Долг странствующего отшельника

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 8. 2006-2007
  

Я покинул Индию и вернулся в Южную Африку, чтобы отдохнуть несколько дней в храме Дурбана. А затем пришло время ехать в Нью-Йорк, чтобы начать мой ежегодный проповеднический тур по Соединенным Штатам. Я хотел поскорее отправиться в путешествие и попросил преданных привезти меня в аэропорт Йоханнесбурга на 3 часа раньше.

– А что вы будете делать тут так рано? – спросил преданный, пока мы шли к терминалу.

– Освежу в памяти стихи, позвоню некоторым друзьям, может быть, немного почитаю книги и джапу, – ответил я.

– О, – удивился он, – а разве нельзя все это было сделать в храме?

– Нереально, – рассмеялся я, – веришь или нет, но только в аэропорту я предоставлен сам себе. Поэтому мне нравится приезжать пораньше и пользоваться такой возможностью.

Когда я проходил паспортный контроль, женщина за стойкой подозрительно посмотрела на меня. Я предположил, что она никогда раньше не встречала преданных Харе Кришна.

– Какова была цель вашего пребывания? – холодно спросила она.

– Посетить наши центры, – с улыбкой ответил я.

Тогда она взяла телефон. И хотя беседа была мне не слышна, было очевидно, что разговор шел обо мне. Она положила трубку, поставила штамп в паспорт и протянула мне, не проронив ни слова и даже не взглянув на меня.

Я пожал плечами и отправился в зал ожидания. До рейса было еще 2 часа, я прошел по пустому длинному коридору и сел в одиночестве у последнего выхода. Было прохладно, я надел свитер и обернул чадар вокруг дхоти. Положил свою книгу со шлоками на кресло с одной стороны, с другой стороны положил сэндвичи и фрукты, а сам взял телефон и погрузился в набирание текстовых сообщений.

Я писал смс-ки, должно быть, около получаса, когда вдруг услышал смех. Я поднял глаза и увидел пятерых белых парней лет двадцати, направлявшихся ко мне.

Прежде чем я успел подняться, они уже стояли прямо передо мной.

Один из них, одетый в джинсы и футболку, казавшийся слегка нетрезвым, заговорил:

– Знаешь, всегда мечтал встретить кришнаита одного и выбить из него всю дурь, – сказал он.

Сначала я подумал, что это лишь черный юмор, но когда он стал разминать костяшки пальцев, понял, что он настроен серьезно.

Он сделал шаг вперед.

– Для начала выбью тебе зубы, – сказал он.

Один из его спутников стал нервно оглядываться.

– Давай быстрее, Тони, пока никого нет, – сказал он.

– Заткнись, Дэвид, – презрительно сказал другой. – Пусть делает свое дело.

Я подумал, что смогу уйти и начал вставать, но один из парней толкнул меня назад в кресло.

– Никуда не денешься, – сказал Тони. – Выбив зубы, я разобью тебе нос, потом выдавлю глаза. Вы, проклятые кришнаиты, выводите меня из себя.

Его друзья подбадривали его.

Я старался держаться спокойно.

– Вам это с рук не сойдет, – сказал я. – Вы находитесь в аэропорту, на охраняемой территории. Вас поймают, и вы окажетесь в тюрьме.

– Посмотрим, – сказал Тони, схватил меня за свитер и потянул. Он замахнулся для удара. Пока я отбивался, уголком глаза я заметил полицейского метрах в 50, который медленно направлялся в нашу сторону, не подозревая о конфликте.

– Офицер! – крикнул я. – Офицер! Офицер!

– Тони, сматываемся! – сказал один из парней.

Тони оглянулся. Увидев полицейского, он отпустил меня и отступил.

– Спасибо, что подсказали, куда пройти, сэр, – громко сказал он. – Наверное мы ошиблись выходом. Нам лучше поторопиться, а то опоздаем на рейс.

Они развернулись и пошли обратно по коридору. Проходя мимо полицейского, они отпустили несколько шуточек.

– Какие-то проблемы? – спросил полицейский, подойдя через несколько секунд.

– Эти парни хотели меня избить, – сказал я.

Он достал рацию и доложил об инциденте.

Я посмотрел в коридор, но парней там уже не было.

– Их поймают? – спросил я.

– Конечно, – сказал полицейский. – Но вряд ли задержат, если вы не напишете заявление. Это означает, что вам придётся пройти со мной, заполнить кучу бумаг и возможно пропустить свой рейс.

