Таинственный магазинчик

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 7. 2006
  

В Европе наступила осень, и я стал подумывать о своем ежегодном паломничестве в Индию. Для человека, живущего в отречении, поездка в Индию является скорее необходимостью, нежели роскошью. Чтобы хорошо выполнять свое служение, санньяси должен сохранять чистоту сердца, и нет лучшего способа для очищения и накопления духовной силы, чем провести благой месяц Карттика на святой земле Вриндавана.

Летом я был плотно занят проповедью и забыл заранее зарезервировать себе билеты в Индию. Когда я, в конце концов, позвонил своему туроператору, он сказал, что остался один-единственный билет на 6 октября, за день до начала Картики. Я немедленно забронировал его.

Позже этим же днем я позвонил своему ученику Дхруве дасу, чтобы договориться о паломничестве в еще какое-нибудь святое место в Индии до начала парикрам по Вриндавану в Карттику. Мы говорили о Харидваре, Тирупати и Удупи. А потом меня озарило.

- Поехали в Бангладеш, – сказал я, – посетим Кетури, место явления великого святого Нароттамы даса Тхакура. Я не могу забыть тот удивительный опыт, который получил, когда ездил туда с Радханатхой Махараджем два года назад.

Дхрува согласился. Через несколько дней я прилетел в Дели и встретился с ним. На следующий день мы отправились в посольство Бангладеш, чтобы получить визы. Мы приехали пораньше, чтобы не стоять в очереди, но, как выяснилось, можно было приехать в любое время, так как кроме нас желающих получить визы не было. Когда мы зашли в визовый отдел, человек за стойкой просто спал.

- Простите, сэр, – сказал я. – Мы хотим получить визы.

Он очнулся ото сна.

- Что? – спросил он. – Визы?

- Да, сэр, – сказал я. – Это ведь то место, где их получают, не так ли?

Он медленно поднялся, потянулся и зевнул.

- Да-да, – сказал он. – Это как раз то самое место.

Он порылся в ящиках стола, нашел несколько бланков и протянул их нам.

- Надолго к нам собираетесь? – спросил он.

- Всего на три дня, – ответил я. – Это краткосрочная поездка.

Мы заполнили анкеты и стали ждать. Я заметил плакат: “Посетите Бангладеш, пока туда не хлынули туристы” и спросил клерка, что это значит. Он рассмеялся.

- Этому плакату больше 30 лет, – сказал он. – Его повесили после войны, в 1971. В то время Бангладеш посещало очень немного туристов, а сейчас и того меньше.

На следующий день мы вылетели в Колкату, чтобы там пересесть на рейс в Дакку, столицу Бангладеш. В какой-то момент я взглянул на табло и увидел, что наш рейс задерживается. Я вскочил и пошел к стойке авиакомпании Биман Бангладеш.

- Насколько задерживается рейс? – спросил я человека за стойкой.

- Как минимум на 4 часа, – ответил он, не отрываясь от работы.

- Сколько? – воскликнул я. – 4 часа?

Я оглянулся, чтобы посмотреть, расстроился ли кто-нибудь из пассажиров, но никого не увидел.

- А где другие пассажиры? – спросил я.

- Последнее время их не так много, – ответил он.

Через пять часов наш самолет, наконец, взлетел, – всего с 20 пассажирами на борту.

Мы приземлились в Дакке поздно ночью. Таможню и иммиграционный контроль прошли быстро, потому что пассажиров было очень мало. Мы опоздали на самолет до Раджшахи, и нам надо было поменять билеты на следующий день. Когда мы ловили такси, Дхрува спросил меня, где мы остановимся.

- В местном храме ИСККОН, – ответил я. – Адрес у меня в сумке.

Мы сели в такси, и я дал адрес водителю.

- Сэр, – сказал водитель, – я не поеду в эту часть города ночью. Это слишком опасно.

Я наклонился вперед.

- Опасно? Но это же не криминальный район. Я уже бывал там раньше.

- Сэр, – сказал он, – сегодня там проходила демонстрация, которая переросла в массовые беспорядки. Несколько групп все еще не разошлось. Сейчас туда ехать слишком рискованно.

Я откинулся назад.

- Понятно, – сказал я. – Тогда отвезите нас в ближайшую гостиницу с приемлемыми ценами.

Когда мы покинули аэропорт и въехали в город, я заметил, что на улицах было пусто. Повсюду валялись камни, кирпичи и разбитые бутылки.

- Что все это значит? – спросил я водителя.

- Последствия демонстраций, сэр, – ответил он. – С полудня никто не мог въехать в аэропорт и выехать оттуда.

- Это объясняет, почему задержали рейс, – сказал я Дхруве.

Мы зарегистрировались в гостинице и быстро легли спать. Через несколько часов я проснулся от ночного кошмара: мне снилось, что меня преследуют демонстранты.

