Гита наяву

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 11. 2009-2011
  

Когда в начале июля я прилетел из Соединенных Штатов в Варшаву, Польша все еще оплакивала своего Президента Леха Качиньского, погибшего в авиакатастрофе в начале апреля в России. Его жена и множество первых лиц Польши погибли вместе с ним. Первый тур досрочных выборов нового президента был намечен на 5 июля, день нашего первого фестиваля на побережье Балтийского моря.

На следующий день я сел на маленький самолет до Щецина, городка, расположенного рядом с нашей базой на побережье. Мне предстояла восьмичасовая поездка: перелет, и потом поездка на машине. Я плохо себя чувствовал из-за смены часовых поясов, и чтобы избежать разговоров в самолете, не стал надевать вайшнавскую одежду. Сев в самолёт, я сразу почувствовал мрачное настроение пассажиров.

Спустя пятнадцать минут полета мужчина, сидевший рядом со мной, спросил:

- А вы знаете, что люди на вас смотрят?

Я оглянулся вокруг и поймал на себе взгляды нескольких пассажиров, которые и в самом деле неотрывно смотрели на меня. Они тут же отвели глаза.

- Нет, я этого не замечал, – ответил я.

- А кто вы? – спросил он.

- Меня зовут Тиббиттс, сэр, – сказал я. – Лечу на побережье в небольшой отпуск.

- Вы не в отпуске, – ответил он. – Я тоже за вами наблюдал. У вас какая-то цель. Так кто же вы на самом деле?

Я улыбнулся про себя, восхитившись его интуиции.

- На самом деле, – ответил я, – я преданный Харе Кришна, лечу принять участие в ежегодном Фестивале Индии на побережье.

- О, Фестиваль Индии! – воскликнул он. – Я хорошо его знаю. Я был на трех ваших фестиваля в 90-х. Это было замечательно.

- Спасибо, – поблагодарил я. – С тех пор у нас многое изменилось. Вы должны прийти еще раз.

- Приду, – ответил он.

- Скажите пожалуйста, – сказал я, – как вы догадались, что у меня есть цель в жизни?

- Я уже сорок лет как адвокат, – улыбнулся он. – Видеть истинные намерения людей – моя работа.

В Щецине меня встретил Амритананда дас и отвез в школу, – она гудела, как улей. Я сразу нашел Нандини даси, которую не видел десять месяцев.

Мы поприветствовали друг друга и приступили к делам.

- Я не получил от тебя ни одного срочного сообщения, – сказал я, – Так что, полагаю, все идет хорошо.

- Я не хотела беспокоить вас, – ответила она. – У вас и так полно забот. Несколько фестивалей были на грани срыва. Только сегодня утром нам выделили площадку в Джвиржино для первого фестиваля в этом сезоне.

- Что? – удивился я. – Ведь фестиваль в Джвиржино сегодня вечером.

- В этом году в городах на побережье сплошная политика, – сказала Нандини. – Многие из тех, кто нам помогал до этого, потеряли свою работу или переехали.

“- В прошлом месяце, – продолжала она, – когда я пришла в муниципалитет в Джвиржино, никто меня не знал, и никто не проявил особого интереса к летним фестивалям. Я не оставляла своих попыток, но безуспешно. Сегодня утром я попыталась в последний раз. Я сидела в толпе людей, ожидающих приема у секретаря. Прошло два часа, и вдруг мужчина, выходящий из своего кабинета, узнал меня:

- О, здравствуйте. Что вы здесь делаете?

- Пытаюсь получить разрешение провести Фестиваль Индии.

Он повернулся к секретарю и сказал:

- Эта девушка и ее команда проводят фестивали в нашем городе уже много лет. Немедленно помогите ей.

Так внезапно я оказалась первой в очереди.

Секретарь спросила:

- Чем могу вам помочь?

Я ответила:

- Нам нужна площадка для проведения программы. Достаточно большая. Мы ожидаем около пяти тысяч человек.

Она с изумлением взглянула на меня. Затем проверила у себя в компьютере:

- Сожалею, но все площадки заняты.

Казалось, я снова уткнулась в стену, но решила попытаться последний раз. Я попросила:

- Не могли бы вы спросить главу городского Комитета по культуре?

Просто чтобы успокоить меня, она взяла телефон и позвонила. Она сказала:

- Простите за беспокойство, пан такой-то, но здесь девушка, которая хочет провести шоу на пять тысяч зрителей.

Она посмотрела на меня:

- Он хочет знать, что это за мероприятие.

- Фестиваль Индии, – ответила я.

Она повторила: “Это Фестиваль Индии”.

