Ваш новый мэр – просто чудо

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 11. 2009-2011
  

Весной Нандини даси составляла подробное расписание нашего летнего фестивального тура по Балтийскому побережью Польши. Все городские чиновники шли нам навстречу и даже соперничали, чтобы заполучить фестиваль в самый пик туристического сезона. В большинстве случаев Нандини просто посылала е-мэйл или звонила в городскую администрацию. А если это были города покрупнее, приезжала к ним лично.

Как-то утром, проснувшись, она поняла, что пропустила встречу с мэром одного крупного города.

- Со мной никогда раньше такого не было, – сказала она мне по телефону.

- Что будешь делать? – спросил я.

- Я звонила в приемную мэра целый день, но телефон не берут, – сказала она. – Поеду туда, посмотрю, что можно сделать.

Ранним утром следующего дня она отправилась в путь. Проехав шестьсот километров с юга Польши на север, она прибыла на Балтийское побережье поздно вечером. Утром, к открытию городской администрации, она была там. Взбежала по лестнице к приемной мэра и вошла.

- Мне была назначена встреча с мэром три дня назад, – сказала она секретарю, чуть отдышавшись. – И я совершенно забыла об этом. Мне очень жаль. Могу ли я увидеть его сейчас?

- Здесь многим назначено, – сказала секретарь, – Можете подождать, может быть, у него появится свободная минутка.

- Хорошо, – сказала Нандини, – Я подожду.

Секретарь стала просматривать папку Нандини.

- Я вижу, Вы насчет разрешения для Фестиваля Индии, – сказала она. – Не думаю, что шансы у вас велики. У нас новый мэр и, скажу я вам, настроен он не очень-то дружелюбно.

- А что случилось с прошлым мэром? – спросила Нандини.

- В этом году были выборы, – ответила секретарь. – Предыдущий мэр проиграл, хотя прослужил на этом посту двадцать шесть лет.

- Он был хорошим другом нашего фестиваля, – сказала Нандини.

- Что ж, этого вряд ли можно назвать чьим-либо другом, – сказала секретарь. – Я до сих пор не могу поверить, что он победил на выборах. Никогда даже не поздоровается, заходя утром в офис. Каждому посетителю уделяет по пять минут своего времени, хотя положено – десять. Просто спрашивает, чего они хотят, быстро отвечает, и в основном это “нет”. Редко кому удается побеседовать с ним. Ну, удачи вам, пани.

Перед кабинетом мэра была большая очередь. Спустя час Нандини забеспокоилась, – она договорилась о встречах в еще двух городах во время этой поездки. Поэтому она, улыбаясь и объясняя свою ситуацию, прошла к двери. Большинство людей относились с пониманием.

Вскоре из кабинета мэра появился очередной посетитель, он был хмур. “Даже не выслушал меня”, – пробурчал он. Не мешкая, Нандини вошла в кабинет мэра.

- Да? – произнес мэр, не поднимая головы.

- Господин мэр, – начала Нандини, – мы отчаянно нуждаемся в Вашей помощи. Мы запланировали провести в вашем городе Фестиваль Индии в июле, но до сих пор не получили ответа от администрации.

– Мы в этом не заинтересованы, – сказал мэр, подписывая какой-то документ.

Нандини стояла, не зная, что сказать.

- Ну какая польза будет нашему городу от вашего фестиваля? – сказал мэр, все еще не глядя на нее.

- Наш Фестиваль – культурное событие, – ответила Нандини. – Люди узнают об Индии, особенно о ее древней духовной традиции.

Мэр наконец-то поднял голову.

- И сколько вы собираетесь на этом заработать? – спросил он.

- Не в этом наша цель, – сказала Нандини. – Конечно, мы продаем пищу, еще что-то, но главная наша задача – просвещение людей о высших ценностях жизни.

Какое-то время мэр смотрел на нее, потом отложил ручку.

- Присядьте, – сказал он. – Расскажите мне подробнее о вашем мероприятии.