Утром под дверями нашего номера я нашел газету, любезно предоставленную администрацией гостиницы. Я поднял ее. “Массовые беспорядки в центре города” – кричали заголовки.”Несколько человек погибло, многие ранены, – говорилось в подзаголовках. – Сегодня демонстрации пройдут с еще большим размахом”.
В акции протеста вовлечено множество людей из разных слоев общества. В статьях говорилось, что фабричные рабочие недовольны своими зарплатами, а остальные люди недовольны тем, что правительство ограничило потребление электроэнергии. Из интернета я уже знал, что в Бангладеш часто проходят забастовки и демонстрации, нередко перерастающие в кровавые побоища. История Бангладеш – это череда переворотов и жестоких политиков.

- Лучше всего нам как можно скорее покинуть Дакку, – сказал я Дхруве. – Позвони в авиакомпанию, скажи, что мы опоздали на наш рейс в Раджшахи, и попроси зарегистрировать нас на сегодняшнее утро.

Дхрува вернулся через десять минут.

- На Раджшахи все билеты проданы на 10 дней вперед, – сказал он.

Я задумался на мгновение.

- Тогда забронируй нам билеты на Джессур, – сказал я. – Оттуда всего полтора часа на автобусе до Бинаполя, места, где Харидас Тхакур совершал свой бхаджан. Там есть хорошая гостиница, в которой мы могли бы остановиться.

Дхрува вернулся через несколько минут.

- В Джессур билетов нет на 7 дней вперед, – сказал он.

- Попробуй Силгет, – сказал я. – Это место явления Адвайта Ачарьи.

Дхрува отсутствовал немного дольше. Потом он вернулся.

- Нет мест на неделю вперед, – сказал он. – Похоже, что здесь билеты нужно бронировать заблаговременно.

Он замолчал.

- Гуру Махараджа, – сказал он. – Что же мы будем делать здесь целых три дня?

Мы не можем поехать в храм. Мы даже не можем выйти из гостиницы.

- Сейчас давай прочитаем свои круги, – ответил я.

Весь день мы повторяли мантру и читали.

Ночью мне снова снилось, что меня преследуют демонстранты. Как только я проснулся, я тут же схватил газету, которую положили под дверь.

- Четверо погибших в стычках с полицией, – говорилось в заголовке. – Местные активисты поклялись отомстить.

- Позвони в авиакомпанию, – сказал я Дхруве, – спроси, можем ли мы вернуться в Индию сегодня, а не завтра.

И снова ответ был отрицательным.

- Все билеты на обратный рейсы до Колкаты тоже проданы, – сказал он.

И снова мы весь день повторяли мантру и читали.

На следующее утро я снова просмотрел газету.

- Это большой город, – сказал я Дхруве. – Беспорядки проходят в определенных местах. Давай выберемся из этой гостиницы. Я больше не могу здесь сидеть.

Днем мы подтвердили свои билеты на вечерний рейс и вышли из гостиницы впервые после приезда.

Движение было очень интенсивным, и мы долго ждали свободного такси.

- Давай съездим в храм, – сказал я Дхруве. Но водитель отказался нас везти.
- Туда опасно ехать? – спросил я.
- Сегодня нет, – ответил он. – Но это слишком далеко, а я скоро заканчиваю смену.

Но ни Дхрува, ни я не хотели больше томиться в ожидании на улице.

- Тогда отвези нас в какую-нибудь красивую часть города, – сказал я.

Таксист рассмеялся.

- В этом городе не очень много красивых мест, – сказал он.
- Ну что ж, – сказал я, – тогда отвези туда, куда обычно ездят туристы.
- Какие туристы? – изумился он.
- Можешь посоветовать, куда нам поехать? – спросил я.

Он пожал плечами.

- Я отвезу вас в старую часть города, – ответил он. – Там спокойно.

Мы ехали целый час по запруженным улицам и, в конце концов, приехали на рынок.

- Я высажу вас здесь, – сказал таксист. – И еду домой.
- Где мы? – спросил я.
- На старом базаре, – ответил он.

Когда мы вышли из такси, я увидел ремесленников, изготавливающих браслеты, барабаны и изделия из латуни. Похоже, это был индусский квартал.

- Чувствую себя почти как в Индии, – сказал я Дхруве.

Люди пристально разглядывали нас, когда мы проходили через рынок. Очевидно, если туристы и приезжали в Бангладеш, то в этот район точно не заглядывали. Мы немного побродили по округе и уже собирались возвращаться назад в гостиницу, когда я увидел маленькую улочку.

- Пойдем прогуляемся, – сказал я Дхруве.

По обеим сторонам улицы возвышались дома, поэтому было почти темно. Мы прошли 50 метров и уже собирались повернуть назад, как вдруг я увидел магазинчик с ободранной вывеской “Антиквариат”.

