Поток счастья и радости

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 8. 2006-2007
   место: Польша

Как и предсказывал начальник пожарной команды Ничожа, дожди не прекращались, но мы продолжали свои фестивали по побережью Балтийского моря. Польские СМИ винили в небывало плохой погоде глобальное потепление. А местные благочестивые фермеры говорили, что Бог недоволен тем, что правительство согласилось с рыночными ценами Евросоюза. Один из новых преданных (изнуренный большим количеством харинам) пошел еще дальше, предположив, что мы, должно быть, провели слишком много харинама-ягий – ведь известно, что ягьи являются причиной выпадения дождей.

Каковы бы не были причины, дождь не мешал людям приходить на наши праздники. Когда польское национальное телевидение отправило свою съемочную группу на побережье снимать репортаж о необычайно дождливом лете, они посетили первый день нашего фестиваля в Побирово. Они планировали пробыть двадцать минут, но, заинтересованные увиденным, задержались почти на четыре часа.

– Все другие развлеченья на побережье меркнут по сравнению с вашим фестивалем, – сказала репортер. – Он настолько масштабный, так хорошо организован, такой привлекательный, что мы хотим не только поставить его в наш репортаж, но и снять документальный фильм.

Они взяли интервью у нескольких преданных, потом пошли поговорить с гостями. Я немного беспокоился, что они наткнуться на какого-нибудь странного человека, который скажет что-нибудь не то, но Кришна послал замечательную семейную пару для интервью.

– Мы были на их фестивале в Колобжеге несколько дней назад, – сказала с улыбкой женщина.

– Нам так понравилось, – добавил ее муж, – что мы позвонили боссу в Варшаву и попросили продлить нам отпуск на 4 дня, чтобы приехать и сюда в Побирово.

Когда съемочная группа уезжала, продюсер сказал Джаятама дасу:

– Не переживайте так из-за дождя. На ваши фестивали приходит больше людей, чем на все остальные развлекательные мероприятия этого лета на побережье, вместе взятые.

В Миеджздрое (Miedzyzdroj) фестиваль был в амфитеатре на пляже. Поскольку места было мало, мы смогли поставить только несколько палаток. И снова – дождя не пришлось долго ждать. Он то шел, то прекращался. Обычно у нас на фестивале много палаток, где гости могут укрыться от дождя, а тут им приходилось уходить, чтобы переждать дождь. Тем не менее, как только дождь прекращался, они решительно возвращались на свои места, чтобы насладиться шоу.

Я встретил одну семью, которая возвращалась в амфитеатр после очередного схлынувшего ливня.

– Об этом фестивале нам рассказали друзья, вернувшиеся из отпуска на прошлой неделе, – сказал мужчина. – Мы проехали вчера 400 километров, чтобы попасть сюда, так что хотелось бы увидеть все.

Однажды утром, когда наша команда уже собралась ехать на подготовку фестиваля в Мржежино (Mrzezyno), Нандини даси позвонил капитан порта.

- Извините, но в этом году вас здесь не ждут, – сказал он.

– Но мы ведь ещё шесть месяцев назад подписали договор с городской администрацией, – возразила Нандини.

Она стала звонить в городскую администрацию.

– Наверное, он просто хочет взятку, – сказала Нандини, повернувшись ко мне.

По милости Кришны ей удалось связаться с управляющим морскими портами Польши.

– Я знаю о ваших фестивалях, – сказал он. – Две недели назад я был с семьей в Колобжеге. Я скажу подчиненным, чтобы не мешали вам проводить фестивали.

С его благословениями наша команда отправились в путь, и вскоре мы вновь столкнулись с нашим главным оппонентом – дождем. В этот раз это был не просто ливень – это был ураган. Нам удалось подготовиться, но когда мы с целым автобусом преданных приехали в город на харинаму, некоторые улицы были затоплены.

В промежуток между ливнями мы выпрыгнули из автобуса и повели харинаму по тротуарам. Нам удалось распространить всего несколько тысяч приглашений, и снова зарядил дождь. Мы помчались в автобус и сидели там в ожидании следующего перерыва.

– Как же люди узнают о фестивале, если мы не сможем провести харинаму? – раздраженно сказал я.

– Не беспокойтесь, гуру Махарадж, – успокоил меня преданный рядом. – Неделю назад я распространял здесь книги, и с кем бы я ни разговаривал, все собирались прийти сегодня на фестиваль. Я был поражен. Некоторые говорили, что они специально спланировали свой отпуск так, чтобы попасть. Многие узнают через радио и интернет. Даже если мы не сможем провести харинаму, то все равно соберется много людей.

Пока мы сидели в автобусе, я попросил одного преданного позвонить в бюро погоды. Прогноз был хуже некуда: “Непрекращающийся дождь до конца дня и всю ночь, завтра днем возможно прояснение”.

Поскольку было очевидно, что дождь не закончится, мы отправились на фестивальную площадку. Мое сердце дрогнуло, когда я увидел, что большая часть территории под водой.

– Похоже, придется отменить еще один фестиваль, – сказала Нандини, приехавшая вместе с нами.

– Пока не отменяем, – ответил я ей. – Будем ждать до последнего.