Ее лицо побледнело, и она залепетала:

-Да, сию секунду. Прошу прощения. Вот она, – и подала мне трубку.

Оказалось, глава Комитета помнит меня с прошлого визита, так что он сразу начал извиняться:

- Простите за неудобства, очень, очень сожалею. Ваш фестиваль – одно из самых ярких событий лета в моем городе. Я удивлялся, что в этом году о вас ничего не было слышно!

- Я месяц пыталась договориться, но казалось, в администрации не осталось никого, кто бы нас знал. Секретарь сказала мне, что подходящих площадок нет, – ответила я.

Он задумался на мгновение и сказал:

- Мы предоставим вам небольшой парк прямо в центре города. Вам даже не придется рекламировать фестиваль – никто не сможет пройти мимо”.

- Вот как все это было, – улыбнулась Нандини.

- Просто удивительная история, Нандини, – сказал я. – По крайней мере, начальство о нас помнит.

В тот вечер, казалось, весь город пришел на наш фестиваль, – было намного больше привычных пяти тысяч человек.

- Только посмотрите, Шрила Гурудева, – сказала Нандини, когда мы прогуливались по фестивальной площадке. – Посмотрите, как Господь Чайтанья помогает нам.

- Я часто был свидетелем Его милости на этом туре, – ответил я, – но все не перестаю удивляться.

Нандини рассмеялась:

- Сегодня утром произошло еще кое-что. Я долгое время боролась за фестиваль в Устроение Морские. Мы планировали провести его на следующей неделе. Место, которое мы использовали каждый год, купил диско-бар. Они собирались поставить там столики, чтобы люди могли, выйдя, пить пиво сидя на улице. Я много раз обращалась к ним с предложением арендовать у них площадку, – они только смеялись в ответ.

- Вчера вечером я предприняла последнюю попытку, – продолжала Нандини. – Я поговорила с человеком, который купил это место. Он рассмеялся и сказал:

- Культурное мероприятие? Вы это что, серьезно? Наша культура – пить пиво и танцевать с сексуальными женщинами.

Сегодня утром он позвонил мне, – было шесть утра. И сказал:

- Можете использовать площадку.

Я остолбенела, а потом сказала: “Большое спасибо. А что заставило вас передумать?”

Он ответил:

- Мне приснился сон этой ночью, удивительный сон. Проснувшись, я сказал жене, что хочу, чтобы этот духовный фестиваль состоялся в нашем городе. Она возразила, что тогда мы потеряем деньги. Но я уже принял решение, так что не важно.

Нандини пожала плечами и подняла глаза.

- Видите, Шрила Гурудева, – сказала она, – все происходит только благодаря непостижимой милости.

Через десять дней мы проводили фестиваль в Устроение Морские. Я наслаждался им больше других, зная, что все это происходит лишь по воле свыше. Тысячи людей допоздна гуляли по площадке, наслаждаясь всем, что происходило на сцене, в палатках и в вегетарианском ресторане.

Когда я прогуливался по нашей площадке, ко мне подошел мужчина и начал рассказывать замечательную историю:

- Тридцать лет назад я путешествовал по Индии. Я ехал из Дели в Агру, чтобы посмотреть Тадж Махал. Вдруг водитель моего такси свернул с шоссе к маленькому городку. Когда мы проезжали его, я привлекся множеством храмов и святых и попросил его высадить меня.

Я бродил по округе и зашел в храм с тремя большими алтарями. Там было много людей, и индусов, и с Запада, поющих и танцующих перед статуями на алтарях. Атмосфера была удивительной. Я просто не мог заставить себя выйти оттуда. И я приходил в этот храм каждый день в течение недели. Это было божественно. Я даже размышлял над тем, чтобы пожить там какое-то время, но семейные дела и бизнес заставили меня вернуться на Запад. С тех пор я часто думал о том храме и духе, который царил в нем.

И вот сегодня произошло нечто весьма странное. Я увидел, как вы поете на пляже и раздаете приглашения на фестиваль. Каким-то образом ваше пение напомнило мне тот храм в Индии. Я решил прийти на ваше мероприятие, и что же? Я ошеломлен. Я испытываю то же счастье и радость, что и в том храме в Индии. Не могу понять, почему.

- А Вы помните что-нибудь конкретное об алтарях того храма? – спросил я.

- Да, сэр, – ответил он. – На алтаре слева были статуи двух юношей, танцующих с воздетыми руками. На алтаре посередине были двое мальчиков в непринужденных позах, один из них черный, а другой белый, у одного была флейта. А на алтаре справа стояли прекрасные юноша и девушка. Юноша также держал флейту.

- Этот храм называется “Кришна-Баларама мандир”, – сказал я. – Это один из наших самых главных центров. Этот фестиваль является экспансией того храма. Мы – как путешествующий храм.