Нам пришлось наклониться, чтобы войти внутрь. Когда мои глаза привыкли к тусклому свету, я увидел горы старых латунных горшков и прочей утвари. На стенах висели пыльные изображения царей и цариц прошлого. Там и сям лежали старые сабли, различные предметы для пуджи, например, чашки и ложки для ачамана. Старые часы, тусклые украшения и всякая всячина кучами лежали в грязных стеклянных витринах. С потолка свисали старинные светильники, из-за которых было неудобно ходить.

Мы уже 15 минут осматривали лавку, как вдруг услышали мужской голос:

- Давно не заходили ко мне покупатели.

Я обернулся и увидел пожилого мужчину, сидящего за прилавком. Я удивился, как мы сразу не заметили его, когда вошли, и пришел к выводу, что, наверное, потому что он не двигался.

Из-за тусклого света мне приходилось щуриться, чтобы видеть его.

- Добрый день, сэр, – сказал я. – Мы бродили в этой части города и наткнулись на ваш магазин.

- Ищите что-то конкретное? – спросил он, по-прежнему не двигаясь.

- Что-нибудь интересное, – сказал Дхрува.

Мужчина несколько мгновений тщательно изучал нас.

- Я могу показать вам несколько необычных вещей, – сказал он, – но мне нужно сходить за ними домой. Я не держу их здесь.
- А что это? – спросил Дхрува.
- У меня есть монета, которой несколько сот лет, – сказал он. – Если вы положите на нее зерна, то они немедленно исчезнут.
- Это правда? – спросил Дхрува.
- У меня также есть павлинье перо, которое не отбрасывает тень.
- Ничего себе! – отреагировал Дхрува.
- Также у меня есть божество Ганеши, которое не появляется на фотографиях, если Его сфотографировать.
- В самом деле? – изумился Дхрува.
- И у меня есть горшок, который нейтрализует яд.
- Нейтрализует яд? – переспросил Дхрува.

- Его использовали в царской семье, – сказал мужчина. – В былые времена царей нередко отравляли, поэтому прежде чем есть, они клали пищу в этот горшок. Но я покажу вам все это, только если вы действительно серьезно настроены купить что-то.

- Что? – не понял Дхрува.

- Это условие, – сказал мужчина.

- Сколько стоит горшок? – поинтересовался Дхрува.

- Две тысячи долларов, – ответил он.

- Ладно, Дхрува, – сказал я, усмехнувшись. – Пойдем отсюда. То, что здесь продается, нам не по карману.

Я повернулся к старику.

- Спасибо, сэр, – сказал я. – Было интересно познакомиться с вами.

Повернувшись уходить, я заметил кое-что у него на прилавке.

- Что это? – спросил я.
- Это не продается, – ответил он.
- Я просто хочу знать, что это, – повторил я.
- Это зуб старого тигра, – сказал он.
- В серебряной оправе на цепочке? – уточнил я.
- Да, – ответил он. – Он принадлежал царю сотни лет назад.
- Это что-то особенное? – спросил я.
- Очень особенное, – ответил он.
- Насколько? – продолжал настаивать я.

- Того, кто его носит, никогда не мучают кошмары, – сказал он. – Он будет благословлен, и ему будут сниться только хорошие сны.

- Ого! – воскликнул Дхрува. – Потрясающе!

- Дхрува, – сказал я, – не стоит верить всему, что он говорит.

Я вспомнил о плохих снах, которые снились мне последние две ночи. И не смог удержаться от того, чтобы не рассмотреть этот таинственный зуб поближе.

- Можно его подержать? – спросил я.

Мужчина взял зуб и вложил мне в руку.

Он был большой, темно-желтого цвета, с орнаментом, покрывающим всю серебряную оправу. Это говорило о старине.

- Спасибо, – сказал я и вернул его.

Мы развернулись и направились к дверям.

- Вы не хотите купить зуб? – спросил мужчина.

- Нет, – ответил я, открывая дверь. – Уверен, он стоит слишком дорого.

- Подождите, – сказал продавец. – Я могу продать его дешевле.

Мы с Дхрувой остановились.

- Думаю, он нуждается в деньгах, – шепнул Дхрува. – Похоже, сюда никто не заходит.
- Сколько? – спросил я.
- Двести долларов, – ответил старик.
- Это достаточно дешево, – заметил Дхрува.
- Не для Бангладеш, – возразил я. – Это одна из беднейших стран мира.
- Я куплю его для Вас, – сказал Дхрува и направился в магазин.

Расплатившись, он вернулся и отдал зуб мне.

- Прежде чем вы уйдете, – остановил нас старик, – у меня есть еще кое-что, что может вас заинтересовать.

- Что же это? – спросил Дхрува.

- Несколько пар древних Божеств Радхи-Кришны, – сказал мужчина.

