Предсказатель судеб

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
  

Погода в восточной Сибири оказалась для меня слишком холодной. Возвратившись в Варшаву, я свалился с гриппом на шесть дней. Мне пришлось отменить большую часть проповеднических поездок по Венгрии, ограничив их лишь тремя днями. В последний день пребывания в Венгрии, на Радхаштами, был рецидив, и болезнь свалила меня снова.

На следующий день в сопровождении Уттама-шлоки даса и нескольких других преданных я уже летел в Фессалоники, город в Греции. Тара дас и его жена Радха Cакхи Вринда даси недавно открыли там проповеднический центр и пригласили нас провести две программы.

Пока мы двигались в центр из аэропорта, Тара стал знакомить меня с городом.

- Фессалоники – второй по величине город в Греции с населением около миллиона человек, – начал он свой рассказ. – Он был основан царём Македонии в 315 году до н.э. и назван так в честь его жены, сводной сестры Александра Македонского.

- Взгяните туда, – сказал Тара, когда мы проезжали территорию порта, – на статую Александра.

Я увидел гигантскую статую легендарного полководца, ее очертания возвышались над туристами, которые прогуливались по широкой пешеходной эстакаде неподалеку от порта.

- Мы просили разрешения у властей города провести в порту киртан (простой киртан, сидя с инструментами) пока Вы здесь, но они отклонили нашу просьбу в виду того, что на этой неделе здесь будет проходить международная конвенция, – продолжал Тара.

- Как может небольшой киртан помешать этой конвенции? – спросил я.

- Они не дают разрешений ни на какие официальные мероприятия, поскольку коммунисты и анархисты воспользуются этим, чтобы привлечь к себе внимание.

- Греция же часть Евросоюза, – сказал я. – Неужели здесь до сих пор есть коммунисты и анархисты?

- О да,- ответил Тара, – и иногда они слишком красноречивы.

Мы проезжали по парадной части города, я отметил красоту местных строений, и Тара рассказал мне кое-что о прошлом этого города.

- У Фессалоников богатая многогранная история. Раньше город был частью Римской, Византийской и Османской империй. Сотни лет он был вторым по значимости индустриальным, торговым и политическим центром страны. И это также одно из самых важных мест для Греческой православной церкви.

Он указал на группу священников с длинными седыми бородами и в черных рясах, направлявшихся в церковь.

- В нескольких часах езды отсюда находится гора Афон или Святая гора, с обителями двадцати православных монастырей, – продолжал Тара. – Это автономная монастырская структура, находящаяся под прямой юрисдикцией Константинопольского Вселенского патриархата.

- Двадцать монастырей? – переспросил я.

- Да, – подтвердил Тара. – Добраться туда можно только на лодке. Только мужчинам позволяется взойти на гору Афон. Монахи называют это место Сад девственников. Даже животные особи женского пола удалены с этой территории. Более 2500 монахов живут там.

У церкви В Греции огромное влияние, и даже существует закон, запрещающий другим религиям обращать людей в свою веру. В течение последних тридцати лет наше движение дважды официально закрывалось. Преданные из других стран были занесены в черный список, а однажды даже были конфискованы книги со склада. По этой причине мы с женой открыли центр хатха-йоги. Мы обучаем людей йоге и вегетарианской кулинарии, постепенно подводя их к сознанию Кришны. Мы не выходим на улицу в вайшнавской одежде.

Как только мы подъехали к проповедническому центру и я вышел из машины, взоры всех присутствующих обратились на меня.

- Похоже, они впервые видят человека в вайшнавской одежде, – сказал я.

- Это точно,- улыбнулся Тара.

Пока мы поднимались по ступенькам центра, Тара продолжал свой рассказ:

- Когда недавно мусульмане хотели построить в Афинах мечеть, им отказали. Мы предпочитаем держаться скромно. Но конечно, в Афинах живут представители очень многих национальностей, и там преданные проповедуют более открыто. Около девяти часов вечера мы прогуляемся, чтобы Вы получили представление о городе.

- А это не поздновато? – спросил я.

