Дары Вриндавана

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 7. 2006
  

Мы с Дхрувой дасом прибыли в Дели после короткой поездки в Бангладеш и взяли такси до Вриндавана. И хотя за последние 35 лет я много раз бывал во Вриндаване, каждая поездка в эту трансцендентную обитель несет в себе новые впечатления и переживания. Я хотел войти во Вриндаван в должном состоянии ума, и поэтому в течение 3-х часовой поездки начал читать одну из своих любимых книг, “Вриндавана-Махимамриту”.

гринанти шука шариках сучаритани радхапатес
тад ека паритуштайе тру латах садотпхулитах
сарамши камалотпаладибхирдхушча ятра шриям
тад утсава крите манах смара тад эва вриндаванам

“Всегда медитируй на блаженную обитель Вриндаваны, где попугаи не переставая поют про нектарные качества Радхи и Кришны, а деревья, увитые лианами, цветы и фрукты делают ту землю еще прекрасней. Они всегда счастливы, потому что всецело заняты служением Господину Радхи. Буду же всегда медитировать на эту чарующую обитель экстаза”.

[ "Шри Вриндавана-Махимамрита" Шрилы Прабоддхананды Сарасвати, 17 шатака, стих 97]

На следующий день мы с 250 преданными начали парикраму по Вриндавану с посещения храма Мадан Мохана на берегу реки Ямуны. Мы начали свой путь по запыленной дороге, и у меня было предчувствие, что парикрама в этом году будет полна нектара и безграничной милости.

Немного времени понадобилось, чтобы мои ожидания осуществились.

После посещения храма Мадана Мохана у меня появилась идея.

- Давай быстренько заедем в храм Враджа Мохана, – сказал я Дхруве. – Я хочу выразить почтение Божествам Нароттамы даса Тхакура.

На протяжении многих лет мы с моими учениками помогаем реставрировать храм Враджа Мохана, возвращая ему его изначальную красоту. Это одно из тех мест во Вриндаване, куда я отправляюсь за прибежищем и вдохновением.

Мы приехали в храм и предложили поклоны Божествам. Затем пуджари, мой друг, подошел ко мне.

- Махараджа, – сказал он, – я ждал тебя целый год. У меня для тебя сюрприз. Пойдём в мою комнату.

Мы зашли в его простое жилище и сели на пол. Пуджари достал с полки маленькую деревянную коробочку, медленно открыл ее, достал красивую Шалаграма-шилу и вложил шилу мне в руку.

Я потерял дар речи.

- Мы рыли котлован для фундамента новой гостиницы позади храма, – сказал он, – и на глубине 5 метров наткнулись на останки древнего храма. В одной из комнат мы обнаружили этот Шалаграм. Дарю его тебе в знак благодарности за всю помощь, которую ты и твои ученики предоставляют в восстановлении нашего храма.

Немного погодя мы с Дхрувой отправились домой, бережно неся удивительное Божество.

- Это всего лишь первый день во Вриндаване, – сказал я Дхруве. – Только представь, какие трансцендентные чудеса ожидают нас впереди.

И я процитировал стих Рупы Госвами.

мадхавья мадхуранга канана пада праптадхираджья шрия
вриндаранья викаши саурабха тате тапиччха калпа друма
ноттапам джагад эва ясья бхаджате кирти ччхата ччхайайа
читра тасья тавангхри саннидхи джусам ким ва пхалаптир нринам

“О великолепное благоуханное древо желаний тамала, цветущее в лесу Вриндавана,
увитое лозой Мадхави, богини-повелительницы этого леса,
О дерево, сень славы которого защищает мир от несметного множества жгучих страданий,
что за чудесные плоды находят люди у Твоих лотосных стоп?”

[Шрила Рупа Госвами, "Уткалика Валлари", стих 66]

Через два дня я повел преданных на парикраму вокруг Говардхана. Мы шли медленно, подолгу останавливаясь в каждом святом месте, чтобы спеть бхаджаны и поговорить о нём. Когда мы пришли на священную Говинда Кунду, где корова сурабхи омывала Кришну своим молоком, я попросил своего духовного брата Чатуратму даса рассказать преданным об этой игре, а сам отошел и присел неподалеку на берегу озера.

Я устал и перегрелся, но прохладный ветерок с озера быстро освежил меня. Атмосфера очаровывала: неподалеку паслись белые коровы, повсюду летали зеленые попугаи, павлины сидели на деревьях. Я размышлял о важности этого трансцендентного места, как вдруг ко мне подошла маленькая деревенская девочка лет восьми и, не проронив ни слова, села рядом. Она просто смотрела на озеро, так же как и я. Так мы и сидели где-то полчаса, просто медитируя на Говинда кунду. В какой-то момент я посмотрел на нее и улыбнулся. Она ответила на мой жест, качнув головой в сторону, как это обычно делают индусы.