- О? Древние Божества Радхи и Кришны? – удивился я.

- Да, – сказал продавец. – Им двести-триста лет. И очень красивые, но Они у меня дома.

- Пойдемте, – сказал я.

Мужчина запер магазин, и мы отправились через лабиринт улиц к его дому. Внутри мы расположились в гостиной, а его сын принес несколько больших коробок, которые достал из-под большого дивана. Он поставил на стол три пары старых, потускневших латунных Божеств Радхи и Кришны.

Мы с Дхрувой не могли поверить своим глазам.

- Сейчас таких Божеств уже не делают, – сказал Дхрува.

- Они очень красивые! – согласился я.

- До отделения Бангладеш от Индии, – сказал старик, – поклонение Радхе и Кришне было здесь очень популярно. Им поклонялись в индуистских храмах и дома. В 1971, когда разразилась война, многие индусы бежали в Индию, забрав с собой только то, что могли унести.

- Удивительно, что Божества не оказались в музее, – сказал я. – У Них удивительная форма.

- Это, в основном, мусульманская страна, – сказал он. – Здесь люди не интересуются такими вещами.

- Сколько Они стоят? – спросил я.

- Сто долларов за пару, – ответил он.

Я не мог поверить своим ушам.

- О, в самом деле, – тихо сказал я, чтобы не показать своего восторга.

Тут Дхрува взглянул на часы.

- Гуру Махараджа, – сказал он, – уже четыре часа. Становится поздно. Наш самолет в семь. Если мы не поедем немедленно, то опоздаем.

Я продолжал смотреть на Божеств.

“Сотни лет этим Божествам поклонялись с любовью и преданностью, – думал я. – А сейчас Они просто лежат под диваном”.

- Кредитки принимаете? – спросил Дхрува у старика.

- Категорически нет, – ответил тот.

- Посмотрим. сколько у меня денег, – сказал я.

Поскольку мы собирались провести в Бангладеш всего три дня, я не взял с собой много наличности. Я вытряхнул из карманов все, что у меня было. Набралось около ста долларов. Я положил их на стол.

- Я возьму одну пару, – сказал я.

Я снова стал изучать прекрасные формы Божеств, переходя от одной пары к другой. Я не мог решить, какую пару взять.

- Гуру Махараджа, – обеспокоено сказал Дхрува. – Мы действительно опаздываем.

В конце концов, я выбрал пару Божеств около 15 дюймов (38 сантиметров) высотой.

Они были неповторимы. Когда мужчина убрал остальных Божеств в коробки под диван, нам с Дхрувой стало грустно.

Мы бросились в гостиницу, покидали наши вещи в сумки, поймали такси и помчались в аэропорт.

Когда наш багаж проходил проверку, таможенник увидел металлические формы Божеств и попросил нас открыть сумку.

- Что это за статуи? – спросил он.

- Да, мы тут на базаре купили – небрежно сказал я.

Подошел второй таможенник, и они вдвоем стали рассматривать Божеств.

- Что-то индусское, – сказал второй таможенник. Затем он кивнул головой, давая знак, что мы можем идти.

Убирая в самолете куртку в верхний ящик, я выронил из кармана зуб тигра на цепочке. Вдохновленный приобретением Радхи и Кришны, я совсем забыл о нем. Подняв, я тут же повесил его на шею.

Уставшие, мы с Дхрувой быстро уснули, в креслах. Мы проспали больше часа и проснулись одновременно.

- Дхрува, – сказал я воодушевленно. – Мне приснился удивительный сон. Мне снилось, что мы проводим харинаму в мусульманской деревне. Мы шли по деревне и пели, а люди выходили из своих домов и присоединялись к нам. Они пели “Аллах Акбар”, а мы пели “Харе Кришна”. Мы все взялись за руки и танцевали в блаженстве. Я видел это так отчетливо, так ясно!

Дхрува посмотрел на тигриный зуб у меня на шее.

Гуру Махараджа, – сказал он. – А ведь это как раз то, что и рассказывал старик об этом зубе. Только представьте, что было бы, если бы нам удалось заполучить перо павлина, монету, божество Ганеши и горшок, нейтрализующий яд.

Я рассмеялся.

- Это не имеет значения, Дхрува, – сказал я. – Мы везем нечто гораздо более ценное: прекрасных Божеств Радхи и Кришны. Мы спасли Их. Теперь нам нужно найти для Них достойный дом.

Шрила Прабхупада пишет:

“Я получил сообщение, что Божества в Бомбее не получают должного поклонения. Это ужасно. Радхой и Кришной нельзя пренебрегать или не заботиться о Них, поэтому я хочу знать, что ты сделал, чтобы исправить эту ситуацию. Я слышал, что Мадхудвиша ищет Божествам более подходящее место. Это правильно”.

[ письмо ученику от 2 мая 1972 ]