- Для греков это самая значимая часть суток,- ответил Тара. – Народ прогуливается или проводит время за разговорами в открытых кафе. Имейте в виду, что на улице в это время очень влажно, а температура воздуха доходит до + 38 градусов.

Вечером мы вышли на прогулку. Я был изумлен, увидев настолько большое количество людей на улицах. Однако люди при виде меня изумлялись ещё больше. Я чувствовал себя немного неуютно под их пристальными взглядами.

- Что они думают о нас? – поинтересовался я у Тары.

- Ничего. У них нет предубеждений. Просто им раньше не доводилось видеть никого, похожего на Вас,- ответил Тара.

- Хотя бы двое-трое могли бы улыбнуться,- заметил я.

- Посмотрим на их реакцию во время нашей ознакомительной харинамы завтра вечером, – предложил Тара. – Хотя городские власти и не дали бы нам разрешения воспевать в порту, думаю, они не будут против небольшого киртана на улицах города.

На следующий день после обеда Гаура Хари дас и его жена Балешвари даси, специально прибывшие из Англии, чтобы присоединиться к нам на эти несколько дней, приготовили всё необходимое для харинамы. Трибхуванешвара дас, преданный из Англии, подготовил свой аккордеон. Ровно в девять вечера в сопровождении ещё шестерых преданных мы вышли на главную улицу города и начали петь. Потребовалось всего несколько минут, чтобы все на улице остановились и стали неотрывно смотреть на нас, но уже не с холодной отстранённостью, а с открытыми улыбками на лицах. Пока мы шли, воспевая и танцуя, люди в кафе приветливо махали нам и что-то кричали. Я не мог поверить своим глазам.

Я повернулся к Таре:

- Разница – как между днём и ночью. Как только мы начали киртан, вся атмосфера изменилась. Харинама народу понравилась.

- Не стоит думать, что сознание Кришны превыше их понимания, – рассмеялся Тара, – В конце концов, один из самых первых западных преданных Кришны был греком.

- Ты имеешь в виду, в 70-х годах? – спросил я.

- Нет, – ответил Тара, когда наша группа харинамы остановилась на углу улицы, и к этому месту стала стягиваться огромная толпа любопытных. – Это было во втором столетии до нашей эры.

- Хм! – сказал я.

- Да, – сказал Тара. – Гелиодорос, греческий посол в Индии во втором столетии до рождества Христова воздвиг в центральной Индии большую колонну с надписью, гласящей, что он был преданным Вишну или Кришны. Мы сейчас готовим новый буклет для нашего центра и включили туда цитату об этом.

Тара вынул буклет из сумки и вручил его мне. Там было написано:

“Эта колонна Гаруды в честь Васудевы, Бога богов, была воздвигнута Гелиодоросом, преданным Вишну, сыном Диона, жителем Таксилы, прибывшим в качестве посла Греции от великого царя Антиалкидаса к царю Кашипутре Бхагабхадре, спасителю, на четырнадцатом году его славного правления”.

- Если он был преданным из Греции, то здесь должны были быть и другие,- сказал Тара с улыбкой.

- Верно, – сказал я. – Если бы мы знали историю во всех подробностях, ученые могли бы включить Ведическую культуру в историю Фессалоников наряду с Римской, Византийской и Османской.

Мы кружили по улицам и переулкам, и святые имена Кришны эхом разносились меж зданий и стен древнего города. Повсюду люди продолжали приветливо махать нам, а некоторые и присоединялись к танцу. Спустя какое-то время мы вышли на площадь, на газонах которой сидели сотни молодых людей.

- Спроси, можем ли и мы расположиться на траве,- сказал я Таре. И как только он обратился к молодежи, около двадцати из них почтительно поднялись и отошли в сторону.

Мы пели на площади около получаса, потом, как было запланировано, Кели-чанчала даси из Венгрии показала танец в стиле Одисси. Лишь только заиграла запись с музыкой, посмотреть на ее представление собралась огромная толпа людей. Когда танец закончился, ей аплодировали сотни.

