чтобы проводить харинамы и приглашать людей на фестиваль.

- За эти несколько дней со мной на харинамы выходило 6 или 7 преданных, – сказал он. – Но вчера нас было всего трое. Я играл на аккордеоне и пел, один преданный с перевязанной рукой играл на караталах, а другой, новичок с длинными волосами, одетый в Ливайс, раздавал приглашения.

“Это совсем не то впечатление, которые должны производить наши харинамы, – подумал я. – Все должно быть на высшем уровне. Конечно, святые имена трансцендентны и очищают тех, кто воспевает или слушает их. Но если их преподносить привлекательно, то вероятность того, что обусловленные души заинтересуются ими, гораздо больше”.

Я вспомнил письмо Шрилы Прабхупады моему духовному брату Упендре:

“Я приглашу тебя и других учеников, чтобы попрактиковаться в воспевании святых имен. Конечно же, воспевание Харе Кришна не требует артистических навыков, но все же, если играть красиво и ритмично, люди будут больше привлекаться трансцендентной музыкой”
[ письмо от 1 июня 1968 ].

На следующий день мы отправились на харинаму с 15 преданными. К сожалению, шел дождь, и нам приходилось передвигаться короткими перебежками от одного навеса до другого. Какое-то количество приглашений раздали, но я подозревал, что зрителей на нашей программе будет мало.

К счастью, благодаря искусному управлению местного Джи-Би-Си, Прагхоша даса, в Дублине у нашего движения отличная репутация. Два наших вегетарианских ресторана хорошо известны, и посетителей информировали о наших программах за несколько недель.

Следующим вечером зал был наполнен пятьюстами зрителей. Зал был старый, там пахло плесенью, его использовали в основном для проведения рок-концертов. Повсюду были налеплены сотни плакатов с изображением групп, выступавших там. Казалось, там не убирались годами. Я попросил техников держать зал в темноте и освещать только сцену.

И хотя мы не репетировали представление, все прошло хорошо, так как у наших артистов большой опыт. Толпа громко аплодировала танцам в стиле Бхарат Натьям, наслаждалась бхаджанами, одобрительно ревела, когда показывали боевые искусства, с благоговением смотрела на показ йоги и внимательно слушала мою лекцию в конце. Все попробовали прасадам, и мы продали много книг.

Когда вечером мы уезжали, я вздохнул с облегчением.

“Но в следующем городе, Галвее, не будет так просто, – подумал я. – Последний раз Трибхуванатх проводил там свою программу лет 10 назад”.

На следующий день, под проливным дождем, мы целым караваном транспорта отправились на запад, в Галвей. Путешествие было интересным – мы проезжали по утопающим в зелени сельским угодьям Ирландии.

- Дожди здесь идут постоянно, – сказал преданный, – чаще некуда.

- Чаще некуда? – удивился я.

- В Галвее – около 275 дней в году, – ответил он.

По пути я заметил, что ряд за рядом появляются каменные заборы.

- Не вижу ни одного деревянного забора, – сказал я.

- Здесь каменистая почва, – ответил преданный, – поэтому на протяжении веков крестьяне, возделывая землю, вытаскивали камни и делали из них ограду. Это единственное место в мире, где так делают.

После этого краткого экскурса в историю Ирландии, я не смог удержаться от вопроса, который всегда меня мучил:

- А здесь действительно водятся лепреконы (гномы)?

- Ни один ирландец не станет отрицать этого, – ответил преданный с улыбкой.
Затем он посерьезнел.

- Но вам не удастся одолжить у них денег, – сказал он.

- Почему? – удивился я.

- Потому что им самим всегда не хватает, – ответил он с усмешкой.

Преданные разразились смехом, и я окончательно потерял надежду в существование сказочных ирландских человечков.

Через 5 часов мы были в Галвее, городе с населением 100 тысяч человек. Я был удивлен, прочитав в туристическом буклете, что это один из основных городов Ирландии. Когда мы подъезжали, солнце выглянуло из-за туч, и я залюбовался изящной красотой города.

На следующий день моросил дождь. После утренней программы мы караваном машин выехали с базы в город и припарковались около главной улицы.

