Атеист и ветер

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 11. 2009-2011
  

Большую часть зимы я провел во Вриндаване, занятый воспеванием и изучением шастр. Затем, в начале весны, отправился в Южную Африку, чтобы принять участие в нескольких проповеднических программах, включая Ратха-ятру в Дурбане.

Я также думал возобновить написание глав Дневника. Во Вриндаване я оставался в одном месте, так что для новых глав материала было мало. Несколько преданных написали мне, спрашивая, не прекратил ли я свою писательскую деятельность. “Хоть мне и очень нравится писать, – отвечал я, – надо подождать, пока случится что-нибудь интересное”.

И как только я покинул Индию, ждать долго не пришлось.

Прибыв в Йоханнесбург, я пересел на рейс до Дурбана. Меня впечатлила разнородность пассажиров в самолете.

“Мусульмане, индуисты, христиане, иудеи, – думал я, проходя к своему месту. – Потомки африканцев, европейцев и китайцев. Все здесь. Я рад вернуться в страну “радужной нации”!” *

Погода была прекрасной, как обычно в Южной Африке в апреле, и мы наслаждались приятным часовым перелетом к побережью. Но когда в двадцати километрах к северу от Дурбана мы делали круг над новым аэропортом, сильный порыв ветра встряхнул самолет.

“Ого! – подумал я. – Тревожный знак”.

Было слышно, как некоторые люди непроизвольно вскрикнули. Я огляделся. Одни пассажиры взволнованно переговаривались, другие сидели, напрягшись. Какой-то мужчина промокал пот со лба.

“Тоже встревожены”, – подумал я.

Через несколько секунд мы начали заходить на посадку, но чем больше снижались, тем яростней становился ветер. В какой-то момент самолет затрясло очень сильно. Я взял четки и стал повторять, сначала тихо, но затем, когда ветер стал еще сильнее, все громче и громче. Внезапно мужчина, сидящий около меня, заговорил.

- И Вы действительно думаете, что молитва Вас спасет? – спросил он.

Я повернулся к нему.

- Да, сэр, – ответил я. – Думаю.

Он слегка задрал нос.

- Хмм, – сказал он. – То есть, где-то там вверху, в небесах, Бог слушает Вас, так?

- Да, так, – ответил я.

- А Он уже спасал Вас когда-нибудь? – спросил он.

- Много раз, – сказал я. – Дважды в джунглях Амазонки, раз в Сараево, несколько раз на улицах Польши, и это далеко не все.

- Глупости все это! – выпалил он. – Вам просто повезло. Бог – это вымысел, плод вашего воображения.

Мы приближались к земле, и порывы ветра сотрясали самолет так, что часть пассажиров вцепились в подлокотники кресел. Внезапно порыв ветра ударил по самолету со страшной силой.

- Харе Кришна! – вскрикнул я.

- Иисусе! – выкрикнул мужчина через проход.

- Аллах Акбар! – крикнула женщина позади меня.

- О Господи! Господи Всемогущий! – кричали люди в конце самолета.

Мужчина около меня выругался.

Пилот увел самолет резко вверх и вправо. Через несколько мгновений мы были уже над ветром. Очевидно, приземляться было слишком опасно.

Мой сосед громко вздохнул.

- Были на грани, – сказал он.

Я улыбнулся.

- Да, – сказал я. – Госпожа Удача спасла нас.

- Очень смешно, – с сарказмом ответил он.

Пока мы кружили над аэропортом, ожидая возможности приземлиться, мужчина снова повернулся ко мне.

- Не молитва, – сказал он, – а наука и медицина спасают людей от болезней и страданий.

- Но, в конце концов, все умирают, – сказал я. – Наука лишь продлевает этот процесс. Только вернувшись в духовный мир, мы навсегда избавимся от страданий.

Через несколько минут, когда пилот развернулся, чтобы пойти на посадку, я вновь начал повторять мантру, на этот раз еще громче.

- Пустая трата сил, – буркнул мужчина.

Когда мы стали заходить на посадку, вдруг опять налетел ветер, и самолет снова затрясло. Я подумал, не слишком ли пилот рискует. И внезапно, когда до бетона взлетно-посадочной полосы оставалось метров тридцать, страшный порыв ветра так ударил самолет, что крики людей раздались снова.

- Харе Кришна! – воскликнул я.

Пилот вновь быстро увел самолет вверх. Я взглянул на своего соседа. Его трясло, и он стал белым, как привидение. Он дотронулся до моей руки.

- Тут есть пакеты… если тошнит? – произнес он дрожащим голосом.

Я достал пакет из кармана сиденья и протянул ему. Он молчал, вцепившись в спинку кресла перед собой.

- Говорит командир экипажа, – раздался голос из динамиков. Пожалуйста, сохраняйте спокойствие. Беспокоиться не о чем. Мы еще раз попытаемся сесть, и если не получится, вернемся назад в Йоханнесбург.

Люди заерзали в своих креслах. Через десять минут самолет снова начал снижаться. Мужчина покрылся испариной, крутил головой и вытирал лоб.

- О`кей, – выдавил он. – Какое имя Бога надо говорить?

- Любое подойдет, – сказал я. – Они все абсолютны.

- Да-да, хорошо, – сказал он. – Но Вы-то что твердите? Раз это столько раз Вам помогало.

- О, – сказал я. – Это “Харе Кришна”.

- Просто “Харе Кришна”? – сказал он.

- Ну, вообще-то там больше, – произнес я. – Всего там тридцать два слога.

Опять ветер начал трясти самолет.

- А можно поскорее, – сказал он. – Полностью мне произнесите.

- Хорошо, – сказал я. – Харе Кришна, Харе Кришна, Кришна Кришна, Харе Харе…

- Подождите! – перебил он. – Думаете, я все это запомню?

- Тогда просто говорите “Харе Кришна”, – сказал я, – и постарайтесь…

Прежде чем я успел закончить фразу, новый мощный порыв ветра ударил нас.

- Харе Кришна! – закричал мужчина.

Другие тоже кричали, но вдруг мы приземлились, и все успокоилось. Через мгновение мы уже катили к терминалу.

- Добро пожаловать в Дурбан, – раздался из динамиков голос командира экипажа. – Просим прощения за тяжёлый перелет.

Я подождал до полной остановки самолета, затем повернулся к соседу.

- Видите? – сказал я с улыбкой. – Это работает.

Он ничего не отвечал, просто смотрел в окно. Я подождал несколько секунд.

- Ну что? – сказал я. – Сейчас Вы верите, что Бог где-то там есть?

- Может быть, – сказал он, все еще глядя в окно.

- Что ж, – сказал я, – “может быть” лучше, чем “нет”.

- Я еще подумаю об этом, – сказал он, пока мы продвигались к выходу.

- Вот моя визитка, – сказал я. – Звоните в любое время, если захотите поговорить об этом.

- Да, – ответил он. – Может быть, позвоню. Это, в самом деле, было впечатляюще.

Я положил руку ему на плечо.

- Запомните, – сказал я и подмигнул, – Как говорят солдаты, в окопах атеистов нет.