Времена меняются

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
  

Хотя в это лето наши фестивали проходили с оглушительным успехом, все же у нас было и несколько неудач. И мы подумали, что нас постигла очередная неудача, когда Нандини даси позвонила заведующему амфитеатра в Менжздрое, где наш фестиваль должен был проходить через две недели.

В Менжздрое проходит ежегодный летний фестиваль, в котором принимают участие самые известные польские звезды кино и эстрады. Его прекрасные пляжи каждый июль и август привлекают сотни тысяч отпускников.

- Я новый директор амфитеатра, – ответил Нандини мужской голос, – и скажу вам вот что: “Забирайте свой фестиваль и отправляйтесь с ним в Индию”.

- Но у нас контракт, – попыталась возразить Нандини.

Мужчина рассмеялся.

- Ваши контракты – в моей мусорной корзине, – ответил он и повесил трубку.

На следующий день Нандини позвонила в муниципалитет и сообщила, что мы не приедем.

- Нам пришлось отменить все предварительные договоренности о поставках воды и электричества, а также об обеспечении безопасности, – сказала она. – Вчера директор амфитеатра отменил наше мероприятие.

- О нет, – воскликнула женщина, ответившая на звонок. – Подождите минуточку. Я свяжусь с секретарем мэра.

- Как он посмел так обойтись с вами! – сказала секретарша. – Я обсужу это с мэром и перезвоню Вам.

А в это время мы стали строить планы о проведении фестиваля в другом городе.

Через два дня секретарша мэра перезвонила Нандини.

- Мэр знает о вашем мероприятии, – сказала она. – Он хотел бы предложить вам лужайку рядом с пешеходной зоной на ближайшие выходные. Это то место, где каждое лето проходит фестиваль звёзд кино. Мы ещё никогда не предоставляли эту площадку для каких-то других мероприятий.

Нандини потеряла дар речи.

- Алло? – переспросила секретарша. – Вы слышите меня?

Нандини пришла в себя.

- Да, – сказала она. – Мы принимаем любезное предложение мэра. Пожалуйста, поблагодарите его.

Нандини позвонила мне и рассказала об этой неожиданной удаче.

- Я присматриваюсь к этой площадке уже 18 лет, – сказал я. – Мечта сбылась.

Но нам придется провести фестиваль в Менжздрое на неделю раньше, чем мы планировали.

- У нас недостаточно времени, чтобы хорошо разрекламировать фестиваль, – сказала Нандини. – Осталось всего несколько дней.

- Будем стараться изо всех сил, – ответил я. – И положимся на Кришну.

Через два часа она снова позвонила мне.

- Гуру Махараджа, – сказала она, – вы не поверите в то, что сейчас произошло. По дороге назад на базу я включила центральный радио-канал Польши, чтобы послушать прогноз погоды. После выпуска новостей ведущий сказал, что любой, кто знает о крупных развлекательных мероприятиях, которые будут проходить этим летом, может позвонить на радио, и они объявят об этом. Как только он сказал номер телефона, я съехала на обочину и немедленно позвонила на станцию.

- Я рассказала о нашем фестивале в Менжздрое, и режиссер решил пустить меня в прямой эфир. Я говорила больше 5 минут и подробно описала весь фестиваль: представление на сцене, ресторан, уроки йоги, выставки, все.

- В конце я назвала свой номер телефона и наш адрес в Интернете. Как только я повесила трубку, на меня обрушился шквал звонков от людей, желающих получить дополнительную информацию. Джаятам дас только что позвонил и сказал, что наш сайт за последние полчаса посетили 600 человек.

- Две минуты назад позвонил представитель второй крупнейшей радиостанции в стране. Он услышал меня на волне своих конкурентов. Он сказал, что их радио хочет организовать особую программу о фестивале в Менжздрое. Они будут оказывать информационную поддержку нашему фестивалю следующие несколько дней. Я сейчас еду давать интервью. Теперь вместе с харинамой мы сделаем рекламу даже лучше, чем могли себе представить. Вы можете поверить в это?

- Могу, – ответил я с улыбкой. И процитировал стих, который как нельзя лучше подходил к данной ситуации:

ананйаш чинтайанто мам
йе джанах парйупасате
тешам нитйабхийуктанам
йога-кшемам вахамй ахам

“Однако тем, кто всегда поклоняется Мне с любовью и преданностью и постоянно созерцает Мою трансцендентную форму, Я даю то, чего у них нет, и сохраняю
то, чем они обладают” [ Бхагавад-Гита, 9.22 ]

На следующий день мы отправились на харинаму по огромному пляжу из белого песка в Менжздрое. Только очень обеспеченные люди могут позволить себе проводить здесь свой отпуск, поэтому пляж был заполнен богачами. Как только мы ступили на песок, я мысленно перенесся в конец 70-х, когда я часто брал летом несколько кое-как одетых брахмачари и проводил харинамы в Сан Тропе, элитном курорте французской Ривьеры. Но люди почти не обращали на нас внимание. Я помнил, что думал тогда: “Предполагается, что мы представляем высшую культуру, но как мало мы можем показать”.

Мы начали петь на переполненном пляже в Менжздрое.

“Как все изменилось”, – думал я.

Услышав наш киртан, все обращали на нас внимание. Многие улыбались, и почему бы и нет? Преданные были в блаженстве, киртан был очень мелодичным, а все мы двигались в хорошо отрепетированном танце. На каждом преданном была яркая шелковая гирлянда, каждый держал какой-нибудь музыкальный инструмент, красивый китайский веер, экзотический флаг или балийский зонтик. Люди внимательно изучали наши красочные приглашения. Ни одно из них не валялось на песке – верный признак того, что многие придут на фестиваль.