Перед началом киртана я взял опробовать мридангу. Она звучала глухо. Затем я заметил, что у нас только 2 пары каратал, да и те очень маленькие. Но по-настоящему я ужаснулся, когда увидел, как преданные надевают на шеи плакаты, рекламирующие наш фестиваль.

- Снимите, – сказал я им. – Мы не Армия Спасения.

Вскоре наша маленькая пестрая компания, воспевая, пошла по пешеходной улице длиной в 300 метров. Несмотря на то, что замечательная семейная пара преданных живет в Галвее и иногда проводит киртан на этой же улице, вскоре стало очевидно, что большинство людей раньше никогда не видели преданных.

Закончились уроки, и улица неожиданно заполнилась старшеклассниками. Когда мы проходили мимо группы юношей, один из них взболтал бутылку с пивом и обрызгал нас.

Неожиданно я увидел другую группу молодых людей, они быстро двигались в нашу сторону, явно намереваясь пробиться сквозь наши ряды. Как только я шагнул вперед, один брахмачари схватил меня за руку.

- Они могут быть грубы, – сказал он.

Я вспомнил свою юность.

“Не связывайся с ирландцами”, – всплыло в моей памяти, и я отступил.

Когда они приблизились, мы расступились, и они прошли безо всяких инцидентов.

“Интересно, что за программа у нас будет в этом городе”, – подумал я.

Некоторые останавливались и глазели на нас, но многие просто проходили мимо. Мы были для них непривычным зрелищем, и людям нужно было время, чтобы привыкнуть к нам. К концу харинамы, часа через 4, люди начали улыбаться. Мы только-только сломали лёд.

- Завтра будет лучше, – сказал я преданным, когда мы возвращались вечером на нашу базу.

На следующий день мы выехали раньше, до 10:30 утра. Темные, мрачные облака обложили небо. Утренний воздух был холодным, и люди с хмурыми лицами быстро шли по улице. В этот раз никто даже не обратил внимания, когда мы начали киртан.

Я повернулся к Трибхуванешваре, нашему ведущему киртана, и попросил его выложиться по полной. Он задумался на секунду и сменил мелодию на аккордеоне. Преданные стали петь и танцевать с большим удовольствием.

К концу часа киртан разошелся. К полудню, когда из-за туч неожиданно выглянуло яркое солнце, многие люди глянули вверх и стали нам улыбаться, как будто потоки тепла и света явились благодаря воспеванию святых имен.

Мы проходили мимо группы покупателей.

- Что делают эти люди? – спросила одна женщина у своей подруги.

- Они поклоняются Кришне, глупая! – ответила подруга.

Преданный, распространяющий приглашения, подошел ко мне.

- Представляете, – сказал он. – Я только что слышал, как один мужчина говорил по мобильному своему другу: “Здесь повсюду Харе Кришна, и они выглядят такими счастливыми! Я подумываю о том, чтобы присоединиться к ним. Нет, я серьезно”.

К 3 часам дня, когда мы закончили харинаму, вымотанные, но счастливые, атмосфера была очень благоприятной. В конце этого дня у меня всё же появилась надежда, что наша программа пройдет успешно.

“О царь, когда преданные Господа Кришны танцуют, их шаги разрушают все неблагоприятное на земле, их взгляды разрушают все неблагоприятное во всех десяти направлениях, а их воодушевленные голоса разрушают все неблагоприятное на планетах полубогов” [ Хари Бхакти Суддходая, 20.68 ]

На следующий день мы проводили харинаму в местном университете. Мы снова старались изо всех сил. Но хотя студенты смотрели на нас с любопытством, особого интереса они не проявляли. Я заметил много наших приглашений в мусорных корзинах.

После харинамы преданные наклеили плакаты, но их быстро заклеили другими рекламами. Когда мы возвращались домой, меня снова охватила тревога относительно количества зрителей на предстоящем событии.

“Нам нужна еще одна такая же харинама, как вчера, – думал я, отходя ко сну, – одной не достаточно”.

Но все надежды рухнули, когда я проснулся утром и посмотрел в окно. Дождь лил, как из ведра.

