Необычные люди и необычный парк

Главная > Дневники странствующего монаха > Том 12. 2011-2012
   место: Бразилия

Наш двенадцатичасовой перелет из Лондона заканчивался, мы подлетали к северу Бразилии. Я смотрел из окна самолета на ярко-оранжевое зарево горизонта и едва различимую в дымке раннего утра зелень пышного тропического леса в одиннадцати тысячах метров под нами. «Совсем как в 1988», – подумал я.

Многое изменилось с моего первого посещения Бразилии двадцать три года тому назад. Прежде всего, я стал старее. Тогда я был в рассвете сил, полным отваги и энтузиазма, для того чтобы проложить дорогу сознанию Кришны в Амазонских джунглях. «Не уверен, что проделал бы это снова», – думал я, посмеиваясь про себя и вспоминая свои встречи с пираньями, зыбучими песками, дизентерией и чуть ли не со смертью.

Да и Бразилия изменилась. Будучи тогда страной с бедствующей экономикой, сейчас она становится мировым центром деловой активности.

Командир развернул самолет вдоль побережья на юг, к Сан-Паулу в четырех часах полета, а я думал о своем подношении Шриле Прабхупаде, которое написал ему сразу после своих приключений на Амазонке:

“По городам, лесам, деревням и поселкам
я странствовал, повторяя посланье Ваше,
рассказывая о милости, о том, как Вы,
освобождая падших и несчастных, добры.

Летом, в джунглях далеко на юге пришла
болезнь, и побывал я на пороге смерти.
Но Ваша спасительная милость и булава
Нрисимхи хранили меня и защищали от всего.

И как же счастлив я служить Вам дальше,
всегда так проповедуя в пути.
Как остается чист всегда реки поток,
молюсь я быть всегда таким же чистым.

В счастье, в беде, в жару ли, в холод,
пока я вдохновлен, и полон сил, и молод,
хочу продолжать сражаться, делясь
Вашим посланьем, как Вы меня просили”.

И хотя я уже не молод и не полон сил, но все так же вдохновлен продолжать распространение сознания Кришны, как и в свой первый приезд в Бразилию. После успеха нашего прошлогоднего фестиваля я вернулся с группой из двадцати пяти талантливых преданных, чтобы на протяжении семи недель распространять нектар святых Имен по всей стране.

Долгий рейс наконец-то приземлился в Сан-Паулу. Я прошел иммиграционный контроль и таможню и удивился тому, что вдохновенным киртаном меня встречала большая группа детей с учителями.

- Добро пожаловать в Бразилию снова, – приветствовал меня Вайкунтха-мурти дас. – Это дети из школы «Бхакти», нашей официально зарегистрированной государственной школы неподалеку от Сан-Паулу.

- У вас же должно быть лишь несколько семей в этом регионе, – сказал я. – Сколько же здесь детей?

- Пятьдесят шесть, – ответил Вайкунтха-мурти. – Но ни у одного из них родители преданными не являются. Фактически, отцы большей части этих детей в тюрьме.

- В тюрьме? – сказал я.

- Да, – ответил Вайкунтха-мурти. – Школа эта в Франко-де-Роча, в фавеле.

- В фавеле? – переспросил я.

- Это как трущобы, только еще беднее и неблагополучнее. Фавела в Франко-де-Роча – одна из самых криминогенных в Бразилии. Несколько лет назад мы открыли там маленький храм, чтобы местные дети могли приходить каждый день после школы и по выходным. В итоге многие начали практиковать сознание Кришны, и мы решили открыть гурукулу.

- В последнее время произошло несколько инцидентов, показавших, насколько местные жители благодарны за школу. В прошлом месяце вор вынес светильник из классной комнаты, и директор обнаружил его выставленным в ломбарде. Когда он сказал хозяину магазина, что это лампа из школы Харе Кришна, тот подозвал вора, который как раз оказался неподалеку и жестко выбранил его. Сказал, что никогда не возьмет ничего, что было украдено у преданных.

- Он вернул лампу и принудил вора встать на колени и извиниться. А несколько месяцев тому назад жена местного нарко-барона отдала в школу свою десятилетнюю дочку. Она носит в школе сари, повторяет джапу на четках, и является строгой вегетарианкой. А мама каждый месяц приходит на родительские собрания.

Вайкунтха-мурти с любовью смотрел на поющих и танцующих детей.

- Все они примерные преданные, – сказал он. – Серьезно относятся и к учебе, и к своему сознанию Кришны.

