Матерь храмов

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
  

Во время полета из Гонконга на Бали я размышлял над последним разговором с моим духовным братом Б. Б. Говиндой Махараджем. Мы говорили о том, как встречали Шрилу Прабхупаду в аэропорту Детройта в 1971 году. Это была наша первая встреча со Шрилой Прабхупадой, и я спросил Махараджа, помнит ли он хоть что-нибудь из его приветственной речи.

- Да, – с улыбкой ответил он. – Шрила Прабхупада сидел в кресле, в какой-то момент он подался вперед и сказал: “Пожалуйста, верьте моим словам, вы – не эти материальные тела”.

- Невероятно, – сказал я. – Это именно то, что и я помню из той лекции.

Самолет мчался дальше, а я размышлял над словами Шрилы Прабхупады. “Пожалуйста, верьте мне”. Я подумал, что каждый проповедник в сознании Кришны всегда умоляет аудиторию принять его послание. И поэтому был очень рад прочитать через несколько часов письмо от моей ученицы, полученное на е-майл:

“Дорогой Шрила Гурудева,
Пожалуйста, примите мои смиренные поклоны.
Слава Шриле Прабхупаде.

Спасибо Вам большое за то, что привезли свой проповеднический тур в Австралию. Моя мама была очень тронута лекцией, которую Вы дали на фестивале в Сиднее. Недавно, когда я была на семейном ужине в ее доме, мой зять спросил, как преданные относятся к дням рождения. Я стала объяснять, что мы не являемся материальными телами, что мы души.

Неожиданно мама перебила меня: “Да, и когда мы умираем, это как будто мы снимаем старую одежду, чтобы надеть новую. Тела меняются, но душа остается неизменной”.

Я не стала останавливать ее, а она была очень вдохновлена и на протяжении нескольких минут привела множество примеров, цитируя Вашу лекцию. Например, что тело – это машина, а душа – водитель. Потом она встала и, попросив у всех внимания, провозгласила: “Итак, мы можем или снова родиться здесь, в материальном мире, или вернуться назад, в вечный, полный знания и блаженства духовный мир”.

Она сделала паузу и продолжила: “Ведь очевидно, что лучше попытаться вернуться в духовный мир”.

Все сидели, остолбеневшие. Я захлопала, и неожиданно все тоже стали хлопать и шуметь в знак одобрения. Мама молча села.

Перед фестивалем у нее был небольшой интерес к сознанию Кришны. Но Вы так замечательно его преподнесли, что ее сердце изменилось.

Ваша служанка, Виласа Манджари.”

Моторы продолжали гудеть, а мои мысли вернулись к Бали. Как-то я уже бывал там, 15 лет назад. В то время местные брахманы, которые в основном поклонялись полубогам и видели в нашем поклонении Кришне угрозу, препятствовали развитию нашего движения. Публичные харинамы были запрещены, преданные были вынуждены встречаться тайно. Напряженная ситуация разрешилась, когда Бхакти Сварупа Дамодар Госвами встретился с общиной брахманов и уверил их в нашем желании сотрудничать.

Хотя Бали располагается в 6000 километрах от нынешней Индии, Ведическая культура была распространена там на протяжении тысячелетий. Этот факт подтверждают слова Шрилы Прабхупады о том, что когда-то Ведическая культура существовала во всем мире:

“Во времена Махараджи Притху всем миром правил один император, которому подчинялось множество вассальных государств. Подобно современным федерациям, в древности мир состоял из отдельных государств, но все они были подвластны одному императору” [ Шримад-Бхагаватам 4.16.27, комментарий ].

“Если у меня будет время, – подумал я, – поищу доказательства существования древнеиндийской культуры на Бали”.

Наконец, командир экипажа объявил, что мы огибаем Бали и вскоре будем садиться. Я выглянул в иллюминатор и изумился красоте острова с высоты птичьего полета. Он был словно зеленая жемчужина в мерцающей голубой ракушке. А когда мы приземлялись, казалось, что пышная зелень тропических растений будто набросилась на нас.

