Лучший день моей жизни

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 13. 2012-2013
  

Памяти Нельсона Манделы
(прочитано на церемонии у мемориала Эдисон Пауэр Групп)
Дурбан, Южная Африка
6 декабря 2013

Дорогой Мадиба*,

С глубокой печалью узнал вчера о Вашем уходе из этого мира. Все мы, конечно, понимали, что Ваша кончина неминуема, но все-таки согласиться, что Вас больше нет с нами, оказалось трудно. С какой стороны ни посмотри, Вы были истинным лидером южноафриканцев: мудрым государственным деятелем и настоящим отцом великой нации, отважным борцом за свободу и самым неунывающим заключенным из всех, кого только знал свет. И при этом Вы были скромны, толерантны и мудры и, казалось, обладали бездонным всепрощением.

Список Ваших достоинств можно продолжать и продолжать, Мадиба. Но этим вечером я хотел бы обратиться к тому из них, которое считаю самым замечательным: способности проявлять ко всем и каждому, – независимо от их расы, религии или убеждений, – радушие Вашего руководства. Я испытал это на себе, когда Вы в 1997 году любезно приняли предложение от движения Харе Кришна стать почетным гостем на нашем фестивале «Дети радужной нации». 50 000 неугомонных детей участвовало в той длительной программе. И вот после того, как все закончилось, я вместе с многочисленными охранниками провожал Вас до машины.

Я, переживая, понравилось ли Вам, обратившись к Вам, спросил:

- Господин президент, понравился ли Вам фестиваль?

Вы остановились и, взяв обе мои руки в свои, ответили:

- Махараджа, это был лучший день моей жизни!

И вся тревога и усталость, которые я испытывал, все заботы и проблемы, связанные с организацией программы такого масштаба, мигом исчезли. Пока мы шли до автомобиля, Вы всё держали мою руку, а усевшись в машину, улыбнулись мне, будто говоря: «Всё хорошо». Я понял тогда, что Ваша сила – не только в Вашей способности к великим политическим деяниям, но также в Вашей доброте, сострадании и умении касаться сердец простых граждан, – даже иностранца вроде меня, пытающегося поддерживать Ваше стремление к социальному единству с помощью духовной идеологии.

Мадиба, у Вас было уникальное умение быть выше всех политических, этнических, религиозных и племенных барьеров – чтобы помогать гражданам страны воспринимать себя единым народом, южно-африканцами. Историки изучали (и продолжат изучать) Вашу способность не только прощать и реабилитировать врагов, но и задействовать их в переустройстве этой великой нации. Есть ли этому другой пример в новейшей истории мира? Не думаю: вряд ли найдется еще кто-то, способный на такие же самоотверженные усилия, что у Вас.

Однако такие люди, как Вы, должны быть у руля каждой страны и нации в мире, потому что Господь Кришна говорит в Своей Бхагавад-гите:

йад йад ачарати шрештхас / тат тад эветаро джанах
са йат праманам куруте / локас тад анувартате

«Что бы ни делал великий человек, обыкновенные люди придерживаются того же. И какие бы нормы он ни устанавливал своим поведением, весь мир следует им».

(Бхагавад-гита 3.21)

Мадиба, спасибо, что уделили часть своего драгоценного времени и поддержали такую простую душу, как я. Спасибо, что проявили заботу и участие, когда, спустя годы, мы встретились на рейсе из Йоханнесбурга на Маврикий. Я сидел в бизнес-классе, ожидая взлета, и тут на борту появились охранники и прокричали приказ – всем перейти в эконом-класс. Большинство пассажиров вскочив, удалились, я же замешкался, собирая свои многочисленные вещи. Начальник охраны кричал, чтобы я убирался, и тут в салон вошли Вы.

- Махараджа! Что за удовольствие встретиться с Вами в полете, – сказали Вы. – Пожалуйста, присаживайтесь рядом – пообщаемся, пока летим на Маврикий.

У охранника отвисла челюсть, а я подошел и сел рядом, через проход от Вас. Мы непринужденно поговорили какое-то время, и я ответил на Ваши расспросы о том, как движение Харе Кришна могло бы помочь людям в Южной Африке. Особенно Вас заинтересовала идея о том, что в стране наступил бы мир, если бы все понимали, что являются частичками одной огромной семьи Бога.

Когда мы почти прилетели, Вы сказали:

- Знаете, Махараджа, на том фестивале, что тогда организовало ваше движение, было действительно здорово. У меня до сих пор перед глазами улыбки всех тех тысяч детей.

- Да, Мадиба, – сказал я, – это вошло в историю.

Мадиба, те, кто собрались здесь сегодня, едины с народом этой нации и обещают продолжать великое дело, которое Вы начали: защиту и объединение всех, кто живет на этой земле.

И в заключение хочу сказать, что оказаться частью Вашей жизни – большая честь для меня. И большая честь для меня – быть частью истории великой нации Южной Африки.

С глубокой признательностью,
Индрадьюмна Свами


 

______________________
* Madiba – уважительное обращение к Нельсону Манделе, по имени его народности (прим. перев.)