Светильники в сумке и Господь в моих ладонях

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 11. 2009-2011
  

В Индии я всегда присматриваю интересные предметы для пуджи, так что в один из дней в Джайпуре я отправился в антикварный магазин своего старого приятеля м-ра Шармы. Когда я зашел, он приветствовал меня, и мы присели поговорить.

- Есть что-нибудь интересное для меня? – спросил я.

- Да, – ответил он, – Я попридержал кое-что, что вы могли бы использовать для пуджи.

- Отлично! – сказал я.

М-р Шарма искал предметы в ящике своего стола, а мой взгляд скользил по комнате, пока не наткнулся на что-то вроде шалаграма-шилы, пылящейся на полке. Я подошел и, действительно, обнаружил прекрасную шалаграма-шилу, гладкую и сияющую, с красноватым зевом.

“Выглядит как Господь Нрисимхадева, – подумал я, – Нрисимхадева в мирном расположении духа”.

М-р Шарма начал показывать мне предметы для пуджи, – светильники, ложечки для ачамана и тарелочки. Они были неплохие, но ум мой влекло обратно к шалаграма-шиле.

- М-р Шарма, – сказал я, – Я заметил шалаграма-шилу вот там, на полке.

- А, это, – ответил он, взглянув на божество. – Это не продается.

- Он не “это”, – сказал я. – Согласно писаниям, шалаграма-шилы – божества. Они – Сам Верховный Господь.

М-р Шарма пожал плечами.

- Наверное, поэтому этому камню и поклонялись в царской семье Джайпура на протяжении нескольких столетий.

У меня перехватило дыхание.

- Что? – переспросил я.

- Шалаграм этот был в царской семье сотни лет, – сказал он. – Священники поклонялись ему от имени этой царской семьи. Одна из их дальних родственниц как-то принесла его вместе с множеством серебряных вещей. У нее наступили трудные времена, так что она распродавала часть своих ценностей. Она упомянула, что ее прабабушка рассказывала ей, насколько этот камень был почитаем, когда она сама еще была юной. Но ему не поклоняются уже давным-давно.

- М-р Шарма, – сказал я, – И этот шалаграм просто лежит здесь на старой полке, собирая пыль? Ему нужно поклоняться.

М-р Шарма пожал плечами и сказал:

- Я оставил его на удачу.

- Но Он божество, – сказал я. – Он Кришна. Если бы вы пригласили важного гостя к себе в магазин или домой, вы бы позаботились, чтобы хорошо его принять, – предложили бы удобно присесть, место для отдыха, какое-то угощение, – а что тогда говорить о самой важной личности во всех трех мирах, Господе Кришне. Если Он каким-то образом пришел в ваш магазин, вы не можете оставить Его восседать на полке.

М-р Шарма задумался.

- Я никогда не думал о нем вот так, – сказал он. – Когда шалаграм появился, я знал, что это важная вещь, из-за его истории. И от него исходил особый аромат, похожий на мускус или агуру. Там еще был сухой цветок, вставленный в засохшую сандаловую пасту, сверху шалаграма.

Он замолчал.

- Лучшее, что я могу делать – это регулярно протирать его от пыли, – сказал он.

- Но просто вытирать с Него пыль – это недостаточно, – сказал я. – Царская семья так не поступала. Явно, они почитали Его, как следует: предлагали масло агуру, сандаловую пасту, цветы.

М-р Шарма вновь лишь пожал плечами.

- Если вы не хотите поклоняться Ему, – сказал я, – по крайней мере, передайте Его в местный храм или священнику. Я мог бы спросить своего друга, Госвами в храме Радхи-Гопинатхи, не хочет ли он принять божество. Можно мне сделать это? У них при входе в храм есть маленький алтарь для шалаграмов.

- Нет, – произнес м-р Шарма. – Позвольте, я еще подумаю об этом.

- Да, хорошо, – ответил я. – Я вернусь завтра за одним или двумя из этих предметов для пуджи.

На следующий день я вернулся в магазинчик. М-р Шарма был занят другим посетителем, так что я стал смотреть, что еще за сокровища у него есть. Прежде всего, я хотел взглянуть на шалаграм, но когда подошел к пыльной полке, Его там не было.

М-р Шарма закончил со своим покупателем и подошел ко мне.

- Я решил отдать шалаграма-шилу Вам, – сказал он.

- Мне? – сказал я.

- Да, – сказал он.

Он вернулся к своему столу, открыл ящик, вынул шалаграма-шилу и вручил Его мне.

- Я думал над тем, что Вы вчера сказали, – начал он, – это исполнено глубокого смысла, особенно в том, что касается правильного приема гостей. Может быть, я и не знаток поклонения божествам, но я почтителен к членам бывшей царской семьи. Они – важная часть нашей истории и традиций. Если они думали, что поклонение этому шалаграму так важно, я сделаю так же. Я знаю вас много лет. Уверен, вы позаботитесь о шалаграме, как следует.

- Спасибо, м-р Шарма, – сказал я.

М-р Шарма улыбнулся.

- Но не забудьте о предметах для пуджи, которыми вы интересовались, – сказал он. – Они Вам понадобятся, чтобы поклоняться этому божеству.

Десять минут спустя я вышел из его магазина с принадлежностями для пуджи в сумке и Верховным Господом в ладонях.

“Это могло случиться лишь по беспричинной милости”, – говорил я себе, шагая по улице и качая головой.

Шрила Прабхупада пишет:

“По Своей беспричинной милости Верховная Личность Господа предстает перед нами, чтобы мы могли увидеть Его. Не обладая духовным видением, мы не можем созерцать Господа в Его вечном духовном теле, сач-чит-ананда-виграхе… Наши глаза могут видеть только материальные объекты, например, камень или дерево, поэтому Господь предстает перед нами в форме из камня и дерева, чтобы принимать наше поклонение в храме. Это не что иное, как проявление беспричинной милости Господа”.

[ Шримад-Бхагаватам, 5.3.9 комментарий ]