Я задумался на мгновение.

– Ладно, забудем это сэр, – сказал я. – Я лучше полечу.

Должно быть, он заметил, что я дрожу.

– Посижу с вами немного, – сказал он.

Он снова позвонил в службу безопасности, сел и мы проговорили с ним больше получаса. Выяснилось, что он уже встречал преданных во время дежурств в Йоханнесбурге.

– Однажды ваши пели в городе, и подошли несколько хулиганов, – рассказал он. – Мои люди разобрались с ними. Я уважаю вас, как богобоязненных людей, хотя сам я англиканец.

Пока мы разговаривали, места вокруг стали заполняться пассажирами.

– Через час начнется посадка, – сказал он. – Мне нужно идти.

– Спасибо за помощь, офицер, – сказал я. – Вы пришли как нельзя вовремя.

– Кое-кто наверху приглядывает за вами, – сказал он, качнув головой вверх. – И еще… вы сказали, что обычно путешествуете в одиночку. Думаю, вам нужен попутчик. Или по крайней мере, не путешествуйте в своих одеждах. Это может привлечь не тех людей.

– Спасибо за совет, – поблагодарил я.

Какое-то время я размышлял над этим происшествием. Услышав объявление о начале посадки, я собрал свои вещи и встал в очередь.

“В путешествиях в одиночку есть свой риск, – подумал я. – Но это часть дхармы санньяси”.

Я вспомнил один из моих любимых комментариев, написанных Шрилой Прабхупадой.

“Долг странствующего отшельника – познать творение Бога во всем его разнообразии, странствуя в одиночестве по лесам, горам, городам, деревням и т.д., чтобы обрести веру в Бога и силу ума и нести людям свет послания Бога. Санньяси обязан без страха преодолеть все эти опасности”.

[Шримад-Бхагаватам 1.6.13, комментарий ]

Но я согласился с советом полицейского не надевать вайшнавскую одежду во время международных перелетов в одиночку.

В самолете я сидел рядом с хорошо одетым бизнесменом. Я задремал и проснулся только через полтора часа, когда стали разносить еду. Я вежливо отказался.

Когда мой сосед начал есть, он стал задавать мне вопросы о сознании Кришны и в конце концов признался, как сильно ему нравится наше движение. Я заметил, что мужчина, сидящий через проход от нас, прислушивается к нашей беседе.

“Это хорошо, – подумал я. – Двое сегодня получают нектар”.

Потом я стал читать, но слова полицейского не шли у меня из головы: “Или по крайней мере не путешествуйте в своих одеждах. Они могут привлечь внимание недобрых людей”. В его словах было здравое зерно, – я вспомнил женщину за стойкой, которая проштамповала мой паспорт, когда я покидал Южную Африку. – По крайней мере, будет легче проходить таможню и иммиграционный контроль”.

Мой ум вернулся к нескольким неприятным происшествиям, которые случились со мной при въезде в США. Потом я стал перебирать в памяти, какая мирская одежда у меня в ручной клади. Все, что лежало в сумке, было немного старым и ветхим, но я все же решил переодеться перед посадкой.

Несколько часов спустя, когда мы подлетали к аэропорту имени Джона Ф. Кеннеди, я пошел в туалет и переоделся. Никогда не забуду удивленное лицо бизнесмена, когда я вернулся на свое место.

– Какого черта вы это сделали? – спросил он.

Я рассказал о происшествии с парнями в Йоханнесбурге.

– Не имеет значения, – сказал он. – Вы должны носить свои одежды.

Мужчина, сидящий через проход, хмыкнул.

– Если вы не собираетесь носить свои одежды, – сказал он, – то надо одеваться чуть более стильно.

Я сел и рассмеялся про себя. “Всем не угодишь”, – подумал я.

Мне вспомнилась история, которую однажды рассказал Шрила Прабхупада: старик и мальчик путешествуя на одной лошади, проезжали через деревню.
– Как жестоки эти люди, – отметил прохожий. – Вдвоем едут на бедной лошади.
Мужчина слез и пошел рядом с лошадью. Они проходили через следующую деревню.
– Только посмотрите, – сказал прохожий. – Здоровый молодой парень едет верхом, а несчастный старик идет пешком.
Тогда мальчик спрыгнул, а мужчина сел на лошадь. пришли в следующую деревню.
– Гляньте-ка, – кричал прохожий. – Эгоист старик едет, а бедный мальчик бредет пешком.
Тогда мужчина спрыгнул с лошади и они оба пошли пешком, ведя лошадь в поводу. Так они добрались до следующей деревни.
– Только посмотрите на глупцов, – сказала женщина. – Нет чтобы ехать верхом, так они идут пешком!