– Но гуру Махараджа, – возразила она, – льет как из ведра. Территория затоплена, большинство преданных промокли до нитки. Программа должна начаться через час. На что тут надеяться?

– У меня план, – сказал я, лихорадочно размышляя. – Отвозим преданных обратно на базу, чтобы они переоделись в сухое. Тем временем, если дождь прекратится, вызовем пожарную команду, чтобы они откачали воду насосами, как это было в Ничоже. Пока преданные не вернутся, танцоры из Манипура начнут представление.

– Потребуется минимум полтора часа, чтобы автобусы съездили на базу и вернулись обратно, – быстро прикинула Нандини. – Также нужно время, чтобы откачать воду. И это только если дождь прекратится.

– Шансов мало, – сказал я. – Но мы ничего не теряем.

Мы быстро посадили преданных в автобус и отправили их на базу сменить одежду.

Оставшиеся несколько человек расположились в микроавтобусе и стали смотреть на небо: тучи всё сгущались, и дождь всё лил и лил. Через 45 минут вдруг вдалеке блеснул луч света. Впервые за много дней мы увидели солнце. Это было так неожиданно, что Амритананда вскочил и закричал:

– Смотрите! Солнце!

Через мгновение оно скрылось, но для нас это был знак свыше и надежда, что фестиваль все-таки состоится.

К нашему удивлению через 20 минут подул сильный ветер, и на небе не осталось ни облачка. Как только ветер затих, прибыла пожарная команда с шестью большими насосами, и они начали откачивать воду с фестивальной площадки. Через час площадка была суха. Все это время мы неподвижно сидели на своих сиденьях.

Когда пожарная команда стала собирать оборудование, я взглянул на вход в порт и увидел сотни людей, которые шли к нам.

- Люди идут на фестиваль! – закричал Амритананда.

– Запускайте генератор!- крикнул я техникам. – Включайте звук и свет. Начинаем представление!

Я повернулся к менеджеру сцены Враджа Кишоре дасу:

- Скажи, чтобы манипурцы быстро переодевались. У них есть десять минут.

Я бегал по площадке, помогая все организовывать, и в какой-то момент посмотрел на часы. Фестиваль начинался с двухчасовым опозданием, но все-таки начинался!

Через несколько минут сотни людей уже сидели на скамейках перед сценой, на которой труппа из Манипура с сияющими барабанами возвещала о начале представления раса-лила.

В это время с базы вернулись преданные. Я никогда не забуду выражения их лиц, когда они смотрели из автобуса на эту сцену. Площадка была залита солнцем. Тысячи людей стекались на фестиваль. Палатки были забиты до отказа. У ресторана выстроилась 20-метровая очередь, а в палатке, где показывали, как готовить вегетарианские блюда, собралась толпа человек в 200. В палатке йоги 30 человек сидели в позе лотоса с закрытыми глазами и слушали указания инструктора. Пока я шел к автобусу, мне навстречу попадались люди с книгами Шрилы Прабхупады, которые они только что купили на книжном столике.

Ко мне подошла пожилая женщина.

– Моя внучка сейчас в Германии и не смогла прийти сегодня на фестиваль, – сказал она. – Она была здесь три года назад и выиграла сари в танцевальном конкурсе. Она надевает его каждое утро и танцует, напевая Харе Кришна, перед тем как идти в школу.

Она дала мне записку.

– Особенно, – сказала она, – внучка просила передать привет Гокуларани, Раджешвари-севе и Матхурешвари. Вы можете передать им эту записку?

– Да, мэм, – ответил я.

– Теперь пойду к сцене, сделаю несколько фотографий для нее, – сказала она, прощаясь.

Продолжая обход, я увидел Нандини, которая разговаривала с хорошо одетым мужчиной.

– Это управляющий морских портов, – представила она его. – Он пришел, чтобы лично убедиться, что все в порядке.

– И посмотреть на фестиваль, – с улыбкой добавил он.

– Его лучший друг сейчас в Индии, – сказала Нандини, – и именно он вдохновил его придти сюда. Но наш друг только что отправил ему СМС-послание: “Индия, во всей своей красе, сейчас здесь в Мржежино. Нет нужды куда-то ехать”.

Наша охрана подсчитала, что на фестиваль пришло больше 5 тысяч человек и большинство из них остались до конца программы.

– Кто поверит, когда я напишу обо всем этом в Дневнике? – сказал я Амритананде, когда мы возвращались на базу, освещенные светом полной луны и звезд. – Потоки дождя неожиданно превратились в поток счастья и радости.

– Я верю, потому что я был там, – сказал он и заулыбался. – А если кто-то усомнится, то у нас есть 5 тысяч свидетелей.

акашмад эвайтад бхуванам абхитах плавитам абхум
маха премамбходхех ким апи раса ваньябхир акхилам
акасмач чадриташрута чара викарайр алам абхуч
чаматкарах кришне канака ручиранге ватарати


“Весь мир внезапно потонул в нектарных водах океана чистой любви к Кришне.
Никто прежде не слышал и не видел удивительнейших признаков этой восторженной любви.
Это проявилось нежданно, – только потому, что Господь Кришна
сошел в великолепной форме, подобной расплавленному золоту”.

[ Шрила Прабодхананда Сарасвати, "Шри Чайтанья-чандрамрита", глава 10, стих 115 ]