Пройдя иммиграционный контроля и таможню, я забрал свой багаж. На выходе из терминала меня встретили теплый тропический бриз и 30 преданных, вдохновенно поющих киртан. Пока мы ехали в дом, где я должен был остановиться, преданные рассказали, что на Бали диапазон колебания температуры в течение года составляет всего несколько градусов, беспрерывно цветут цветы, нет ни диких животных, ни ядовитых змей и пауков, ни циклонов.

- Словно рай на земле, – сказал я, когда мы въехали в Куту, крупный город и популярный туристический центр.

- Не совсем, – ответил Падмалочан дас и показал на огромное, богато украшенное сооружение с длинным списком имен, тисненных золотом на стене.

- Что это? – спросил я.

- Имена 202 человек погибших в 2002 году от бомбы террористов “Jemaah Islamiyah”, – ответил он. – Большинство из них были иностранцами.

Мы молча проехали мимо мемориала.

После обеда мы поехали посмотреть различные места на острове. Когда мы проезжали через маленькую деревушку, я попросил водителя остановиться, чтобы мы могли прогуляться. На рынке я увидел весьма экзотические фрукты: змеекожий фрукт, желтый арбуз и мангустин. Также я заметил множество храмов.

- На Бали более 11 тысяч храмов, – сказал Падмалочан.

Я вспомнил о своей идее поискать связь религиозной жизни современного Бали с духовной культурой Индии.

- Они очень древние? – спросил я.

- Некоторым несколько сотен лет, – ответил он.

- Не такие уж и древние, – сказал я.

- Здешние люди не так много знают о Кришне, – сказала Махамуни даси. – Почти во всех храмах на Бали поклоняются полубогам, предкам и духам.

- Духам? – удивился я.

- Да, – ответила она. – Они поклоняются духам, чтобы те их не беспокоили. Видите скромные подношения перед домами вдоль дороги? Они называются ягья-шешу и предназначены духам.

В тарелках из листьев я увидел фрукты и цветы – а также сигареты и вино.

Мы вернулись, отдохнули, а потом отправились на программу в храм Радхи-Расешвары, который находился в джунглях в двух часах езды от Денпасара, столицы острова. Это один из четырех главных храмов ИСККОН на Бали.

Когда мы приехали, преданные пели киртан. Пораженный красотой острова, я дал первую лекцию из серии о том, что мы должны быть сосредоточены на сознании Кришны и не отвлекаться на красоту этого мира. Я сказал, что единственная опасность, которую я увидел на райском острове Бали – это идеальная природа, которая может заставить забыть о Кришне кого угодно. Преданные согласно кивали.

На следующий день мы поехали в другую часть острова, чтобы почитать там джапу. Я заметил, что в каждой деревне в центре транспортного кольца установлены диорамы, изображающие игры Господа из Рамаяны и Махабхараты. В одном месте я увидел битву Господа Рамачандры с Раваной, в другом Драупади с ее пятью мужьями, Пандавами.
В центре рынка маленького городка стоял Юдхиштхира, а в соседней деревне Хануман нес гору с целебными травами для Лакшмана.

Я понял, что хотя диорамы были воздвигнуты недавно, их можно считать доказательством того, что корни Ведической культуры существовали здесь тысячи лет. С помощью памятников искусства, разбросанных по всему острову, гораздо легче помнить о Боге. Казалось, что Бали вобрал в себя лучшее из двух миров.

Джунгли сгущались вдоль дороги, по которой мы ехали. Время от времени я видел кристально чистые водопады, впадающие в большие заводи. Среди камней играли обезьяны, разноцветные птицы перелетали с дерева на дерево, повсюду порхали бабочки.

В какой-то момент Махамуни повернулась ко мне и спросила:

- Махараджа, хотите посетить ботанический сад неподалеку?

- Вся ваша страна – большой ботанический сад, – рассмеялся я.

За окном проносились пейзажи деревенской жизни, и я заметил еще больше храмов. Это были сооружения в типичном для Бали открытом стиле, и везде на алтарях стояли подношения из свежих фруктов. Когда мы проезжали через мост, я увидел, что на его четырех углах стояли свирепые фигуры в ярких цветных одеждах.

- Кто это? – спросил я.

