Вы видите это?

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
  

Первые два фестиваля польского тура прошли исключительно хорошо, их посетили тысячи людей. Однако, преданные медитировали на третий фестиваль. Он должен был пройти в городе, в котором заместитель мэра почти добился его отмены, и должен был стать самым большим и самым успешным фестивалем лета.

Нандини даси встретилась с чиновником из муниципалитета, чтобы обсудить приезд посла Индии в качестве почетного гостя.

Секретарь мэра покраснела.

- О Боже мой! – воскликнула она. – Мы не спланировали до конца его визит до ухода мэра в отпуск.

- Что? – спросила Нандини. – Вы хотите сказать, что мэр не будет на открытии фестиваля вместе с послом?

- Боюсь, что нет, – ответила секретарь. – Давайте я сейчас же позвоню мэру.

Но она не смогла связаться с ним и пообещала Нандини не оставлять своих попыток и перезвонить ей завтра.

На следующий день в девять утра секретарь позвонила.

- Мэр приносит извинения, но он не сможет присутствовать, – сообщила она.

Секретарь хихикнула.

- Но он попросил своего заместителя быть на открытии фестиваля, – добавила она.

Нандини не могла поверить своим ушам.

- Заместителя? – переспросила она, едва сдерживая смех. – Вы имеете в виду того человека, который стучал кулаком по столу и кричал, что в его городе больше не будет Фестиваля Индии?

- Именно так, мэм, – ответила секретарша.

Через два дня мы начали рекламу фестиваля в городе. Лавируя между загорающими, наша группа харинамы раздала на пляже 12 тысяч приглашений за четыре часа. Как всегда, люди махали нам, приветствуя.

Мы прошли мимо двух женщин, лежащих на песке.

- Что это? – услышал я, как одна из них спросила свою подругу.

- Фестиваль, – ответила подруга.

- Какой фестиваль? – снова спросила женщина.

- Ну фестиваль! – ответила подруга.

- Фестивалей много, – сказала женщина.

Ее подруга улыбнулась.

- Не таких, как этот, – сказала она. – Этот всегда – самый большой и лучший в городе.

В день фестиваля наша харинама из 100 преданных вышла пораньше. Хотя обещали дождь, полубоги сыграли свою роль – небо было чистым, и светило солнце. Мы танцевали и пели на тротуарах. Наши девушки махали золотистыми китайскими веерами, блестящими на солнце. Их яркие шелковые сари изящно колыхались на ветру, дующем с моря. Мужчины в отутюженных куртах и дхоти, некоторые в цветных тюрбанах, играли на караталах и других музыкальных инструментах.

Людям нравилось наша процессия, и они с удовольствием фотографировались на фоне преданных – группа киртана иногда простаивала по 20, а то и 30 минут. Пока одна семья фотографировалась с нами, преданная, раздающая приглашения, подошла ко мне.

- Гуру Махараджа, – сказала она, – я только что видела людей, которые безудержно смеялись. Я спросила их, почему они смеются, и женщина ответила: «Только представьте себе, раньше мы думали, что вы – секта. Вы можете в это поверить? Назвать такую культуру сектой. Это настолько нелепо».

Я хотел вдохновить преданных, которые готовили фестивальную площадку, и повел группу киртана назад по пешеходной дорожке. Мы издалека увидели нашу новую сцену: 8 метров в высоту, полностью автоматическая, она стала гордостью и радостью наших фестивалей этого лета. Сцена и 25 наших палаток расположились в пешеходной зоне недалеко от пляжа.

Неожиданно, просто из ниоткуда, на небе появились темные тучи, угрожая дождем.

- Это необычно, – подумал я, когда поднялся ветер. – Похоже на плохой знак.

Казалось, все вокруг стало пропитано тревогой и беспокойством. Бхакта Доминик, ответственный за фестивальную площадку, подошел ко мне, как только мы с группой киртана приблизились к сцене.

- Махараджа, – начал он, – у нас большая проблема. Владелец отеля, напротив которого мы устанавливаем нашу площадку, приказал нам убираться. Он вызвал полицию. Похоже, эта часть пешеходной зоны между отелем и пляжем тоже принадлежит ему. Он говорит, что муниципалитет не предупредил его о нашем мероприятии.