Когда мы проходили мимо одной семьи, загорающей на солнце, женщина встала и взяла на руки свою трехлетнюю дочь.

- Однажды, дорогая, – сказала она дочке, – ты сможешь присоединиться к Харе Кришна.

Да, определенно, времена меняются, и причиной всему – сильное желание преданных петь святые имена. Поскольку мы поем много часов каждый день, преданные всегда пребывают в радостном настроении. Я иногда жалею, что по разным причинам в ежедневной практике нашего движения на киртан отводится не так много времени, как в былые времена. Киртан является основным источником счастья в жизни каждого преданного.

йават ачила сабе махапрабху санге
прати дина еи мата каре киртана ранге

“Пока преданные жили в Джаганнатха Пури со Шри Чайтаньей Махапрабху, они, охваченные экстазом, проводили такую санкиртану каждый день”.

[ Шри Чайтанья-Чаритамрита, Мадхья 11.241 ]

В день фестиваля мы проводили харинаму в пешеходной зоне. Мы раздали уже более 30 тысяч приглашений, но хотели быть уверены, что о фестивале узнают как можно больше людей. Танцуя и воспевая, мы прошли мимо лужайки, на которой наши ребята устанавливали огромную сцену и красочные палатки. Это было увлекательное зрелище и люди останавливались, чтобы посмотреть. В какой-то момент мы тоже остановились и стали петь напротив площадки.

Во время распространения приглашений я случайно услышал, как одна женщина говорила своей подруге.

- В прошлом году они выступали в амфитеатре, – сказала она. – В этом году у них площадка гораздо лучше. Только посмотри на их сцену. Теперь-то мы сможем оценить фестиваль по достоинству!

Когда мы еще раз обходили город, один из преданных показал на людей, у которых были надеты такие же шелковые гирлянды, как у нас.

- Их продают в магазинах, – пояснил он. – На пляже я видел их у многих. Это стало чем-то типа моды. Я даже видел людей с такими же веерами, как у нас.

- Я тоже заметил, – ответил я.

Преданный нахмурился.

- Они просто копируют нас, – возмутился он. – Они просто видели харинамы, которые мы проводим уже много лет, а теперь подражают нам.

- Нет, – возразил я, – это хорошо. Говорится, что подражание – высшая форма признания.

Я повел харинаму на фестивальную площадку немного раньше обычного, чтобы каждый смог отдохнуть и принять прасад. Но к моему изумлению, люди стали приходить на час раньше официального начала представления, и мне пришлось подгонять преданных, чтобы они быстрее доедали обед и приступали к своим обязанностям на фестивале. К началу представления перед сценой собрались три тысячи человек. А еще больше людей гуляли по площадке. Все палатки были забиты.

- Это наш самый большой фестиваль, – сказал я Джаятаму.

- Да, – согласился он, – и люди более высокого уровня, чем обычно.

Я взял стул, сел на пригорке и стал наблюдать за происходящим вокруг.

“Такая тяжелая работа, – думал я, – подготовка, сбор средств, преодоление препятствий… Но один этот фестиваль стоит всех этих усилий”.

Я сидел так несколько минут, любуясь зрелищем огромного количества людей, наслаждающихся сознанием Кришны. А затем ко мне подошла девушка лет 16 со своей подругой.

- Помните меня? – спросила она.

- Прошу прощения, – ответил я. – Не помню. Когда мы встречались?

- Семь лет назад, – ответила она. – Мы с родителями были на отдыхе в Побиерово и пришли к вам на фестиваль. Вы рассказывали детям истории о Кришне, а я сидела и очень долго слушала. Это было так завораживающе.

Я упросила родителей купить книгу. И хотя они и были против вашего движения, они согласились, и в конце концов она оказалась на книжной полке у нас дома. Когда я подросла, я стала читать ее – всегда, когда их не было дома. В конце книги объяснялось, как сделать четки. Однажды я перебрала мамины украшения и стала использовать в качестве четок нитку жемчуга. Я до сих пор втайне повторяю на ней.

Я очень обрадовалась, когда узнала, что вы сегодня проводите здесь фестиваль. Я умоляла родителей прийти. Они колебались, но в конце концов согласились. Мы прошлись по всем палаткам, они посмотрели представление на сцене. А сейчас они едят в вашем ресторане. Я не могу в это поверить. Ваш фестиваль настолько удивительный, что их сердца изменились. Они даже согласились купить мне настоящие четки в магазине. И, посмотрите, у меня также есть бусы. Вы просто не представляете, как я счастлива! Я бы хотела как-то отблагодарить Вас.

- Ты уже сделала это, – улыбнулся я. – Твои слова настолько ценны для нас, что ты даже не представляешь.

В тот вечер во время заключительного киртана много людей танцевали вместе с преданными. Я даже видел мужчину в инвалидном кресле, который ездил вокруг, пока шел киртан. Я также видел ту девушку, она танцевала перед сценой, полностью отдавшись киртану. Она пела с поднятыми руками, и глаза ее сияли. Ее родители наблюдали за ней со стороны и улыбались.

Я тоже улыбался, наблюдая за тем, как могущественное святое имя плавит сердца падших душ этого века.

“Когда звуки санкиртаны наполнили эфир, все три мира погрузились в океан блаженства. Огромные толпы людей неистово рвались вперед, чтобы хоть одним глазком увидеть прекрасный танец Господа, в то время как полубоги осыпали Его цветами. Даже хромые, слепые и глухие забыли о своих увечьях и поспешили присоединиться к санкиртане. Люди с каменными сердцами рыдали от счастья, слушая мелодичное воспевание святого имени Господа, а животные и птицы потеряли покой”.

[ Шри Нарахари Чакраварти Тхакура, Нароттама Виласа, 4 виласа ]