Её собственной рукой

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 9. 2008
   место: Вриндаван

Для большинства людей Новый год начинается первого января. Для меня же он начинается в начале октября, когда заканчивается мой ежегодный проповеднический тур по всему миру, и я отправляюсь во Вриндаван, чтобы восстановить свои духовные силы.

Перед тем как отправиться в Индию в этот раз, я сел и расписал свой план на 2009 год. Закончив, я обнаружил, что нет практически ни одного свободного дня между поездками по всем континентам, где меня ожидают около ста масштабных фестивалей в Польше, Англии, Южной Африке, Гонконге и Австралии.

Я посмотрел на свое расписание и покачал головой.

- Мой дорогой Господь Кришна, – произнес я вслух, – пожалуйста, дай мне вдохновение, духовную силу и энергию, чтобы выполнить всё это служение.

Хотя за последние 38 лет я уже много раз посещал Вриндаван, каждый раз, вновь приезжая туда, я ожидаю чего-то необычного. При посадке в Лондоне на рейс до Дели я так волновался, будто ехал во Вриндаван впервые в жизни.

Когда самолет взлетел, я стал размышлять над тем, какой была Индия в 70-е и 80-е годы. В те дни ее считали страной третьего мира, и на Западе я часто слышал выражение “голодные толпы”. Конечно, в Индии не было никаких голодных толп, но мало кто знал реальные факты, всё основывалось на слухах.

Когда самолет набрал высоту и на табло загорелась надпись, что можно расстегнуть ремни безопасности, я взял журнал “Интернешнл Геральд Трибьюн” и наткнулся на статью о том, что Президент Буш подписал соглашение с Индией о продаже ядерных технологий, что ознаменовало конец 30-летнего запрета.

Это открыло Индии доступ к технологиям использования атомной энергии в мирных целях и позволило ядерным корпорациям Америки и Европы заключить контракт стоимостью 27 млрд. долларов на строительство 18 или 20 атомных реакторов на территории Индии. “Как изменились времена”, – подумал я.

К сожалению, восхождение Индии к мировому господству отразилось даже на таких местах как Вриндаван. Сонный маленький городок, в который я приехал в 1973-м, превратился в мини-мегаполис с гостиницами, домами, магазинами, построенными за невероятно короткое время. Остались в прошлом те спокойные тихие дни, когда можно было пройти по Вриндавану, не продираясь сквозь огромную толпу и не уворачиваясь от моторикш, автобусов и машин.

Тем не менее, Вриндаван остается и всегда будет оставаться чистым благословенным местом, которого никогда не коснется мирская скверна. Чтобы углубить свое понимание дхамы, во время полета я прочитал несколько стихов из Шримад-Бхагаватам.

Сойдя с самолета, я взял такси до Вриндавана. Когда мы въехали в город, я попросил водителя остановиться, вышел из машины и по традиции простерся в пыли, к большому удивлению проезжавших мимо туристов.

Я вошел в свою комнату и достал компьютер, чтобы проверить электронную почту. И тут, поймав себя на мысли, что не для этого сюда приехал, отложил компьютер в сторону.

Расположившись, я достал мобильник, чтобы позвонить Джаятаму дасу в Польшу и узнать, как прошел его обед с послом Индии. И снова остановил себя. “Это может подождать”, – тихо сказал я.

Через несколько минут зашел преданный, чтобы поприветствовать меня.

- Добро пожаловать в святую дхаму, Махараджа, – сказал он. – Как прошло путешествие?

Я рассказал ему.

Затем он заговорил о мировых новостях.

- Что думаете о предвыборной гонке кандидатов в президенты США? – спросил он. – Как считаете, Обама сможет победить?

- Трудно что-то сказать в данный момент, – начал я.

И снова остановил себя. “Ну вот, опять”, – думал я.

И вежливо извинился, сославшись на то, что у меня много дел.

Когда мой друг ушел, я сел перед своими Божествами и стал молиться, чтобы Они показали мне, как достичь моей цели поездки во Вриндаван: углубить любовь к Господу и получить духовную силу, чтобы выполнить все то нелегкое служение, которое ждет меня в будущем году.

Позже вечером я решил совершить парикраму вокруг Вриндавана. Я взял четки и отправился босиком на двухчасовую прогулку.

За первым же поворотом я увидел, как один мужчина вышел из своего дома и сел на велосипед. Как только он тронулся, его дочка лет пяти, выскочив из дома, бросилась за ним по улице. Плача, она снова и снова кричала ему вслед. Через несколько мгновений он уже скрылся из вида. Малышка остановилась, упала на землю и разрыдалась.

