История недовольства

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
  

За несколько недель до поездки в Россию я позвонил Уттама-шлоке дасу и попросил его организовать программу на юге России перед ежегодным российским фестивалем на Чёрном море. Когда я прилетел в Москву, он встречал меня в аэропорту.

- Мы должны поспешить, – сказал он. – У нас пересадка на рейс в Адыгею в другом аэропорту, до которого еще нужно добраться.

- Адыгея? – переспросил я. – Первый раз слышу. Где это?

- Это маленькая автономная республика в предгорьях Кавказа, – говорил он, пока мы усаживались в такси. – Население – всего 500 000 человек, но при этом – собственный президент, законодательные органы и законы. Трое представителей от Адыгеи заседают в российском парламенте. Власти внимательно следят за обстановкой в республике, потому что 90 процентов населения – мусульмане, и в истории региона были случаи проявления недовольства существующим порядком.

- Если так, то что мы будем там делать? – спросил я.

- Ваша ученица Мадира даси и ее семья творят чудеса проповеди в этой самой республике, – услышал я в ответ.

Двумя часами позже мы вылетели в Краснодар. Перелет занял три часа, и по прибытии мы сразу отправились на машине в столицу Адыгеи – Майкоп. Местность вокруг была довольно живописной: густые леса, небольшие села с деревянными домиками, напоминающими Россию 18-го века. На многих домах красовались флаги Адыгеи – зеленые полотнища с золотыми звездами и тремя перекрещивающимися стрелами.

- Сорок процентов территории республики покрыто лесами, – сказал Уттама-шлока, – и почва очень плодородна. Но люди, в основном, разводят свиней и овец, а на земле выращивают табак, и это один из беднейших регионов России.

После долгой езды мы, наконец, прибыли в Майкоп. Он мало чем отличался от других российских городов, разве что не было видно церквей, – лишь одна большая мечеть в центре города. На улицах было полно людей: одни спешили по магазинам, другие неторопливо прогуливались.

- Отличное место для харинамы, – сказал я. – Может, выйдем все дружно на часок-другой..?

- Не стоит, – сказал Уттама-шлока, – это рискованно. Люди здесь очень религиозны. Нас могут задержать, или еще что похуже… Сейчас обстановка особенно накалена из-за недавних событий в соседних Южной Осетии и Абхазии. И хотя Абхазия провозгласила независимость еще в 1999 году, Грузия по-прежнему считает ее своей частью, пусть и мятежной. Недавно и Южная Осетия захотела независимости, и Грузия напала на неё. А Россия пришла на помощь Осетии и отразила грузинское нападение.

- Я слышал, – сказал я. – Это было во всех новостях.

- Республики этого региона недолюбливают Грузию, поскольку чувствуют угрозу с ее стороны, – добавил он, – а другая причина в том, что Грузия – христианская страна.

- Западные СМИ рисуют несколько другую картину, – заметил я.

- Так всегда бывает, – сказал Уттама-шлока.

- Это политика, – подытожил я, – а мы здесь для того, чтобы поделиться сознанием Кришны с каждым, кто готов слушать.

В этот момент мы как раз подъехали к дому Рамазана и его жены Мадиры. Приняли нас очень тепло: собралось много народу, слышался негромкий киртан.

- Не хотим привлекать лишнего внимания соседей, – смущенно пояснил Рамазан, провожая нас в дом.

Как только за нами закрылись двери, преданные устроили поистине мощный киртан. Я сел и осмотрелся: в убранстве дома, наряду с картинами на темы сознания Кришны и прочей атрибутикой, проглядывали черты исламского декора. Но главным украшением комнаты, без сомнения, был прекрасный алтарь как раз напротив того места, где я сидел.

- Прошу прощения, что не говорю по-черкесски, – обратился я к присутствующим преданным и гостям. – С вашего позволения, я буду говорить по-английски, а Уттама-шлока переведет мои слова на русский.

И я прочел небольшую лекцию о явлении Господа и Его представителей в материальном мире.

- Иногда Господь приходит Сам, – начал я, – или посылает Своих представителей, таких как Мохаммед, Иисус и другие святые личности. Но цель всегда одна и та же: напомнить нам, что все мы – дети Бога, вне зависимости от места рождения и национальности. Главное то, что Бог – Отец. Здесь в Адыгее вы говорите: “Аллах Акбар!” – “Господь велик!” А в сознании Кришны мы обращаемся к Отцу, называя Его другим именем: Кришна. Почему наше движение становится все более популярным во всем мире? Потому что мы даем исчерпывающую информацию об Отце. Цель религии – любить Его, но чтобы кого-то полюбить, нужно его узнать.

Собравшиеся внимательно слушали, а я старался представить нашу философию в таком свете, чтобы привлечь их и, вместе с тем, не оскорбить. У меня уже был опыт общения с мусульманской аудиторией, так что я чувствовал себя вполне комфортно. Похоже, лекция им понравилась, насколько я мог судить по тому, с каким энтузиазмом они воспевали Харе Кришна в киртане.

Затем Мадира и ее дочь Вишну-прия даси представили мне по очереди всех гостей, многие из которых регулярно посещают их еженедельные нама-хатты.