- Второстепенные божества, защитники путешественников, – ответил Падмалочан. – Люди, как видите, хорошо заботятся о божествах, и верят, что взамен божества будут заботиться о них.

На меня произвело впечатление, что балийцы относятся к силам природы как к личностям и осознают, что за каждым проявлением природы стоит контролирующее божество. Однако я был разочарован, что они не понимают того, что существует Верховная Личность, Кто контролирует все и которому должны быть преданы все. Но в этом не было ничего удивительного. Эта проблема существовала и 5000 лет назад. Кришна говорит:

са тая шраддхая юктас
тасьярадханам ихате
лабхате ча татах каман
маяива вихитан хи тан

“Наделенное такой верой, живое существо поклоняется тому или иному полубогу и достигает желаемого результата. Но в действительности все эти блага даю ему Я Сам”.
[ Бхагавад-Гита 7.22 ]

Вечером мы посетили программу в храме Гауранги, расположенном рядом с Кутой.

- Нет смысла критиковать людей, поклоняющихся полубогам, – сказал я на лекции. – И хотя приезжающие сюда туристы могут считать это проявлением нецивилизованности, на самом деле это более возвышенное понимание, чем мнение современной науки, считающей, что все происходит случайно. Что мы можем предложить, так это факт, что просто поклоняясь Кришне, мы удовлетворяем всех полубогов, которые являются Его преданными.

На следующий день мы прогуливались по пляжу, читая джапу, и я присел, раздумывая, что если Ведическая культура процветала на Бали тысячи лет назад, то должны остаться доказательства поклонения Кришне или Вишну, поскольку поклонение полубогам и поклонение Верховной Личности Бога в Ведической цивилизации существовали одновременно.

Я подошел к Махамуни.

- Ты говорила, что на Бали тысячи храмов, – сказал я, – но всё, что я видел – это поклонение полубогам и духам. А есть хоть один храм, в котором поклоняются Вишну?

- О да, – ответила она. – Пура Бесаки. Мы называем его Матерью храмов. Это самое священное место на Бали. Там поклоняются Брахме, Вишну и Шиве.

- Вот это да! – воскликнул я.- То, что я хотел услышать. Ему тоже несколько сотен лет, как и всем тем храмам, которые мы видели?

- Нет, – ответила Махамуни. – Ему тысяча семьсот лет.

Я потерял дар речи.

- Это то доказательство, что мне и нужно, – сказал я после долгого молчания. – Это подтвердит слова Бхагаватам, который утверждает, что когда-то Ведическая культура была распространена по всей земле.

- Чтобы добраться туда, нужно время, – предупредила Махамуни. – Он находится на горе Агунг, это действующий вулкан. Но не беспокойтесь. Последний раз он извергался в 1964 году. Многие туристы стремятся посмотреть храм, хотя там есть места, куда их не пускают. Это, по сути, целый комплекс, состоящий из множества храмов, как уменьшенная копия Ангхор-Ват в Камбодже.

- Поедем завтра утром, – сказал Падмалочан. – Завтра очень благоприятный день.

- Каждые шесть месяцев там устраивают праздник, – объяснила Махамуни. – Многие балийцы в эти дни отправляются в паломничество, чтобы помолиться. Люди верят, что Господь уберег храм во время извержения. Потоки лавы проносились в нескольких метрах от храмового комплекса, но ни одно из строений не пострадало. А соседние деревни были стерты с лица земли. Тысяча человек погибла.

Вечером была программа в храме Сандипани Муни, принадлежащем ИСККОН в Денпасаре. Когда я приехал, нас уже ждали сотни преданных.

- Где бы мы ни собирались, всюду столько счастливых преданных, – сказал я Падмалочану. – Сколько преданных на Бали?

- Более двух тысяч, – ответил он с улыбкой.

В лекции я снова говорил о том, что вся красота этого мира временна и что, в конце концов, мы должны отречься от нее. Но я подчеркнул, что истинное отречение – задействовать в служении Богу все, что нас окружает, и что преданные должны использовать природные богатства острова для прославления Кришны.

После лекции один преданный обратился ко мне.