“Спасибо, что показал мне это, мой Господь, – подумал я. – Если я смогу научиться плакать по Тебе так же неистово, как эта девчушка плачет по отцу, моя духовная жизнь увенчается успехом”.

На следующий день приехали преданные с разных стран мира, чтобы принять участие в парикраме, возглавляемой Б.Б.Говинда Махараджей и мной. На три недели мы погрузились в киртаны и лекции во Вриндаване, Джайпуре и Хришикеше. Приходя в каждый храм и самадхи, погружаясь в каждую святую реку и кунду, я усердно молился, чтобы в моем сердце пробудилась любовь к Радхе и Кришне и чтобы у меня была сила проповедовать в наступающем году.

И по милости Господа вдохновение не покидало меня.

Во время парикрамы вокруг Говардхана на полпути я почувствовал усталость. “Может быть, лучше сдаться?” – думал я.

Я тащился со скоростью улитки, думая о боли в мышцах и усталости в ногах. Неожиданно мимо меня быстро прошел паломник, повторяя молитвы, прославляющие холм Говардхан. Я присмотрелся к нему и с удивлением обнаружил, что он был абсолютно слеп.

“Несмотря на слепоту, он, как и все остальные, стремится совершить 16-мильное путешествие, – подумал я. – Как могу жаловаться я?”

Я догнал его и остаток пути следовал за ним по пятам. Слушая его молитвы, я сам молился, чтобы обрести ту же решимость.

Спустя несколько дней наша группа отправилась на парикраму на Варшану, где Шримати Радхарани жила со своими родителями, царем Вришабхану и царицей Киртидой Сундари. Утомленный предыдущей парикрамой, я проснулся поздно и, чтобы успеть вовремя, провел пуджу очень быстро.

А потом стал ругать себя. “Нельзя совершать пуджу впопыхах, особенно в дхаме”, – думал я.

В этот день, когда мы с группой преданных поднимались извилистыми дорожками к Варшане, я увидел, как одна пожилая женщина несла Божество Гопала в корзинке. В каждом святом месте она останавливалась и показывала Гопалу окрестности. Она так заботливо и нежно обращалась с Ним, что было очевидно, что она очень Его любит.

Вот она рассмеялась и стала покачивать корзину.

- Кришна, озорник, – сказала она Божеству, – вот место, где Ты остановил Радхарани и гопи и попытался взять с них налог за их молочные продукты.

“Спасибо Тебе за еще один урок, мой Господь, – сказал я тихо. – Я могу лишь надеяться, что однажды смогу поклоняться Тебе в форме Божества с такой любовью и преданностью”.

Но мне хотелось все больше вдохновения, и я обратился к своему другу, Чатуратме дасу.

- Прабху, – сказал я, – можешь порекомендовать мне книгу с жизнеописаниями великих преданных, живших в дхаме?

- “Према Виласа” Нитьянанды даса, – ответил он. – Она наполнена играми великих преданных, таких как Джахнава Мата, супруга Господа Нитьянанды. И там в мельчайших подробностях описана жизнь Нароттамы даса Тхакура и Шриниваса Ачарьи.

- Она авторитетна? – поинтересовался я.

Чатуратма улыбнулся и ответил:

- Шрила Прабхупада цитирует ее в комментарии к 60-му стиху 13-й главы Ади-лилы “Шри Чайтанья-Чаритамриты”.

Я нашел экземпляр этой книги, изданной Ишвара дасом из “Тачстоун Медиа”, ИСККОН. Читая о предыдущих ачарьях и их любви к Вриндавану, я с каждым днем все больше преисполнялся энтузиазма.

Но когда месяц Картика подходил к концу, я обнаружил, что жажду еще больше милости. “Мне еще никогда не приходилось участвовать в ста фестивалях за год”, – думал я.

В последний день пребывания во Вриндаване перед своей последней парикрамой вокруг дхамы я простерся в ее пыли.

“Моя дорогая Радхарани, царица Вриндавана, – взмолился я, – пожалуйста, пролей на меня особую милость”.

Во время прогулки я старался сохранить в памяти образы всех храмов, Божеств и самадхи в надежде, что эти воспоминания будут со мной на протяжении всего года.

“Рупа Госвами говорит, что если не можешь все время жить во Вриндаване, – думал я, – то тогда постоянно помни о святых местах. И так будешь вдохновлен всегда”.

Перед завершением парикрамы я зашел в гости к своему духовному брату Кирану Прабху, пригласившему меня на обед.