- Это удивительно, учитывая, что они из такой непростой среды, – сказал я.

- О страданиях они знают не понаслышке, – продолжал Вайкунтха-мурти. – Поэтому и благодарны за счастье, что нашли в сознании Кришны. Они не воспринимают его легкомысленно.

Дети, всю дорогу воспевая, проводили меня до машины, и мы поехали на квартиру, где я должен был остановиться.

Путешествие вымотало меня, но ночью я не мог заснуть из-за смены часовых поясов. Утром я планировал встретиться с преданными, которые съехались со всех уголков мира. Мы собрались на короткое совещание с Джаятамом дасом и Нандини даси. Они организовывали все моменты фестиваля, включая переезды и размещение во всех тех городах, где мы должны были выступать.

Позже утром я попросил местного преданного, бхакту Джона, отвезти меня в какой-нибудь парк, где я мог бы воспевать свои круги.

- Если я не начну воспевать, я просто засну, – сказал я. – И хотелось бы повторять в умиротворенном тихом месте, в какой-то зеленой зоне. Я месяцами в дороге. Какое-нибудь место в гуне благости приведет меня в порядок.

- Можно поехать за город, – сказал бхакта Джон, – но это займет несколько часов: в Сан-Паулу плотное движение. Так что отправимся в маленький тропический лес в центре города.

- Здесь посреди города есть джунгли? – спросил я.

- Да, – ответил он, – прямо в центре. Это, наверное, самая дорогая земля в городе. Основатели оставили ее нетронутой, чтобы люди могли отдыхать в тишине от толчеи и суматохи городской жизни. Веками там все сохраняется нетронутым. Сможете посмотреть, что собой представляла Бразилия до того, как ее начали осваивать.

- Хотелось бы взглянуть, – ответил я.

Мы отправились на прогулку, и я вытащил свой ай-фон, чтобы сделать звонок.

- Будьте осторожны, Махарадж, – сказал бхакта Джон, – в Бразилии полно отчаявшихся бедняков, которым будет за счастье украсть такой телефон. Но если какой-нибудь негодяй будет что-то требовать, и ему сказать, что вы из Харе Кришна, он отстанет. Это срабатывало много раз.

- Правда? – спросил я.

- Да, – ответил бхакта Джон. – Бедняки благодарны преданным за харинамы и раздачу прасада. Так что преданных обычно не обкрадывают.

Пройдя вниз по улице несколько сотен метров, мы подошли к моллу*.

- Зайдем, посмотрим? – сказал я.

- Вам что-нибудь нужно? – спросил бхакта Джон.

- Нет, – ответил я, – но мне нравится общаться с людьми в разных странах. Нравится разговаривать с ними, гуляя по улицам. Это хороший способ понять страну, как в ней лучше представлять сознание Кришны.

Только мы вошли в молл, как к нам подошла группа тинэйджеров.

- О, – сказал один из них, – а можно с Вами сфотографироваться?

- Конечно, – ответил я.

Они окружили меня, и один из друзей начал щелкать один кадр за другим.

- Преданных в Бразилии уважают, – сказал бхакта Джон. – У нас хороший имидж, а те, кто ничего о нас не знают, всегда интересуются.

Чистильщик обуви улыбнулся нам и что-то сказал своим приятелям. Те закачали головами в знак уважения.

- Что он им сказал? – поинтересовался я у бхакты Джона.

- Он сказал: «Вот чистый человек», и что чистота для человека – главнейшее качество.

Я развернулся и пошел обратно, к чистильщику.

- Спасибо за Ваше замечание, – сказал я, – но я не чистый.

- Но Вы ведете чистую жизнь, – ответил он, улыбнувшись. – Это видно по Вашей одежде и манерам.

- Я только стараюсь жить чистой жизнью, – сказал я.

- И это делает Вас чище, чем мы, – сказал он. Друзья его, соглашаясь, кивали.

- Спасибо, – сказал я. – Я постараюсь быть достойным Ваших слов.

- Можем ли мы что-нибудь сделать для Вас? – спросил один из них.

Я был тронут.

- Да, – сказал я. – Пожалуйста, помолитесь обо мне.

Мы с бхактой Джоном отправились на эскалаторе вниз.

- По одному только этому случаю, – сказал я ему, – видно, что люди, в основном, благочестивы.

Этажом ниже молодая женщина продавала в киоске ювелирные украшения.

- Сэр, – позвала она меня, – можно ли с Вами поговорить?

Я подошел к ней:

- Да.

- Могли бы Вы дать имя моему малышу? – спросила она.