Когда мы прибыли в Нью-Йорк, я без проблем прошел иммиграционный контроль и таможню и вскоре сел на рейс до Лос-Анжелеса.

После недели проповеднических программ на Западном побережье я отправился в Мехико, чтобы посетить храм. Следуя своей новой политике, я переоделся в мирскую одежду, и у меня не было никаких проблем при въезде в Мексику. Но я и не вызвал никакого интереса и мне не представился случай поделиться сознанием Кришны, как это произошло с бизнесменом по дороге в Нью-Йорк.

“Из-за одного страшного случая, – думал я, – я жертвую нектаром проповеди сознания Кришны во время путешествий. Нет, хватит. В Лос-Анжелес полечу в вайшнавской одежде”.

Неделю спустя я садился на рейс до Лос-Анжелеса. Кришна немедленно ответил на мое решение. Как только я сел на место, мужчина рядом со мной стал меня расспрашивать:

– Вы буддист?
– Нет, сэр, – ответил я, – я кришнаит.
– А кришнаит, – ответил он. – А я думал, что вы, ребята, вымерли.

Я рассмеялся.

– Нет, – ответил я. – Мы не вымерли. Просто мы не всегда носим свои одежды.

– Не возражаете, если я задам вам несколько вопросов о вашей вере? – спросил он.

Я не смог сдержать улыбки.

– Нет, – ответил я, – совсем не возражаю. Выкладывайте.

С большим удовольствием я отвечал на его вопросы в течение всего полета. Я был счастлив своему возвращению в строй. Но настоящее подтверждение правильности моего решения пришло, когда мы сели в Лос-Анджелесе.

Я прошел иммиграционный контроль и таможню и направлялся к выходу, когда вдруг к своему удивлению увидел еще один пункт проверки. Предположив, что предприняты повышенные меры безопасности, я встал в одну из двух очередей и терпеливо ждал, пока женщина проверяла паспорта в моей очереди, а мужчина проверял паспорта во второй очереди в нескольких метрах от меня.

Неожиданно мужчина поднял глаза и увидел меня.

– Э! – широко улыбнулся он, – Да это Харе Кришна!

Люди в обеих очередях посмотрели на меня.

– Кришнаит! – продолжал он. – Какой приятный сюрприз!

Я смущенно улыбнулся, поскольку вся толпа глазела на меня.

– Скажу вам, ребята, – продолжал он тем же громким голосом, – кришнаиты очень миролюбивы.

Он взял чей-то паспорт на проверку, но продолжал громко говорить.

– Те самые, кто поют на улицах с бубнами и цимбалами.

Он взглянул на свою коллегу.

– Он и мухи не обидит, – сказал он. – Клянусь вам. Один из моих лучших друзей был Си-Би-Джи в движении (должно быть он имел в виду Джи-Би-Си). Удивительный был человек.

Женщина была удивлена его поведению, впрочем, как и все мы, но улыбнулась и дала мне знак подойти и быстро проверила мой паспорт.

– Всё в порядке, сэр, – сказала она, – можете проходить.

Все взгляды были прикованы ко мне, я прошел вперед, повернул направо и прошел мимо мужчины-агента.

– Подойдите, – тихо сказал он. – Вы действительно кришнаит?

– Да, сэр, – ответил я. – Самый настоящий.

– Тогда скажите мантру, – потребовал он.

– С удовольствием, – ответил я. – Харе Кришна Харе Кришна Кришна Кришна Харе Харе Харе Рама Харе Рама Рама Рама Харе Харе.

– Точно, – сказал он, широко улыбаясь. – С возращением в Соединенные Штаты Америки!

Шрила Прабхупада писал:

“Иногда движение сознания Кришны посылает своих представителей-санньяси в другие страны, где данда и камандалу не особо известны. Тогда мы посылаем проповедников в обычной одежде, чтобы они могли распространять наши книги и философию. Наша единственная задача – привлечь людей к сознанию Кришны. И мы можем делать это в одеждах санньяси или в костюме джентльмена. Наша единственная задача – заинтересовать людей сознанием Кришны”.

[ Шримад-Бхагаватам 7.13.9 ]