- Мы используем красоту наших пляжей для того, чтобы проводить харинамы по субботам и вовлекать туристов в киртан.

Когда он показал фотографии, я был удивлен, увидев австралийцев и европейцев, поющих Харе Кришна и танцующих с преданными на пляже. Я поздравил его с тем, что ему удается давать духовную жизнь охотникам за загаром.

На следующий день рано утром мы отправились в Пура Бесаки. Во время долгой поездки по гористой местности, сплошь покрытой джунглями, я восхищался тем, что поклонение в храме продолжается уже в течение тысячи семисот лет. Мне не терпелось добраться до места и отыскать доказательства Ведических корней прошлого Бали.

Наконец, мы доехали до парковки в километре от храма.

- По традиции последний километр нужно пройти пешком, – сказал Падмалочан, – чтобы было время поразмышлять о величии Бога и о том, что мы Его смиренные слуги.

Подъем был крутым, было влажно и жарко. На последних шагах мне пришлось преодолевать себя. Мы поднялись на вершину – и неожиданно нашим взорам предстал гигантский храм, утопающий в величественных джунглях.

- Боже мой! – воскликнул я. – Никогда не видел ничего подобного.

Мы прошли последние 200 метров и, переведя дух, продолжили подниматься по длинной лестнице, которая вела к первым постройкам храмового комплекса. Древность панорамы ошеломляла.

- Впечатление, что я попал в другую эпоху, – сказал я Падмалочану.

Мы шли, и было слышно, что в храмах священнослужители предлагают подношения. Как и все храмы, которые я видел на Бали, строения здесь были со всех сторон открытыми.

- В отличие от Индии, вы не увидите здесь Божеств, – сказал Падмалочан. – Они говорят, что боги приходят, только когда им поклоняются.

Пока мы проходили по огромному комплексу, я в благоговении разглядывал уникальную архитектуру зданий. Неожиданно мы вышли к проходу, который вывел нас на широкий внутренний двор, и я увидел священнослужителей, предлагающих различные подношения.

- Простые туристы не могут сюда пройти, только верующие, – сказал Падмалочан. – А за этим местом, где поклоняются полубогам, расположен храм Вишну.

- Это то, за чем я приехал, – произнес я в нетерпении. – Я в одеждах санньяси. Они позволят мне пройти туда?

- Попытаемся, – ответил он.

Я сунул руку в мешочек с четками и стал громко повторять святые имена; в это время мы вышли на огороженную площадку. Падмалочан надел мне на голову традиционную балийскую шляпу. Когда мы вошли в большой двор, некоторые священники подозрительно посмотрели на меня. Я стал повторять громче.

Неожиданно на полпути пожилой священник подошел к Махамуни и что-то сказал ей на балийском.

“Что ж, – думал я, – попытка не пытка”.

Махамуни с улыбкой повернулась ко мне.

- Если вы хотите пройти через этот комплекс, – сказала она, – то должны помолиться полубогам.

Священник достал поднос с предметами для поклонения, там были благовоние, свеча, фрукты и специи.

- Он хочет, чтобы вы предложили все это полубогам, – объяснила Махамуни.

“Строгий Вайшнав не поклоняется полубогам, – подумал я и вспомнил слова Нароттама даса Тхакура: “О брат, говорю тебе, если хочешь стать чистым преданным Верховного Господа, не стремись получить благословения полубогов”. [ Према Бхакти Чандрика ] Но если я не сделаю этого, то никогда не попаду в храм Господа Вишну”.

Священник занервничал, заметив мою нерешительность. Внезапно мне в голову пришла идея.

- Хорошо, – сказал я. – Я вознесу молитвы полубогам.

По милости Кришны я читал Десятую песню Шримад-Бхагаватам и только недавно заучил молитву, которая как нельзя лучше подходила к данной ситуации. Я поклонился ближайшему алтарю, а затем сел, зажег благовоние, предложил его и стал молиться:

катйайани маха майе
маха йогини адхишвари
нанда гопа сутам деви
патим ме куру те намах

“О богиня Катйайани, о великая энергия Господа. О владычица мистических сил и могущественная повелительница всего, пожалуйста, сделай так, чтобы сын Махараджи Нанды стал моим мужем. Предлагаю тебе свои поклоны”. [ Шримад-Бхагаватам 10.22.4 ]

На священника это произвело большое впечатление, и, дав нам немного чаранамриты, он с радостью показал путь к храму Вишну.