Я чувствовал себя измотанным из-за непрекращающейся жары, которая не уменьшилась даже к вечеру, поэтому встал и отошёл в сторону магазинчика, где от кондиционера шли потоки холодного воздуха. Пока я стоял, наблюдая за вдохновеным киртаном, ко мне приблизился хорошо одетый пожилой человек. У него была восточная внешность и проницательные голубые глаза. Я заметил, что он следует за нашей харинамой уже несколько часов.

Он подошел и встал прямо напротив меня, внимательно изучая мое лицо. Он стоял, не сводя с меня глаз, и легкий ветер слегка трепал его длинные седые волосы. Мне стало немного не по себе, но я решил проявлять терпение.

Наконец он заговорил:

- В свои 59 лет Вы обладаете завидной силой и стойкостью. Если бы не постоянные переезды, Ваше здоровье было бы отменным.

- Что? – сказал я. – Откуда Вы знаете, что мне 59 лет, и что я много путешествую?

- Я читаю по лицу,- мягко ответил он, продолжая пристально разглядывать меня. – Однако безграничный запас жизненных сил, которым Вы обладаете, не принадлежит Вам. Он исходит от Вашего учителя. А тот, в свою очередь, получает это свыше.

Я был потрясен услышанным.

- Сейчас у Вас много последователей и будет ещё больше. Но Вы всегда должны помнить причину, по которой они появились: услышать от Вас то, чему учил Ваш учитель.

Я мог только кивнуть в знак согласия.

Он медленно отошел назад и осмотрел меня сверху до низу.

- Ваша печень находится не в очень хорошем состоянии, и у Вас какой-то нехороший вирус, – заметил он.

- Да нет, сэр, – сказал я. – Всего лишь дурацкий грипп. Уже всё закончилось.

- Ещё нет, – возразил он. – Именно из-за этого Ваша миссия здесь будет успешной лишь отчасти.

И с этими словами он повернулся и зашагал прочь. Я стоял, пытаясь осознать произошедшее, тем временем подошли парень с девушкой.

- Нам понравилось, как вы пели, – сказал парень по-английски. – Вы буддисты?

- Нет, – сказал я. – Мы из общества сознания Кришны. У нас здесь небольшой центр. Вот приглашение на программу завтра вечером.

- Мы решили, что вы буддисты, раз разговаривали с тем китайцем, – присоединилась к разговору девушка. – Он известный в нашем городе доктор китайской медицины. Живёт здесь уже 30 лет.

- Изучив лицо, он может видеть, есть ли у вас какие-то заболевания, – сказал парень, – также может предсказывать будущее. Но не спрашивайте его. Он расскажет сам, если почувствует, что в том есть необходимость.

- Он вылечил много знакомых моих родителей, – добавила девушка.

- Да, он сказал мне потрясающие вещи, но ошибся насчет вируса гриппа. Я уже поправился. В любом случае, постарайтесь побывать на нашей завтрашней программе. Я буду рассказывать о реинкарнации.

- Здорово! – воскликнула девушка, – звучит заманчиво. Мы придем, обязательно.

Мы вернулись в центр около часа ночи, и я мгновенно уснул. Проснувшись утром, я сразу почувствовал температуру, ломоту и боль по всему телу.

Я взглянул на только что проснувшегося Тару:

- О, нет. Грипп вернулся, уже в третий раз.

Я вспомнил о предсказании китайца, повернулся на бок и натянул на себя одеяла.

По моей просьбе этим же утром преданные, чтобы не подхватить простуду, перевезли меня в близлежащий отель. После этого они отправились на харинаму. Весь день, выглядывая из окна, я мог видеть их, вдохновенно воспевающих святые имена. Вечером программа в центре прошла без моего участия.

- Программа прошла замечательно, – сообщил Тара, пришедший меня навестить, – но без Вас, конечно, было не то.

Весь следующий день у меня был жар, и я лежал в постели. Однако я был решительно настроен поучаствовать во второй, заключительной, программе этим вечером в нашем центре. В шесть вечера я позвонил Таре с просьбой забрать меня из отеля.

- Вы уверены, Махараджа? – спросил Тара.