В этот момент приехала полиция и стала разговаривать с Домиником.

- Они говорят, что нам нужно сворачиваться, – сказал Доминик. – Я позвонил Нандини. Она будет здесь через несколько минут.

- Не говори никому из преданных об этом, – попросил я. – Я не хочу, чтобы они упали духом.

Я направил группу киртана на пляж, и повернулся к Доминику.

- Звони мне с любыми новостями, – крикнул я.

Через час мой телефон зазвонил. Вытаскивая его из кармана курты, я заметил, что облака начали рассеиваться, а ветер стих. Люди, которые ушли с пляжа, увидев, что погода наладилась, снова вернулись на свои места.

- Хороший знак, – подумал я.

- У меня хорошие новости, – сказала Нандини, и в этот момент лучи солнца прорвались сквозь завесу облаков. Я улыбнулся.

- Владелец отеля позволил нам остаться, – сказала Нандини. – Но это было непросто. Когда я зашла к нему в офис, он начал хохотать. Он спросил: «Вы организатор этого мероприятия? Я ожидал увидеть здорового мужика, а не маленькую женщину». Он рассказал, что у него было 24 иска против города и против людей, которые пытались проводить мероприятия на его участке пешеходной зоны. Я объяснила ему, что у нас некоммерческое предприятие и что мы здесь, чтобы поделиться с людьми нашей духовной культурой. Каким-то образом его сердце смягчилось и в конце концов он разрешил нам остаться.

- Когда я позвонила в мэрию, секретарь мэра подтвердила, что он действительно владеет этим участком земли, но у нее не хватило духа сказать мне об этом раньше. Когда она услышала, что он согласился на проведение нашего мероприятия, она воскликнула: «Это чудо, просто чудо!». Затем она рассмеялась и спросила: «Вы не хотели бы работать в нашем муниципалитете?»

Я почувствовал такое облегчение, что стал вдохновлять преданных танцевать и петь с еще большим энтузиазмом. Но к этому моменту наша группа харинамы начала уставать, поэтому я вскоре закончил киртан, и мы вернулись на площадку фестиваля. По пути назад я услышал разговор людей, которые, казалось, знали меня и между собой называли меня гуру. Я был немного смущен и спросил Матхуранатха, одного из моих помощников, откуда они знают, что я духовный учитель.

- Гуру Махарадж, – сказал он, – Вы одеты в шафрановые одежды, идете впереди киртана и, очевидно, старше большинства из нас. Кроме того, Вы выступаете с речью на сцене на протяжении последних 18 лет.

Когда преданные быстро пообедали и завершили последние приготовления к представлению, за кулисами появились посол Индии, заместитель мэра и Джаятам с Нандини. Было заметно, что послу приятно находиться здесь, также было очевидно, что заместитель мэра чувствовал себя очень неуютно. Он был покрыт испариной, потирал руки и нервно оглядывался по сторонам.

Когда посол и заместитель мэра в шесть часов вечера вышли на сцену, чтобы открыть представление, сотни людей сидели на скамейках на песке перед сценой, а еще больше прогуливались по фестивальной площадке. Я никогда не забуду выражение изумления на лице заместителя мэра, когда он увидел огромное количество людей и размах нашего мероприятия. Со сцены было видно, что наш яркий фестиваль простирается до самого моря. Он стоял онемевший, в то время как аудитория ревела и уважительно аплодировала ему и послу.

Когда заместитель мэра посмотрел на людей, ожидающих начала представления, а затем на посла (высокопоставленного дипломата с энтузиазмом поддерживающего нас), я почувствовал, что в его сердце произошла перемена. Мне никогда не узнать, какие страшные картины рисовал он прежде в своем воображении о нашем движении. Это могло быть из-за пропаганды, которую вела наша оппозиция на протяжении столь долгого времени. Но эти дни уже подходят к концу, и какие бы заблуждения у людей ни были насчет нас, они постепенно меркнут благодаря огромному количеству фестивалей, которые мы провели за эти годы, фестивалей, которые убедили их в нашей подлинности и растопили их сердца, заполнив любовью к нам.