Киран жил в Индии уже почти 30 лет, проповедуя большую часть времени в Западной Бенгалии. За это время он написал книгу о святых местах Бенгалии и об играх Господа Чайтаньи и Его спутников в тех краях.

После обеда мы заговорили об издании его книги. Перед уходом я зашел в его комнату, чтобы получить даршан Божеств. К удивлению своему на алтаре я обнаружил только рамку с небольшими тонкими дощечками из старого дерева внутри. Присмотревшись, я увидел, что на дереве есть поблекшие надписи.

- Что это? – спросил я Кирана.

Он с любовью посмотрел на рамку.

- Это написано рукой Гададхара Пандита, – сказал он, – Из Панча-Таттвы.

- Рукой Гададхара Пандита? – удивился я. – Воплощения Шримати Радхарани в играх Господа Чайтаньи?

- Да, – шепотом сказал он. – Это кусочек из “Бхагавад-гиты”, которую он переписывал.

Мои глаза расширились от удивления.

- Это упоминается в нашей Гаудия-Вайшнавской литературе, – добавил он.

- Как тебе удалось раздобыть это? – спросил я.

- Я занимался служением в фонде “Бхактиведанта Чарити”, основанном Шрилой Прабхупадой в 1970-х для восстановления старых храмов в Бенгалии, – ответил Киран. – Однажды я посетил храм в Бхаратпуре, в котором хранят эту “Бхагавад-гиту” и поклоняются ей. Раз в году в день ухода Гададхара Пандита ее выставляют на всеобщее обозрение. Я пришел как раз в тот момент, когда служитель храма доставал из коробки этот священный текст на тонких дощечках. Он повернулся и врезался в колонну, и несколько хрупких дощечек, расколовшись, упали на землю. Мы оба просто окаменели. Потом я осторожно присел и поднял несколько фрагментов с письменами. Так получилось, что священник не протестовал. С того дня я предлагаю бхогу и арати этим обломкам книги.

Я не мог совладать с собой.

- О Прабху, – выпалил я, – можешь дать мне маленький кусочек? Хотя бы одну букву?

- Как я могу отказать тебе? – ответил Киран. – Ты выполняешь столько служения на Западе.

Он взял рамку и открыл ее. Пинцетом взял кусочек дерева с идеально выведенной буквой и осторожно положил в мою трепещущую ладонь.

В тот вечер я лежал и читал заключительные главы “Према Виласы”. Я хотел дочитать книгу до отъезда из дхамы. Мне приходилось бороться со сном, пока я не наткнулся на следующий абзац, который подтверждал то, о чем рассказал мне Киран:

“О читатели, слушайте внимательно. Однажды, когда Гададхар Пандит переписывал “Бхагавад-гиту”, Господь Чайтанйа спросил:

- О Пандит, что ты пишешь?

- Я переписываю Бхагавад-гиту, – ответил Гададхара Пандит.

Господь решительно отобрал у него письменные принадлежности, записал одну шлоку и вернул Гададхару. Когда Гададхара Пандит прочитал стих, он возликовал и стал возносить Господу молитвы. Господь Чайтанйа обнял Гададхара Пандита, и тот быстро закончил свою работу над “Бхагавад-гитой”.

Прямо перед своим уходом Гададхара Пандит позвал Наянанда Мишру и сказал: “У меня есть Божество Кришны, я носил Его на груди. Теперь ты должен поклоняться Ему со всем тщанием. Также заботься о Божестве Гопинатхи. И возьми эту “Бхагавад-гиту” и поклоняйся ей со всей преданностью. Господь Чайтанйа Сам записал там шлоку”.

Сказав это, Гададхара Пандит покинул этот мир. Наянанда Мишра провел все необходимые ритуалы после ухода духовного учителя и переехал в Бхаратпур.

“Желая служить лотосным стопам Шри Джахнавы и Вирачандры, я, Нитйананда дас, повествую “Према Виласу”.

( Нитйананда дас, “Према Виласа”, 22 виласа )

Когда я дочитал этот абзац, чувства переполняли меня.

“Я получил ответ на свои молитвы, – думал я. – По милости Шримати Радхарани теперь у меня есть маленький кусочек этого священного текста. Ведь это написано Её собственной рукой. Разве может проповедник, пытающийся служить священной миссии Шри Чайтанйи Махапрабху, желать большего вдохновения и милости?”

На следующий день я покинул святую дхаму, полностью восстановленный и готовый к служению и трудностям, которые ждали меня впереди.