- Да, – ответил я, накрывая влажной тканью голову, – мне гораздо лучше.

Приехав в центр, я изобразил большую улыбку, чтобы убедить всех, что я здоров, и отправился давать лекцию. Пока я говорил, я забыл о своей болезни, и позже уже воспевал и танцевал вместе со всеми. Как только гости разошлись, подошла Радха Сакхи Вринда:

- Гуру Махараджа, – сказала она, – Вам не следует проводить программы, когда Вы так больны.

- Я не хотел упускать возможность попроповедовать. Греция такое вдохновляющее поле проповеди.

- Тем не менее, – настаивала она, – Вам не следует так напрягать себя.

- Китайский предсказатель судьбы говорил, что наши программы будут успешными лишь частично, но он не сказал, что все они будут неудачными,- сказал я, усмехнувшись. – Так что я должен был посетить хотя бы одну из них.

- Хорошо. Спасибо, что приехали к нам. Никто сюда не приезжает, хотя Вы могли убедиться, какой интерес вызывают у людей программы, – сказала она.

Когда я собирался уезжать, ко мне подошла одна женщина.

- Ваш учитель когда-либо бывал в Греции? – спросила она.

Я остановился, чтобы немного подумать.

- Нет, насколько мне известно, – ответил я.

- Очень жаль, – сказала она,- я думаю, даже короткий визит мог бы многое изменить в этой стране.

Ранним утром следующего дня мы с Уттама-шлокой поймали такси до аэропорта. Пока мы ехали, таксист на ломаном английском поинтересовался у меня:

- Вы из какого-то духовного движения?

- Да, так. Из движения Харе Кришна, – ответил я.

- Как вам понравились Фессалоники? – спросил он.

- Очень красивый город, – сказал я.

- Верно,- согласился таксист,- и люди здесь с открытыми мозгами. Уважают другие культуры.

- Вы хотите сказать “с умом, восприимчивым к новым идеям”? – сказал я с улыбкой, поправляя его английский. – Да, Вы правы, нас здесь очень хорошо приняли.

- Я вижу, Вы – духовный человек. Не могли бы вы научить меня, как стать умиротворенным? – попросил таксист. – Весь день и пол-ночи я провожу в этом такси. Сплошной стресс и напряжение.

- Хорошо, – сказал я, – я могу обучить Вас песне, которая даст Вам мир и счастье, где бы Вы ни были. Она состоит из различных имён Бога на санскрите.

- Я готов, – сказал таксист.

- Повторяйте за мной, – сказал я, и научил его Харе Кришна маха-мантре, слово за словом. – Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна…

- Мне понравилось,- сказал таксист, когда мы закончили.

Когда мы приехали в аэропорт, он подогнал машину прямо к тротуару. Как только мы распахнули двери машины и вышли, парень вынул наши вещи из багажника и передал нам. А затем сел обратно в такси.

- Прошу прощения, сэр,- окликнул я его, – сколько мы вам должны?

- Как можно расценить умиротворение, – ответил он с улыбкой и отъезжая, принялся напевать Харе Кришна мантру.

Вечером я наткнулся на одну из бесед Шрилы Прабхупады:

“Леди: В какой из европейских стран движение сознания Кришны будет самым влиятельным и успешным?

Прабхупада: Повсеместно.

Леди: А в Греции?

Прабхупада: В Греции я никогда не был.

Сатсварупа: Вы говорили, что были в аэропорту в Афинах, и люди там воспевали.

Прабхупада: Да, это так.

О’Грэди: Правда?

Леди: Мне кажется, что в Афинах они бы подверглись опасности. Никак это движение не может быть успешным ни Афинах, ни в Греции вообще.

Прабхупада: Это был транзитный перелет из Лондона в Найроби. Несколько молодых людей в зале ожидания стали петь Харе Кришна, как только увидели меня.

О’Грэди: Неужели? В Греции, в Афинах?

Прабхупада: Да, в Афинах.

О’Грэди: Невероятно.

( из разговора с ирландским поэтом Десмондом О’Грэди, май 1974 )