Я огляделся в поисках ребенка.

- А где малыш? – сказал я.

Она покраснела и произнесла:

- Еще у меня в животе.

- Она, что, это всерьез? – уточнил я у бхакты Джона.

- Похоже на то, – сказал он.

- Я же совершенно посторонний человек, – сказал я. – Почему Вы хотите, чтобы я дал имя Вашему еще не рожденному дитя?

- Потому что Вы человек от Бога, – сказала она. – Если Вы дадите имя, ребенок будет благословлен.

Я чувствовал себя недостойным такого замечания, но не хотелось и разочаровывать ее.

- Дайте подумать немного, – сказал я. – Ваш малыш – мальчик или девочка?

- Мальчик, – сказала она. – О, вот и муж идет.

- Альберто! – воскликнула она. – Этот монах даст имя нашему ребенку!

- Замечательно! – сказал Альберто. И они оба стали смотреть на меня в ожидании.

- Мы назовем его Рама дас, – сказал я, наконец.

- Как красиво, – сказала женщина. – А что это значит?

- Рама – это имя Бога в Ведических писаниях Индии, – сказал я. – Он явился в этом мире, чтобы защитить праведников и восстановить религиозные принципы.

- Великолепное имя, – сказал Альберто.

- «Дас» означает «слуга», – сказал я. – Так что «Рама дас» означает «слуга Бога».

- Не знаем, как Вас и благодарить, – сказала женщина. Я записал имя на листочке и отдал ей.

- Вот это да! – сказал я бхакте Джону, когда мы отошли. – Никогда не встречался ни с чем подобным.

Он улыбался.

- Думаю, в Бразилии Вы повстречаете еще много сюрпризов, – сказал он.

- Правда? – сказал я. – Может быть, найдем и золотой клад Раваны?

- Какой клад? – спросил бхакта Джон.

- В четвертой Песни «Шримад-Бхагаватам» – стал объяснять я, – Шрила Прабхупада пишет, что Равана был великим преданным Господа Шивы. В результате он получил благословения Дурги, и царство его на Ланке было возведено из золота. Шрила Прабхупада говорил, что в историях Пуран есть намеки на то, что Бразилия была частью царства Раваны. И золото в огромных количествах по тоннелю поставлялось отсюда на Ланку.

- Как бы нам разыскать остатки тех золотых сокровищ? – проговорил с озорной улыбкой бхакта Джон.

- Без понятия, – сказал я. – Но Шрила Прабхупада дал Бразилии более серьезное сокровище: воспевание святых имен Кришны.

Мы уже выходили из молла, когда к нам подошел молодой человек, на вид ему было чуть за тридцать.

- Добрый день, джентльмены, – произнес он. – Рад встрече с вами.

Он показал на свой бэйджик «Спасите детей».

- Мы работаем совместно с бразильским правительством, – сказал он. – Собираем пожертвования, чтобы отправлять в школы детей бедняков.

- Замечательно, – сказал я. – У нашей организации есть школа для пятидесяти шести бедных детей, около Сан-Паулу.

- А где именно? – спросил он.

- В фавеле Франко-де-Роча, – сказал я.

У него округлились глаза.

- Франко-де-Роча! – воскликнул он. – Это же одна из самых опасных фавел Бразилии.

- Да, так, – сказал я. – Но местные ценят наши старания, так что там не так уж плохо.

- Знаете, – сказал он, – наша организация готова помогать любой школе, которая добилась успеха, помогая бедным и нуждающимся. По нашей рекомендации правительство Бразилии часто выдает гранты таким школам. Может быть, мы сможем устроить грант и для вашей школы.

- Это было бы замечательно, – сказал я, – Вот моя визитка. Пожалуйста, свяжитесь со мной, чтобы обсудить, как мы могли бы посотрудничать.

- Как забавно, – сказал он. – Я остановил вас, чтобы попросить небольшое пожертвование, а закончилось тем, что сам предлагаю большую помощь вам.

- Бразилия полна сюрпризов, – сказал я, пожимая ему руку.

Мы подъехали к небольшому тропическому лесу. «Парк Трианон основан в 1792 году» – гласила вывеска на входе. Грохот города стих и остался позади, а мы пошли вглубь парка вдоль папоротников, кустарника и цветущих зарослей.

Прелесть парка зачаровала меня: выглядело все так, будто я оказался в Сатья-юге. Огромные деревья, – некоторые, как гласили таблички на дорожках, возрастом более четырехсот лет, – вздымались высоко в небо. Стайки маленьких обезьян скакали под пологом леса, а попугаи и другие красочные птицы перекликались и порхали меж деревьев.