- О чем вы молились? – спросила Махамуни.

- Я прочитал молитву гопи, – сказал я, – но её результат недостижим в этой жизни.

Мы прошли через двор, поднялись еще на несколько лестничных пролетов и в конце концов оказались на вершине горы, где располагался весь храмовый комплекс. Оттуда открывался прекрасный вид на гору Агунг.

- Наверное, страшно, когда извергается вулкан, – сказал я.

- Он все еще очень активен, – сказал Падмалочан. – Время от времени выбрасывает густой дым и пепел. Начало нового извержения – только вопрос времени.

- Надеюсь не сегодня, – сказал я, нервно улыбнувшись.

Мы повернули налево, прошли еще 50 метров по каменной дорожке и наконец подошли к храму Господа Вишну. Когда мы вошли, я с удивлением обнаружил, что мы единственные посетители.

- В Пура Бесаки поклоняются Шиве как верховному, – сказала Махамуни, – не Вишну.

- Уверен, что так было не всегда, – сказал я. – Только взгляните на величие храма, на изящную резьбу на камне. Когда-то главным божеством здесь был Вишну.

Неожиданно из-за храма появился пожилой человек в белых одеждах.

- Священник, – шепнул Падмалочан.

Он предложил чашу с фруктами и прочитал какие-то молитвы. Я терпеливо ждал и, когда он закончил, подошел к нему.

Я говорил, а Махамуни переводила.

- Сэр,- начал я, – мы преданные Господа Вишну, или Кришны. Нам было очень приятно увидеть, с какой преданностью вы предлагаете Ему подношение.

Он смиренно склонил голову, но ничего не ответил.

- Как долго вы служите здесь? – спросил я.

- С детства, – ответил он. – Мой отец был здесь священником, и его отец, и дед…

- А сколько вам лет? – продолжал спрашивать я.

- Восемьдесят три, – ответил он.

- Выглядите моложе, – заметил я.

- Одной женщине в моей деревне 225 лет, – сказал он. – Она родилась в 1783 году.

Глаза Падмалочана округлились от изумления.

- В предыдущие поколения люди здесь жили больше двухсот лет, – продолжал священник.

- Как это возможно? – спросил я.

Он рассмеялся и объяснил:

- Тяжело работали на полях. Пили воду из ручьев, ели в основном рис да овощи и каждый день посещали этот храм.

- Каждый день посещали этот храм, – повторил я, пытаясь связать этот факт с продолжительностью жизни.

Он улыбнулся.

- Они были счастливы, – сказал он, – но никто из нас не будет жить вечно. Что по-настоящему важно – это куда вы отправитесь, когда умрете.

- А куда вы надеетесь отправиться после смерти? – спросил я, страстно желая услышать сокровенные реализации из уст того, кто служил Господу всю свою жизнь.

Он помолчал несколько мгновений, глядя на алтарь.

- К Нему, конечно, – ответил он.

Священник замолчал, и в этот момент пошел дождь.

- Нам надо идти, – сказал я. – Весь этот путь стоил того, чтобы получить ваш даршан. Мы были очень рады увидеть этот древний храм, который является доказательством того, что духовная культура Индии в свое время была распространена далеко за пределами ее нынешних границ. И главное, что она до сих пор порождает подобных вам людей, преисполненных веры в Бога.

Шрила Прабхупада писал:

“Современные люди полагают, что в Ведические, или доисторические, времена Америка и многие другие части света еще не были открыты, но на самом деле это не так. Притху Махараджа правил миром за много тысяч лет до начала так называемой доисторической эпохи, и в этом стихе ясно сказано, что в те времена людям были известны все части света, и все они находились под властью одного царя. Из всего сказанного следует, что некогда цари Индии правили всем миром, а культура, к которой они принадлежали, была Ведической”.

[ Шримад-Бхагаватам 4.21.12, комментарий]