Я наблюдал, как заместитель мэра изучающе осматривает фестивальную площадку. В ресторане было полно людей, наслаждающихся прасадом, а в палатке йоги не было отбоя от желающих позаниматься. В палатке “Курсы кулинарии” собрались женщины, которые хотели научиться готовить блюда вегетарианской кухни. Все палатки, представляющие различные аспекты Ведической культуры, были забиты битком, а в палатке “Вопросы и ответы” яблоку было негде упасть. Люди гуляли с книгами Шрилы Прабхупады в руках, а у многих детей на лицах красовались гопи-доты. На огромной площадке было столько людей, что по ней было сложно передвигаться.

Заместитель мэра в изумлении смотрел на все это, и я не поверил своим глазам, когда увидел, что он, пробежав глазами по бумажке с заранее заготовленной речью, сунул ее в карман. Еще раз, бросив взгляд на происходящее перед ним, он шагнул к микрофону и начал говорить без подготовки.

- Дамы и господа, – начал он, – это, без сомнения, честь для нашего города – принимать здесь, на нашем прекрасном побережье, этот великий праздник.

Преданные изумленно переглянулись. Никто не ожидал, что он будет прославлять нас.

- Сам факт присутствия Посла Индии говорит о важности этого события, – продолжал заместитель мэра.

Преданные, не веря своим ушам, качали головами.

- Глядя вокруг, – говорил он, – мы видим, что этот фестиваль несет древнюю и красочную культуру на наше побережье.

В уме я обратился к Шриле Прабхупаде.

“Мой возлюбленный духовный учитель, – стал молиться я, – Вы видите? Вы видите это?”

Заместитель мэра продолжал:

- Как многие из наших уважаемых горожан знают, мы предоставляем эту площадку только для самых престижных мероприятий, и я считаю этот Фестиваль Индии именно таким событием.

Преданные расплылись в улыбках до ушей.

- И поэтому, – продолжал он, – как заместитель мэра я провозглашаю, что наш город и впредь будет рад принимать этот фестиваль на этом самом месте на протяжении многих лет. Дорогие жители и гости нашего города, пожалуйста, наслаждайтесь этим чудесным праздником.

Зрители вежливо захлопали, а преданные встали и разразились бурными аплодисментами. Я был не в состоянии говорить или делать что-либо. Я сел, ошеломленный, на глаза мои навернулись слезы.

“Кто только мог представить? – думал я. – Такое возможно только по милости Господа Чайтаньи”.

Сделав шаг назад, заместитель мэра попросил посла сказать несколько слов. Посол прославлял наше движение и все, что мы делаем, распространяя сознание Кришны в Польше. Он был настолько вдохновлен, что, сойдя со сцены, отправился в палатку “Вопросы и ответы”, где два часа отвечал на вопросы гостей.

Один мужчина бросил ему вызов.

- Движение Харе Кришна действительно представляет вашу культуру? – спросил он.

- Да, – с улыбкой ответил ему посол, – и делает это в высшей степени хорошо.

После он вернулся на основную сцену и дал получасовую лекцию о том, как важно контролировать чувства для того, чтобы познать себя.

Вечером, когда гости разошлись, я ждал, пока преданные уберут площадку. Я сидел на скамейке и вспоминал проявление величайшей милости Господа Чайтаньи, свидетелем которой я стал сегодня.

“Какая честь для меня быть частью этого движения! – думал я. – Оно несет великую удачу жителям этой страны. Удивительно, что невероятные вещи, о которых раньше я читал в шастрах, я могу увидеть воочию на этом фестивале. Это игры Господа Чайтаньи наших дней, вдохновляющие как преданных, так и обычных людей”.

сататам джаната бхава тапа харам
парамартха параяна лока гатим
нава леха карам джагат тапа харам
пранамами шачи сута гаура варам

«Я склоняюсь перед Гаурой, прекрасным сыном Матери Шачи, Кто устраняет страдания материального существования, Кто цель жизни тех, кто предан высшей цели, Кто вдохновляет материалистов проявить трансцендентные качества и стать подобными пчелам, которые жаждут наслаждаться нектаром Кришна-катхи, и Кто избавляет от всех страхов материального мира»

[ Шрила Сарвабхаума Бхаттачарья, Шри Гауранга-махима, стих 4 ]