Мы приехали в зал, где будет проходить программа, пораньше. Мне было приятно увидеть, что это был современный, хорошо оборудованный, чистый зал. Я насчитал 600 мест.

“Хороший зал, но он будет выглядеть пустым, если придет всего несколько человек”, – подумал я.

Дело шло к вечеру, мы с нетерпением ждали команду техников, которые должны были смонтировать сцену, свет и звук, но никто не приходил. В конце концов, за 3 часа до программы появился один рабочий.

- А где остальная команда? – спросил я.

- У вас будет представление? – удивился юноша. – Мы думали, вы будете просто молиться.

Он немедленно стал готовить освещение сцены. Но, по всей видимости, был новичком, и не очень хорошо разбирался в аппаратуре. Время от времени он бросался к режиссерскому пульту, что-то там переключал, бежал назад к лампам, а время шло, и вскоре осталось всего полтора часа до начала программы. Он просто обезумел.

- Даже если я все вовремя установлю, – сказал он, – я всё равно не смогу одновременно управлять и светом, и звуком.

- Что ж, – сказал я, – у меня есть несколько опытных ребят, они легко могут собрать все это, а также управлять. Хочешь, они тебе помогут?

- Не знаю, что на это скажет босс, – ответил он.

- У нас нет выбора, – строго сказал я.

- Хорошо, – согласился он с облегчением. – Давайте приступим к работе.

Тут же несколько преданных, умудренных многолетним опытом польского тура, приступили к работе. Через час все было готово.

В это же время остальные разворачивали магазинчики, столы с книгами и прасадом.
За 15 минут до начала программы мы расселись по местам и стали ждать гостей.
Первые зрители появились в 6 часов. Когда они сели, я забежал за сцену и сказал Трибхуванешваре начинать петь бхаджаны. Сам же пошел к главному входу и стал ждать. Через несколько минут подошло ещё несколько человек. К половине седьмого в зале было человек 30.

- Это то, чего я боялся, – пробормотал я, развернулся и пошел к сцене.

- Есть зрители или нет, нужно начинать представление, – сказал я менеджеру сцены.

Я пошел в раздевалку и сел там. Прошел час. Выступающие артисты выходили один за другим.

- И всё это ради нескольких человек! – громко спросил я.

- Что Вы имеете в виду? – переспросил Дина Даял дас, только что отыгравший свой второй номер боевых искусств. – Толпа растет с каждой минутой.

Я вскочил и побежал в зал. Я не мог поверить своим глазам. Зал был заполнен больше чем наполовину, а народ все прибывал.

- Здесь уже больше 400 человек, – сказал мне преданный. – Они немного запоздали, в основном из-за плохой погоды.

Я стоял и смотрел на толпу. Люди, казалось, были просто загипнотизированы представлением.

В конце программы я поднялся на сцену и дал лекцию. Сквозь яркий свет я все-таки видел, что люди слушали очень внимательно, и я воспользовался этим и говорил больше часа. Никто не двигался.

Потом у нас был потрясающий киртан. Многие зрители вскочили со своих мест и стали танцевать вместе с преданными перед сценой. А затем мы раздали прасад. Вскоре гости разошлись, у многих из них в руках были книги Шрилы Прабхупады. Полностью удовлетворенный я пошел в гардеробную, чтобы забрать свои вещи.

- Я даже не мог представить, что придет столько людей, – сказал я, качая головой.
Мимо проходил преданный.

- Великолепное шоу, Махараджа, – сказал он. – Вопреки всему. Была такая плохая погода, у нас было так мало времени на рекламу. Как нам удалось это?

Я улыбнулся.

- Ирландцам везет, – сказал я, – ну и, несомненно, милость святых имен.

Шрила Прабхупада писал:

“Я знаю точно, что если серьезный преданный поет мелодичный киртан, то святые имена с духовной платформы привлекают всех, и это создает благоприятную почву для усвоения духовных наставлений Бхагавад-Гиты. Так что моя первоочередная задача состоит в организации такой группы санкиртаны.”

[ письмо Хари Кришнадасу Аггарвалу, 3 марта 1968 ]