Он схватился за голову.

- Удивительно! – воскликнул он.

- Возможно, на этот раз вам не стоит уезжать, – улыбнулся я.

Через секунду ко мне подошел преданный и представил меня другому мужчине. Мужчина стал трясти мою руку.

- Я все еще не могу поверить! – проговорил он.

- Поверить чему? – спросил я.

- Я профессор философии, – начал он. – Несколько месяцев назад я заинтересовался восточной религией. Я наткнулся в Интернете на Бхагавад-гиту и заказал себе экземпляр. Я взял ее с собой в отпуск и читал на пляже, как вдруг среди песков появляетесь вы со своей песней. Впервые увидев вас, я просто посмеялся. Подумал, что вы какой-то культ, и сказал себе: “Этим ребятам стоит почитать Бхагавад-гиту, чтобы узнать, что такое настоящая индийская культура”.

Когда группа проходила мимо, кто-то дал мне приглашение на фестиваль в Джвиржино, проходивший на прошлой неделе. Просто ради смеха я решил пойти. Но когда вы читали лекцию со сцены, я получил самое большое потрясение в своей жизни. Вы начали с того, что ваше движение является авторитетным, поскольку основывается на древнем писании, Бхагавад-гите. Я чуть не упал, когда вы показали ту же книгу, что я заказал он-лайн: “Бхагавад-гита как она есть” Свами Прабхупады. Я приехал в Устроение Морские только для того, чтобы сказать Вам, что ваши фестивали – это Гита наяву.

- Большое спасибо, – ответил я. – О лучшем комплименте я не мог и мечтать.

В этот момент ко мне подбежал Браджа Кишор даса, наш распорядитель сцены.

- Махараджа, – сказал он, – Вы опаздываете на свою лекцию и заключительный киртан.

Я бросился к сцене, прихватив с собой профессора, и начал свое двадцатиминутное выступление, а он удобно устроился в первом ряду. Когда я закончил, вся аудитория аплодировала, а я пересел, чтобы провести заключительный киртан.

“Благодарю Тебя, Господь, – думал я. – Эти люди почти потеряли возможность услышать святые имена. Спасибо, что вмешался”.

Я начал петь медленно, а когда преданные и гости начали безудержно танцевать, ускорил ритм. И молодые, и старые кружились в хороводе перед сценой. Не было ничего нового – это происходит каждый вечер – но каким-то образом с каждым разом становится все лучше и лучше.

Я не знаю, сколько мы пели, но Джаятам дас уже подошел к сцене и показывал мне на часы.

- Уже больше десяти, – смог я прочитать по его губам. – Нам нужно заканчивать.

Я завершил киртан и с грустью смотрел, как люди покидают территорию фестиваля. Когда я спустился со сцены, ко мне подошел мужчина.

- Мне надо с вами поговорить, – сказал он. Помолчал мгновение, а затем вложил мне в руку пятьдесят злотых.

- Можете благословить меня? – попросил он. – Пожалуйста, умоляю вас, возьмите деньги и благословите меня, чтобы я никогда не забыл слова той песни, которую вы пели. Я хочу запомнить ее и петь каждый день до конца моей жизни и быть таким же счастливым, как все вы. Никогда я не испытывал такой радости, как сегодня вечером, когда пел вместе с вами.

Вокруг начали собираться люди.

- Благословите его! – сказал один мужчина.

- Вы ведь не сможете отказать ему? – добавила женщина.

- Хорошо, сэр, – улыбнулся я. – Я благословляю вас всегда воспевать святые имена Кришны и вечно быть счастливым.

Зрители захлопали.

На базу я возвращался с несколькими преданными. Мы все молчали. Все были погружены в размышления о потоке милости этого вечера.

- Шрила Гурудева, – нарушил молчание Амритананда, – Вам понравился фестиваль?

- Это игры Махапрабху наших дней, – ответил я. – Невозможно по-другому объяснить удивительные изменения, которые происходят в сердцах столь многих людей. И только по особой милости мы помогаем Шриле Прабхупаде в этом.

В ту ночь я отправился спать с глубоким удовлетворением в сердце.

Шрила Прабодхананда Сарасвати пишет:

“Дорогие Господу Гауре преданные счастливо наслаждаются играми на великолепном пути чистого преданного служения, – того служения, что приводило в замешательство великих святых прошлого, которое не постичь мирским разумом, которое не мог понять Шукадева Госвами, и которое милостивый Господь Кришна никогда не открывал даже Своему самому близкому другу”.

[ Шри Чайтанья-чандрамрита, глава 4, текст 1 ]