В конце концов она повернулась ко мне.

- Баба, – обратилась она, и протянула мне что-то зажатое в кулачке.

Я протянул свою руку, и она положила мне на ладонь красивую Говардхана-шилу. Она мило улыбнулась:

- Гирираджа, – и побежала играть со своими подружками.

Небольшая шила была коричневой, с белым треугольником посередине. Я долго смотрел на нее. Потом сделал несколько шагов к кунде и омыл шилу в священных водах.
Направляясь обратно к преданным, я размышлял о своей удаче. Наилучший способ обрести Говардхана шилу – получить её из рук враджаваси, человека, живущего во Вриндаване, и я, даже не попросив, был благословлен такой шилой из рук маленькой девочки, живущей у холма Говардхана.

Когда я показал шилу преданным, все были потрясены.

Но у древа желаний Вриндавана-дхамы было еще много даров.

На следующий день мы продолжили Говардхана парикраму с того места, где закончили ее накануне. Когда к концу дня мы подошли к Уддхава Кунде, я был рад встретиться со своим старым другом-враджаваси, Гирираджем дасом. Он – пуджари на Уддхава Кунде уже больше 50 лет.

Мы бросились навстречу друг к другу, чтобы поздороваться. Когда мы обнялись, я подумал: “Какая удача, что я могу обнять такого чистого Вайшнава, как он”. Однажды он рассказал мне, что его отец 5 000 раз обошел Говардхан, прежде чем зачать его.

Мы сели, и в течение часа я рассказывал преданным о трансцендентном величии Уддхава Кунды. Гирирадж дас терпеливо сидел рядом со мной. Он ни слова не понимал по-английски, но его лицо светлело каждый раз, когда я упоминал имя Господа или имена Его вечных спутников, таких как Уддхава.

Когда я закончил говорить, он подошел к алтарю, взял большую Говардхана-шилу и вложил мне Её в руку. И снова я был потрясен милостью, которая пришла сама собой. И был поражён, увидев, что шила очень напоминала меньшую шилу, полученную мной на Говинда-кунде.

- Я поклонялся ей 30 лет, – сказал Гирирадж дас. – Мне дал ее старый садху, который жил в маленькой пещере на Говардхане рядом с Говинда-кундой.

Пока он говорил, я смотрел на шилу, лежащую у меня на ладони. С каждым словом старого пуджари она становилась для меня всё ценнее.

Все преданные столпились вокруг, чтобы посмотреть на шилу. Гирирадж дас взял меня за руки, на его глаза навернулись слезы.

- Я уже старик, – сказал он, – и в любой момент могу умереть. Я отдаю тебе самое ценное, что у меня есть. Я отдаю тебе свою жизнь.

Я не знал, как ответить ему на его доброту, поэтому упал ему в стопы и долго лежал в поклоне.

На следующее же утро я начал поклоняться двум Говардхана-шилам. Многие преданные в течение дня приходили полюбоваться их красотой. Я думал, что уже получил всю милость, которую только можно получить в святой дхаме. Но это было еще не все.

Вскоре после Говардхана-парикрамы мы поехали в Учагаон, место явления Лалиты-деви, самой близкой сакхи Шримати Радхарани. Я готовился несколько дней, читая о Лалите-деви, ее качествах, особом настроении и служении в играх Радхи и Кришны. Пока мы шли по пыльной дороге к холму, на котором располагалась деревня Лалиты, я думал о своем духовном учителе, Шриле Прабхупаде. Только по его милости я могу сделать хоть шаг в таком святом месте.

Когда мы проходили по мосту через маленькую речушку, я заметил, что двое преданных из нашей группы разговаривают на той стороне с местным крестьянином. Это был типичный пожилой враджаваси, одетый в простое белое дхоти, старые тапки, рубаху и потрепанный чадар. Мне показалось странным, что преданные так долго с ним разговаривают.

- Они наверняка не знают местный диалект враджаваси, – подумал я, – и уж точно такой бедный крестьянин не знает английского языка.

Подойдя к ним, я с удивлением обнаружил, что крестьянин бегло говорит по-английски. Я немного послушал и обратился к нему:

- Сэр, откуда вы так хорошо знаете английский?

Он улыбнулся:

- В молодости мне очень хотелось выучить английский язык.

Когда преданные ушли, я выяснил, что он сведущ также и в священных писаниях.