– Хорошо, – стала рассказывать Нандини. – У нас есть фотовыставки, в мельчайших подробностях рассказывающие о ведической церемонии бракосочетания, четырех сословиях общества, астрологии, защите коров, процессе сотворения, описании духовного мира и многом другом. У нас есть палатки с древними текстами на санскрите, переведенными на польский. Там демонстрируют йогу, рассказывают о перевоплощении и законах кармы, наносят индийский макияж. Есть ресторан с вегетарианской кухней. А на сцене идет пятичасовое представление, включающее пение имен Бога на санскрите в сопровождении музыкальных инструментов. Также…

- Достаточно, – прервал ее мэр. – Теперь расскажите мне что-нибудь о вашей философии.

Больше часа Нандини говорила о сознании Кришны и отвечала на многочисленные вопросы мэра. Наконец, он посмотрел на часы.

– Вот это да! – сказал он. – Почти обед. Можем продолжить наш разговор в другой день.

- Господин мэр, – сказала Нандини. – Прежде чем Вы уйдете, могу ли я поинтересоваться, даете ли Вы нам разрешение провести фестиваль?

Мэр мягко улыбнулся и кивнул.

- Да, – сказал он. – Конечно.

- Спасибо вам, – сказала Нандини.

Задержалась на мгновение и продолжила:

- Но есть одна проблема.

- Какая именно? – сказал мэр.

- Наше мероприятие достаточно масштабное, господин мэр, – сказала она. – И в городе есть только одна подходящая площадка. Это престижное место рядом с пешеходной дорожкой, ведущей к пляжу. Но у земли этой пять владельцев, и никто из них не жаждет предоставить нам территорию на три дня фестиваля.

Лицо мэра посерьезнело.

- Не беспокойтесь о них, – сказал он. – Считайте, что все улажено. Вы получили это место для своего фестиваля.

- Ох… господин мэр, – произнесла Нандини. – Я знаю, что прошу слишком многого, но не согласитесь ли Вы стать официальным покровителем нашего тура?

- Да, конечно, – сказал мэр. – Более того, муниципалитет будет рекламировать это событие.

- Хорошо, эээ… и еще, последнее, – сказала Нандини. – Я бы хотела…

- Можете не спрашивать, – остановил ее мэр. – Несомненно, я выступлю на открытии. Вот моя визитка, если понадобится что-то еще, можете звонить мне в любое время.

Нандини поднялась, чтобы выйти.

- Господин мэр, – сказала она, – Вы очень к нам добры.

- Да, – сказал мэр. – Потому что все остальные приходят сюда, чтобы получить что-то от нас. А вы пришли, чтобы дать, и дать нечто очень ценное.

Нандини вышла из кабинета, – люди, которые все еще ждали в коридоре, смотрели на нее. Когда она проходила мимо стола, секретарь наклонилась к ней.

- Почему вы были там так долго? – прошептала она. – Он ругал вас?

- Нет, – сказала Нандини. – Ваш новый мэр – просто чудо. Теперь он официальный покровитель нашего фестиваля.

Все подскочили, когда телефон выскользнул из рук секретаря и с грохотом упал на стол.

- Увидимся на фестивале, – улыбнулась Нандини.

Шрила Прабхупада пишет:

“Единственная наша надежда – воспевать Харе Кришна и так исправить всю ситуацию. Думаю, это возможно. Это проверено в Калькутте: наксалиты* были сильно настроены против проведения нашего фестиваля Харе Кришна, а позже стали симпатизировать и не причинили никакого вреда. Если мы всюду будем следовать тем же принципам… [власти] по всему миру будут благожелательны к распространению этого движения”.

[письмо Мадхудвише дасу, 15 сентября 1971]

* Повстанческая коммунистическая группировка, молодежь, бросавшая вызов существующему порядку в Индии; угрожающе вели себя на публичных лекциях Шрилы Прабхупады. Он настоял, чтобы ученики пригласили их к нему для разговора, несмотря на то, что они были непочтительны с Прабхупадой, и это было не безопасно. После того, как Шрила Прабхупада объяснил им Ведическую концепцию общества, с Кришной в центре, они согласились не создавать беспокойств (прим. перев.).