- Представляю, как это было в древние времена, – сказал я, – когда все это простиралось на тысячи миль. Вспоминаешь пословицу «Бог сотворил деревню, а человек – город». Присядем здесь, будем просто повторять мантру на четках.

Я сосредоточился на воспевании святых Имен. Усталость моя и истощенность в этой возвышенной атмосфере постепенно ушли, я чувствовал себя посвежевшим и полным сил. После примерно часа воспевания мы с бхактой Джоном отправились дальше вглубь джунглей.

- Такие парки были важной частью планировки Ведических городов, – сказал я.

Поискав в ай-фоновском приложении Pocket Vedas цитаты из «Шримад-Бхагаватам», я прочел вслух обнаруженный стих:

сарварту-сарва-вибхава
пунйа-врикша-латашрамаих
удйанопаванарамаир
врита-падмакара-шрийам

«В любое время года город Дварака-пури был полон благодатных даров. Там были и ашрамы отшельников, и фруктовые сады, и цветники, и парки с водоемами, полными лотосов» [ «Шримад-Бхагаватам» 1.11.12 ].

- Здесь какое-то волшебное место, – сказал я. – Следующие шесть недель Сан-Паулу будет нашим центром, и всякий раз, когда мы будем возвращаться с фестивалей, я хотел бы приходить сюда.

- А я хотел бы привозить Вас сюда снова и снова, – сказал бхакта Джон.

Когда мы покидали святилище леса, было чувство, будто мы возвращаемся в современный мир. В доказательство зазвонил мой телефон.

Это была Нандини даси. «Гурудев, – сказала она, – напоминаю, что вечером у группы два газетных интервью и телевизионная программа». Я повернулся к бхакте Джону.

- Нам нужно срочно возвращаться, – сказал я.

Мы вошли в телестудию ток-шоу всего за несколько минут до начала. И прежде, чем шоу началось, еще немного поговорили с нашей ведущей.

- Скажите, – произнесла она, – что заставило Вас приехать в Бразилию в третий раз?

На мгновение я задумался.

- Люди, – сказал я, наконец. – Среди всех, кто мне встречался, бразильцы проявляют интерес к сознанию Кришны так, как больше никто в мире.

- Я вижу, впереди Вас ждет очень напряженное расписание, – сказала ведущая. – Вы собираетесь посетить большинство наших крупных городов. Бразилия – протяженная страна. Вы уверены, что сможете охватить ее?

- Что ж, мне шестьдесят, – сказал я. – Но я смогу объехать страну, если буду время от времени делать перерывы.

Она улыбнулась.

- В Бразилии много прекрасных мест, – сказала она. – Где Вы думаете отдыхать?

- В Трианон-парке, – сказал я.

- В Трианон-парке? – сказала она. – В наших маленьких джунглях в центре города?

-Да, – сказал я. – Завораживающее место. Я побывал там сегодня днем и чувствую себя полностью восстановленным. Планирую возвращаться туда так часто, как только смогу. Основать этот парк было блестящей идеей отцов города.

Шрила Прабхупада пишет:

«Совершенства человеческой цивилизации можно достичь, если использовать дары природы по назначению. По этому описанию богатств Двараки можно судить о том, что она была окружена цветниками и фруктовыми садами, а также водоемами с произрастающими в них лотосами… Мы узнаем, что вся дхама, то есть место, где жили люди, была окружена такими садами и парками с цветущими лотосами в водоемах… Человеческая энергия должна использоваться по назначению, для развития в людях возвышенных чувств, необходимых для постижения духовного, – это ключ к решению всех проблем бытия. Фрукты, цветы, прекрасные сады, парки, водоемы с утками и лебедями, играющими среди лотосов, и коровы, дающие достаточно молока и масла, – все это необходимо для развития в человеческом теле тонких тканей… Дварака-дхама, как она описывается в этом стихе, – идеал человеческой цивилизации».

[ «Шримад-Бхагаватам» 1.11.12, комментарий ]

* Молл – крупный торговый комплекс, внутри которого находятся магазины (прим. перев.).

Дневник на английском:
https://www.facebook.com/notes/indradyumna-swami/diary-of-a-traveling-monk-volume-12-chapter-2/10150346344662124/​

Фотоальбом "Singing in Salvador" Бразилия. Ноябрь 2011:
https://www.facebook.com/indradyumna/media_set?set=a.2125869069255.2101987.1321748113&type=3