- В этих местах проходило множество игр Радхи и Кришны, – сказал он с огоньком в глазах.

- Там на холме место, где явилась Лалита-деви, – показал он рукой. – Она возглавляет всех сакхи.

- А там, – продолжал он, – гопи провозгласили Шримати Радхарани Царицей Вриндавана. А в той стороне, прямо за этими деревьями, Радхарани провела свадебную церемонию Лалиты и Кришны.

Он рассмеялся.

- Радхарани пришла в такой восторг, что ее вуаль упала, – продолжал он, – и оставила отпечаток на камне. Его до сих пор можно увидеть. Он называется читра-вичитра шила.

- Вы много знаете, – сказал я.

Он рассмеялся.

- Все здесь знают эти лилы, – сказал он. – Мы только об этом и говорим.

Вдруг он стал серьезным.

- Но все быстро меняется, – сказал он. – С материальным прогрессом и влиянием Запада наша культура здесь, во Вриндаване, приходит в упадок. Сейчас люди больше интересуются телевизором и фильмами из Боливуда. Даже здесь.

- Мне жаль это слышать, – сказал я.

Я попросил крестьянина пойти вместе с нами на вершину холма в Учагаон. По пути мы продолжили нашу беседу.

- Мне нравится крестьянствовать, – сказал он. – С моим знанием английского я мог бы найти хорошую работу в городе, но тогда мне пришлось бы покинуть Вриндаван. А этого я никогда не сделаю.

Когда наша группа достигла храма на вершине холма, я дал лекцию о Шримати Лалите-деви, перечислив многие из ее трансцендентных игр. Мой уважаемый гость сидел рядом со мной, и, казалось, слушал с большим интересом.

Но, говоря, я чувствовал всё нарастающее смущение.

“Этот человек родился во Вриндаване, – думал я, – и прожил здесь всю свою жизнь. Он знает все эти истории лучше меня. Кто я такой, чтобы говорить в его присутствии?”
После лекции мы с крестьянином сели, чтобы вместе принять прасад, и я заметил у него маленькую сумочку.

- Что в сумке? – спросил я.

Он улыбнулся, открыл сумку и достал “Источник Вечного Наслаждения” на английском языке.

- О! – изумился я. – Откуда она у тебя? Эту книгу написал мой духовный учитель, Шрила Прабхупада.

- Я нашел ее в автобусе два года назад, – сказал он. – И прочитал семнадцать раз.

- Семнадцать раз? – переспросил я.

- О да, – ответил он. – Это моя любимая книга. Она вся о Вриндаване.

Он помолчал.

- Я слышал, как ваш духовный учитель отправился на Запад и освободил там много людей. Я хотел бы прочитать и другие его книги, но они мне не по карману.

Мне представилась возможность получить еще милости – послужить настоящему враджаваси.

- Если ты дашь мне свой адрес, – сказал я, – я пришлю тебе весь комплект Шримад- Бхагаватам.

- Пожалуйста, сделайте это, – сказал он, – только на английском.
- Конечно, – ответил я.
- Но не тяните, – попросил он.
- А в чём дело? – спросил я.
- Мне уже за пятьдесят, – ответил он. – Я хочу начать путешествовать.
- По святым местам Индии? – спросил я.
- Нет-нет, – возразил он. – Я хочу путешествовать по Вриндавану и рассказывать всем о том, что узнал от вашего духовного учителя.
- В самом деле? – удивился я.
- Да, – ответил он. – Если жители этих деревень будут знакомы с его посланием, то Вриндаван сможет противостоять натиску западной культуры.

Его кустистые брови поползли вверх.

- Как ваш духовный учитель поехал на запад и освободил там столько живых существ, – сказал он, – так это учение может возродить и былую славу Вриндавана.

На прощание мы обнялись.

- Спасибо, – сказал я. – Спасибо за то, что ты усилил мою веру в святую землю Вриндавана, в моего духовного учителя и в его трансцендентные книги.

Шрила Прабхупада писал:

“Было бы лучше, если бы вы сделали все возможное, чтобы распространить там сознание Кришны, продавая книги, воспевая киртаны и раздавая прасад. Это было бы так же эффективно, как если бы я сам приехал туда. Я возлагаю самые большие надежды на распространение моих книг, и я всегда в долгу перед вами за ваши невероятные усилия, направленные на то, чтобы каждый человек в Америке получил хотя бы одну из моих книг. Если они прочтут хотя бы одну страницу, даже если потом они ничего больше не сделают, они могут достичь совершенства”.

[ письмо Хари Басару от 20 апреля 1974 ]