Я поздравил Рамазана и Мадиру со значительными успехами в распространении сознания Кришны в регионе.

- В таких обстоятельствах это не самая легкая задача, – сказал я.

- Моего мужа дважды забирали на допрос в ФСБ, – сказала Мадира. – Они интересовались, почему он проповедует чуждую религию здесь, в Адыгее. Ему как-то удалось убедить их в том, что мы не представляем угрозы, и они оставили нас в покое. Хотя, подозреваю, что мы все еще находимся у них под наблюдением.

Подошло время прасада. “Мужчины почтут прасад на втором этаже, – сообщил мне Рамазан, – здесь такой обычай.”

Наверху же беседа вскоре свелась к конфликту между Грузией и ее мятежными регионами.

- Грузины уничтожили 1600 человек при обстреле Цхинвали в Южной Осетии, – начал один из гостей. Ему вторил другой:

- Если бы все это затянулось, мы бы отправились туда и вступили в схватку с грузинами, как это было в 1992-93 годах в войне за независимость Абхазии.

По мере того, как мужчины продолжали обсуждение последних событий, я чувствовал, что у сознания Кришны здесь есть серьезные соперники – национальные и религиозные проблемы, управляющие эмоциями местного населения. Теперь я понимал, почему Уттама-шлока отговаривал меня от харинамы. Я четко осознал, что в некоторых уголках планеты нашему движению нужно подождать подходящего времени, чтобы развернуться в полную силу, но тем энергичнее нужно проповедовать там, где обстановка этому благоприятствует.

Пора было менять тему, а потому я повернулся к Мадире, раздававшей прасад, и спросил:

- Сколько лет прошло с тех пор, как Рамазан сделал вам предложение?

Она покраснела, а Рамазан от души расхохотался.

- Я не делал ей предложения, – сказал Рамазан, – я украл ее.

Я чуть не выронил ложку.

- Здесь такая традиция, – пояснил он. – Если тебе нравится девушка, и ты хочешь взять ее в жены, ты должен ее украсть.

- Понятно, – сказал я, предусмотрительно опуская ложку на стол.

- Ну да, – продолжал он, – однажды ночью я залез в дом ее отца через окно и унес ее. За нами гналась вся ее семья, но я был быстрее!

- А потом они разве не преследовали вас? – спросил я.

- Нет, – ответил он, – ведь на следующее утро она уже была моей женой.

Мадира кивнула.

- Вот почему мы запираем все окна и двери на ночь, – добавила она, – чтобы не похитили нашу дочь, которой уже 22. Мы, конечно же, хотим, чтобы она вышла замуж за преданного.

- А как вы все вообще стали преданными? – спросил я. – Ведь здесь так сильны исламские традиции.

- В 1991 году мы с Вишну-прией приехали в Москву, – рассказала Мадира, – и случайно увидели по телевизору программу о сознании Кришны. Преданные там с энтузиазмом пели и танцевали. Мне так понравилось! Следующие несколько дней я пыталась выяснить, как мне их найти, но никто не знал. Целых два года я молила Господа помочь мне разыскать преданных. Однажды я просто шла по улице здесь, в Майкопе, и ко мне подошел преданный санкиртаны с книгами. Я не могла поверить своей удаче. Я знала, что Господь услышал мои молитвы. И я купила “Бхагавад-Гиту” и “Источник вечного наслаждения”. В конце книг было приложение, где описывалась практика сознания Кришны в домашних условиях. С того дня мы с Вишну-прией стали повторять по 16 кругов в день.

- А Рамазан? – спросил я.

Она рассмеялась:

- Он с головой ушел в свой бизнес и как-то раз сказал мне: “Пока ты будешь практиковать от моего имени. Я присоединюсь позже”. И только недавно он принял решение повторять 16 кругов. Десять лет назад мы начали проводить нама-хатты каждую неделю, а сейчас многие жители в округе повторяют мантру. И пусть мы не можем проповедовать открыто, но слава сознания Кришны передается из уст в уста, от дома к дому. Мы знаем, что это единственное решение всех проблем для жителей кавказского региона. Здесь по-прежнему много разногласий, а сколько крови пролито за эти годы..! Сознание Кришны – единственный путь к миру, поскольку мы считаем все души равными по своей духовной природе. Пока результаты проповеди невелики, но мы полны решимости продолжать ее.

- Вы являете собой замечательный пример для всех преданных, – сказал я.

Позже вечером, лежа в кровати, я подумал о двух стихах:

йаванто ваишнава локе
паритранасйа хетаве
ратанти прабхунадишта
деше деше грхе грхе

“Все вайшнавы мира по велению Господа
прославляли Его имена от дома к дома,
из страны в страну, чтобы спасти падшие души”.

джагад бандхор джагат картур
джагатам трна хетаве
йатра татра харех сева
киртане стхапите сукхе

“Мир воцаряется там, где широко распространено служение Господу,
защитнику и творцу Вселенных, и совместное воспевание Его имен”.

[ Шрила Сарвабхаума Бхаттачарья, Сушлока-Шатакам, тексты 47-48 ]